Татьяна Дербенёва-Якобсен (Дания): «Как я могу их бросить?!»

 
Датский русский театр «Диалог» в конце сентября прошлого года вынужден был покинуть Российский центр науки и культуры, в здании которого располагался много лет. Художественный руководитель театра Татьяна Дербенева-Якобсен рассказала «Театралу», что ее театр продолжает бороться за существование и нуждается в финансовой поддержке.

– Татьяна, что-нибудь изменилось с тех пор, как ваш театр потерял помещение, в котором раньше находился?

– Нет, к сожалению. Русские театры в Европе оказались в сложной ситуации. Российский центр науки и культуры в Копенгагене, где мы работали 23 сезона, был вынужден закрыться. Сейчас все Российские центры за рубежом переименованы в Русские дома.
rnВ настоящее время у нашего театра пять спектаклей, которые мы показываем зрителям. И, в первую очередь, после закрытия Центра мы перевозили большой запас костюмов, декораций, реквизита. В этом нам очень помогли родители детей, которые занимаются в нашей детской театральной студии «Синяя птица». Сначала была паника выселения, мы усиленно думали, что нам делать дальше, потому что театр существует много лет и закрывать его мы не хотим.

Сейчас финансовая ситуация настолько непростая, что я стала создавать моноспектакли, чтобы можно было гастролировать. В Дании сейчас замечательный российский посол, Владимир Барбин, и благодаря его помощи нам дают машину, и мы возим наши спектакли по всей стране.

На сегодняшний момент мы готовим спектакль по мотивам пьесы российского драматурга Владимира Малягина. Он написал для нашего театра пьесу, которая называется «Я вас любил», о жизни Александра Сергеевича Пушкина. Актер, который должен был играть Пушкина, Эвклид Кюрдзидис, отказался участвовать в спектакле, и мы нашли артиста из Норвегии, который роскошно говорит по-русски, он окончил Школу-студию МХАТ. Режиссер постановки ставит у нас не первый спектакль, Екатерина Пастухова сейчас работает в Финляндии. Премьеру планируем выпустить 10 марта.

– Где же вы репетируете?

– Как только нас выселили, я пошла к председателю датского актерского профсоюза. И нам бесплатно предоставили залы, где мы репетировали спектакль «Я вас любил», там же я занимаюсь с детьми.

– Где вы планируете показывать свои спектакли?

– Мы будем снимать помещение, чтобы сыграть спектакль один-два раза. Самая главная сложность сейчас в том, что мы лишились финансирования. Раньше нас поддерживало Правительство Москвы, российские фонды. С давних времен, еще со времен Юрия Лужкова, театру помогала только Россия, потому что в Дании мы особо никому не нужны, мы работаем для русскоязычной публики.

– Каким образом вы планируете сохранять театр в условиях, в которых оказались?

– Вы не представляете, как наш театр востребован! Когда мы должны были сыграть премьеру «Подлинной истории фрёкен Хильдур Бок, ровесницы века» в апреле прошлого года, нам пообещали предоставить сцену маленького датского театра. Мы были готовы, оставалось 5-6 дней до премьеры. В результате в этом театре мы не выступили, не разрешили показать спектакль на русском языке почти в центре Копенгагена. Российский центр официально был уже закрыт, хотя мы там репетировали, выпускали, не вывешивая афиши. Но мы за пять дней собрали почти полный зал, написав приглашение на странице в социальной сети.

У нас есть друзья в разных странах, мы ездим к ним на фестивали. Например, я была в Болгарии на фестивале, там не закрыт Российский центр и работает театр. В Будапеште у моей подруги Зинаиды Соколовой-Зихерман любительский театр.

– Где вы находите поддержку в такой непростой ситуации?

– Я чувствую большую поддержку. Некоторое время назад мне позвонили из Правительства Москвы и предложили поехать в декабре в Дубай на конференцию для деятелей культуры, руководителей русских школ со всего мира. Я получила удовольствие от встречи с теми, кого много лет не видела. В основном там были детские русские театры. Я даже не знала, что есть русские клубы в Камеруне, в Марокко, где есть и театр, и русская школа. Честь и хвала людям, которые все это создают.

Это была очень важная встреча для работающих в области русского языка и русской культуры за рубежом. Ни одна страна, в которой мы оказались, не будет сейчас финансировать русский театр или школу русского языка, хотя в Копенгагене есть муниципальная школа с классом русского языка. Если мы не найдём финансирования, театр не сможет работать, ведь за площадки для премьер нужно платить аренду.

Нашей детской студии много лет. И дети, которые ее окончили, поступили в университет и помогали перевозить наш театр в момент, когда мы остались без крыши над головой. Мы остались друзьями на всю жизнь. Они полюбили театр, русский язык, русскую культуру. Они разных национальностей. Чаще всего из датско-российских семей, где папа – датчанин, мама – русская. Одна девочка ездила к нам по субботам на занятия в театр из Швеции! Все эти люди ушли во взрослый мир с любовью к русскому театру, к русскому языку. Я считаю, что это почти подвижническая деятельность моих коллег, которые работают по всему миру.

– Чего удалось достичь вашему театру за годы работы?

