Ирина Чайковская: «Мы хотим, чтобы творчество не кончалось»

 
Ирина Чайковская – прозаик, драматург, преподаватель-славист и главный редактор интернет-журнала «Чайка». 5 мая состоится зум-спектакль «Зуб Шамана» по её рассказу о трагической любви в семье Александра Герцена. Мы поговорили с автором спектакля и узнали, как проходила подготовка к выпуску онлайн-премьеры.

–  Ирина, спектакль «Зуб Шамана» основан на вашем одноименном рассказе из сборника «Возвратная горячка». Как вы пришли к теме любовной трагедии семьи Герценых?

–  Я очень люблю Герцена,  в круг моих академических интересов уже больше 20 лет входит Тургенев, а вместе с ним его друзья-писатели.   Естественно,  я читала переписку Тургенева с Герценом, видела их близость,  заинтересовала меня и судьба Герцена. Когда я приезжала в Москву, непременно общалась с Еленой Чуковской, дочкой Лидии Корнеевны, с которой я, еще живя в России, переписывалась.  И Елена Цезаревна как-то со мной поделилась тем, что от ее мамы осталось много материалов по Герцену, но сейчас эта тема не востребована и она даже не знает, кому их отдать. Помочь я ей не  могла, никого не знала из литературоведов, занимающихся Герценом.  Потом,  оказавшись в Америке, в Бостоне, мы подружились  с семьей Наума Моисеевича Коржавина. Его жена, Любочка, или как он звал ее, Любаня, филолог,  преподававшая в американском университете, очень любила Герцена  и собирала книги о нем.  И, когда я задумывала рассказ о его жизни, она мне ссудила несколько книг на английском языке с письмами,  которые прямо перевернули  некоторые мои представления.

Получился рассказ «Зуб Шамана» о трагической странице в судьбе замечательного человека, известного по всему миру, во всей Европе прославленного. Герцена знают повсюду как прекрасного писателя. Но не все знают, что в его известнейшем  мемуаре «Былое и думы», к сожалению, далеко не во всех его изданиях, есть глава «Кружение сердца», в которой рассказывается история соблазнения Натальи Герцен «коварным» поэтом Георгом Гервегом. Мой рассказ дает свой взгляд на эти сложные события. Я подумала, что есть смысл, опираясь на письма Натали и Георга Гервега,   показать другую историю, записанную не со слов обманутого мужа: обычно мужчина рассказывает по-своему, и мы чаще всего слышим именно мужскую трактовку, ведь писатели-мужчины дают только свою оценку происходящего. И если они говорят о женщинах, тем более близких, то рассказывают  то и так,  как видится им.  У Александра Ивановича в мемуаре в итоге жена к нему возвращается, происходит их примирение. Но переписка двоих, проходившая  за спиной Герцена, говорит о другом.

В «Зубе Шамана»  мне хотелось показать разные стороны ситуации и разных перосонажей: Наталью Герцен,  страстно полюбившую  немецкого поэта,  в то время как для него эта связь была еще одной интрижкой в цепи подобных, а также Эмму Гервег,  его жену, и Марию Рейхель, близкую подругу самого Александра Герцена. Наталья Александровна – женщина тяжелой судьбы,  мало видевшая счастья. Она умерла в 35 лет. Она так хотела любви. Наталья Герцен жила в пору Жорж Санд, ее романов, ее новых идей в сфере женского раскрепощения... ей  так хотелось испытать что-то подобное. Я не знаю, что зрители нашей инсценировки будут чувствовать по отношению к этой женщине, я же испытывала бесконечную жалость и бесконечную симпатию.

–  Почему вы решили вернуться к этому материалу и даже сделать по нему спектакль?

–  У нас есть замечательная актриса Анна Варпаховская, которая живет в Канаде. Она участвовала и в наших прошлых зум-проектах: мы ставили антивоенный спектакль «Звездные мальчики», а также инсценировку моего рассказа «Полинетта». Во всех спектаклях Аня становилась партнершей Бориса Казинца, великолепного актера, руководителя «Театра русской классики» в Вашингтоне, лауреата премии «Звезда Театрала». В спектакле «Полинетта», о судьбе внебрачной дочери Тургенева, Борис Михайлович исполнил роль Анненкова, друга писателя. А Аня Варпаховская сыграла все остальные роли: 16-летнюю девочку Полинетту, Полину Виардо, сыграла и маму Виардо, Хоакину, — все женские роли у нее получились прекрасно. Поэтому, когда мы стали думать о следующем проекте, Аня предложила найти спектакль, где была бы возможность воплотить сразу несколько разных женских образов. И в «Зубе Шамана» Анна Варпаховская играет всех трех героинь. Да и  Натали у нее  разная в нескольких сценах: влюбленная, в угаре любви, и умирающая, сознающая, какую травму она нанесла мужу. Мы постараемся все эти образы пронести в нашей премьере.

– Какие особенности у показа спектакля в онлайн-формате? Есть какие-то сложности или, наоборот, преимущества?

– Это только осваиваемый нами и, наверное, не только нами, а вообще в мире, жанр театрального искусства. Мы начали во время ковида, когда была необходимость что-то делать. И мы объединили людей из разных городов и даже стран: Борис Казинец и мы с мужем в  Большом Вашингтоне, Анна Варпаховская в Канаде, наши  «Звездные мальчики»,  Егор и Захар, живут в Бостоне и прямо в день нашей премьеры приехали в Нью-Йорк, так как  после нашего зум-спектакля должны были  играть в Карнеги-холле. Могли бы мы это сделать, если бы спектакль шел на сцене? Нет, конечно! Мы можем объединиться только в интернете.

Борису Михайловичу скоро исполнится  94 года. Возможно, на сцене он не смог бы уже играть с такой силой и такой отдачей, а наши репетиции в  буквальном смысле проходят у него дома! Много времени обычно тратится на подготовку, перемещения, репетиции, а в нашем случае этого неполезного времени гораздо меньше. Главная сложность же заключается в том, что некоторым нашим зрителям не хватает движения. На экране мы сохраняем взаимодействие, но это все только лица, лица! Правда, крупный план лиц  настоящих артистов дорогого стоит!  В этом смысле  отзывы разные: кто-то говорит, что  движения нет, а другие чувствуют, что движение есть, но внутри, оно заложено в спектакль.

Зум-спектакли – это непросто. У нас нет особой техники. Поэтому на самой, в общем-то, примитивной технике мой муж, Алекс Марин, химфизик, работающий в лаборатории Мэрилендского университета,  после «основной работы»  берется за разные другие вещи.  Мы вместе делаем интернет журнал ЧАЙКА, выпускаем бумажные Альманахи, и вот сейчас уже несколько лет, как занимаемся зум-театром.

– С какими артистами мы работаете?

– У нас все участники люди необыкновенные! И если начать рассказывать о наших актёрах, просто можно, наверное, поэму сложить. Например, о Борисе Михайловиче Казинце, который с необыкновенной отдачей занимается своим любимом делом.  О нем и о его жене и музе Светочке! Борис Михайлович не бросил театр, как многие другие, после переезда в Америку. Он сделал свой театр - «Театр русской классики»,  получил  «Звезду Театрала» в 2017 году.
Анне Варпаховской, этой удивительной женщине,  тоже можно спеть гимн. Когда она с мужем приехала в Канаду, то организовала там Театр им. Леонида Варпаховского на русском языке и к работе в нем привлекла и Бориса Михайловича, и многих других актеров из России. Вот такая замечательная дочь своего отца-режиссера,  его именем назвавшая свой театр. Надо сказать, что Аня не устает прославлять отца и рассказывать об его на редкость тяжелой судьбе. Он три раза был в ссылке, попал на Колыму, еле выжил при  тяжелейших обстоятельствах. И Аня, кстати, родившаяся на Колыме, в Магадане,  описала эти события в своем киносценарии  «Колыма, Колыма, чудная планета». Он печатался в нашем журнале.

Еще один наш артист – Ефим Сомин, он в спектакле «Зуб Шамана» исполняет роли того самого поэта Гервега и Адольфа Рейхеля, мужа Марии. Я думаю, что в наших проектах он нашел свое актерское призвание, ведь у него нет профессионального образования, хоть он и играл во многих  американских фильмах и в самодеятельных театрах. В спектакле вы услышите, как он  прекрасно говорит по-французски,  читает стихи на немецком, ведь Фима – настоящий полиглот. Мне кажется, что все принимающие участие в наших спектаклях артисты - люди необыкновенные. И обо всех, как вы видите, я могу  рассказывать без остановок.

– Какой еще онлайн-спектакль вы бы хотели поставить таким составом?

– У меня на примете есть экспериментальная пьеса «Посланник богов». Она о юноше, который в год столетней годовщины смерти Льва Толстого спускается на землю с другой планеты, неся в себе  «клеточку»  Толстого. Этот юноша послан своими родственниками, чтобы посмотреть, что стало с Землей за последние сто лет. А сам он говорит исключительно «литературно», белым стихом. И здесь его заставляют переучиваться, быть таким, как все. Такая фантастическая у меня придумка. И, вероятно, это будет сложно воплотить. Я пока не делилась своими планами с актерами. Но, честно говоря, материал есть, он интересный, и мы всегда в нетерпении! Как только заканчиваем один проект,  все сразу горят желанием продолжать. Мы хотим, чтобы творчество не кончалось. Вот у Бориса Михайловича вообще остановки нет, понимаете? Он не может просто отдыхать, сразу после премьеры он спрашивает: «А что дальше?» Наверно, так происходит у всех театральных людей, которые живут творчеством.


Поделиться в социальных сетях:




//Popup window

Разыгрываем билеты на кинопремьеру спектакля с Евгением Цыгановым «Я — Сергей Образцов» в ВК и Telegram!

Переходите в наш Telegram и участвуйте!

Переходите в наш ВК и участвуйте!