– Прежде всего я горжусь нашими режиссерами, актерами и пьесами, которые мы ставили. Мы выпускали один, максимум два спектакля в сезон. Хочу сказать про Аллу Валентиновну Зорину, которую мы будем помнить, любить всю нашу оставшуюся жизнь, потому что с ней связано очень многое в нашем театре. Мы назвали ее ангелом-хранителем. Она – профессиональный режиссер, поставила у нас три спектакля, это наши лучшие спектакли. Вместе с ней мы делали проект «Играем Арбузова». Она поставила «В этом милом старом доме» по пьесе Арбузова и «Старомодную комедию», в которой я играю. Два спектакля мы сыграли в Москве в новогодние праздники. Мы выступали в театре в Лианозово и в одинцовском Доме культуры «Солнечный».

Недавно мы вернулись с фестиваля в Сызрани «Время театра», где сыграли «Старомодную комедию» с моим партнером, замечательным актером из Самары Алексеем Якиманским. Я получила диплом за лучшую женскую роль, а Алексея наградили за сохранение русских национальных традиций.

 – Есть ли еще русские театры в Дании?

– Нет, мы – единственный русский профессиональный театр. Правда, есть Юлия Люзвиг, актриса кукольного театра. У нее детская театральная студия.

– Как вы считаете, какую роль играет театр в объединении наших соотечественников за рубежом?

– Очень большую! Даже больше, чем русская школа, с моей точки зрения. После премьер к нам подходят русскоговорящие зрители, благодарят, говорят, что очень скучают по русскому языку, по русскому театру. Поэтому, уверена, мы делаем хорошее дело.

– Каким образом театр помогает налаживать культурные мосты между странами?

– Это совершенно естественно, потому что театр – это язык души. Один молодой человек учился в нашей театральной студии и захотел стать профессиональным актером. Он еще оканчивал французский колледж, когда я с ним занималась, где-то с 15 до 18 лет. И его русская бабушка повезла его во Францию, чтобы он посмотрел выпускные французские спектакли. После он сказал: «Какая яркая форма! Я, наверное, поступлю во Франции». Потом бабушка привезла его в Москву, водила по всем нашим театральным вузам, показала выпускные спектакли. И он выбрал русский театр. Я его спросила, почему. Он сказал, что во французском театре яркая форма, а в русском театре такая душа, которой нет нигде. Он выбрал душу. И очень хотел попасть на курс к Роману Калькаеву. Но сейчас сложилась такая ситуация, в которой он никак не мог приехать в Россию. И в итоге поступил в Сорбонну. А в Сорбонне на театральном факультете, со всеми театральными дисциплинами (мастерство актера, сценическая речь и прочее) еще есть и продюсерская линия. Они учат актеров быть продюсерами своей жизни. Как это важно, их учат продумывать свой путь! Мне это очень понравилось. Думаю, хорошо, если бы и в России для актеров внедрили такой факультатив – продюсерское дело.

– Какая география гастролей вашего театра?

– Мы дважды были в Берлине на фестивале «Мир русского театра», который проводит ваш журнал. Играли в Будапеште на фестивале «Лукоморье». Были на гастролях в Таллине, играли наш спектакль «Старомодную комедию». Потом ездили на Мальту на детский кинотеатральный фестиваль. Выступали в Болгарии. Недавно были в Сызрани. Четыре раза мы ездили на фестиваль «Белая вежа» в Белоруссию.

Очень хороший фестиваль детских театров в Клайпеде, я там недавно работала в жюри. У них есть русская школа имени Максима Горького с театральным уклоном. Там театр имеет огромный вес, вся школа работает на этот фестиваль «Янтарная заря».

– Как вы себя как профессионал чувствуете в Дании?

– Я пользуюсь любой возможностью, чтобы сохранить свою профессию. И играю практически во всех спектаклях, которые у нас идут, режиссеров приглашаю.

Наш спектакль «Дурман или игра воображения» получил приз «За лучший спектакль» на фестивале в Риге. Этот спектакль принес нам очень большой успех. Я в нем играю вместе с Жанной Герасимовой из Варшавы, которая написала для нас пьесу по мотивам «Игры воображения» Питера Шеффера. Она русская актриса, много лет работала в Театре Станиславского. Сейчас у нее свой театр в Варшаве. Но она на данный момент не может играть спектакли по Чехову, Тургеневу в Польше. Ей сказали, что даже произносить эти имена нельзя.

– Никогда не думали о том, чтобы вернуться в Россию?

– Я оттуда вообще не хотела уезжать, но у меня был чудесный муж – Стин Асканиус Якобсен. Он окончил Академию общественных наук при ЦК КПСС, прекрасно говорил на русском языке и очень любил Россию, перевел много книг с русского языка на датский. Он умер в прошлом году… Это был уникальный человек! Русские журналисты хотят о нем написать книгу. Его уход – огромная потеря для меня. Он очень помогал нашему театру, в том числе давал деньги на наши спектакли. Сейчас мы вообще остались сиротами, но будем бороться за жизнь.
rn
rnСейчас уезжать в Россию сложно, потому что у меня театр, дети! Как я могу их бросить?! Но я в Россию часто езжу на театральные фестивали, хотя это стало очень сложно.
rn


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

Читайте также

Разыгрываем билеты на спектакль с Игорем Верником и Марией Фоминой!

Переходите в наш Telegram и участвуйте!