Прокатная тройка

Неделя в кино: «Шопоголики», «Нина» и антиутопия из программы Каннского фестиваля

 
На текущей неделе в афишах кинотеатров появилось сразу 14 новых названий. По традиции выбрали для вас три – про любовь и гуманизм.

ШОПОГОЛИКИ

Новая комедия от создателей суперхитов «1+1» и «Особенные» Оливье Накаша и Эрика Толедано, резко раскритикованная во Франции за насмешку над движением экоактивистов. Но поскольку в России насмешка над любым видом активизма – это лучшее из всех возможных последствий, не будем присоединяться к французским критикам.  А посмотрим на этот фильм, как на трогательную романтическую комедию про то, как встретились два одиночества, два совершенно противоположных человека и притянулись друг к другу, вопреки всем препятствиям. Потому что любовь спасает любого человека, чем бы он ни занимался и где бы ни находился. И будь ты полный лузер или лидер революции, любовь – это чувство, которое сделает тебя лучше, чем ты был до встречи с ней.  И после этого фильма вам захочется обняться, влюбиться и – в Париж.

В центре сюжета – Альберт (Пио Мармай) и Бруно (Джонатан Коэн), оба шопоголики, скупающие все подряд на распродажах, утонувшие в займах и кредитах и пустившие свои жизни под откос. Они надеются, что банк спишет им долги, но нет – всё зашло слишком далеко.  Врываясь в магазин в очередную «черную пятницу», Альберт сталкивается с группой эко-активистов, которые пытаются помешать проходу граждан в шоппинг-центр, объясняя им, что планета гибнет от перепотребления.  Во главе активистов – девушка по прозвищу Кактус (Ноэми Мерлан).  Альберт запомнит ее, она его не заметит.

А после, чтобы скрываться от долгов, Альберт и Бруно решат примкнуть к революционному движению, ведь у экоактивистов есть офис, где можно бесплатно поесть, а еще они вынуждают людей избавляться от ненужных вещей, а горе-шопоголики забирают эти вещи и продают их. И все идет гладко, пока Альберт и Бруно вместе не влюбятся в Кактус и не захотят остаться рядом с ней по-настоящему. Ни один, ни другой не рассчитывают на взаимность, хотя наперегонки стараются привлечь внимание яркой девушки, а Кактус так увлечена спасением планеты, что запретила себе всякие чувства, кроме пламенной страсти борьбы. 

Как и в своих предыдущих картинах Толедано и Накаш чутко прислушиваются к социальной повестке, пусть и посмеиваются над ней. Но в результате герои придут к тому, что каждому из них не нужно в жизни лишнего, но необходимо главное. Этот фильм – про взаимопонимание и сближение, про то, что нет другого пути к решению проблем, как путь друг к другу.

НИНА

Новый фильм Оксаны Бычковой, создательницы воздушного «Питер FM», нежного «Плюс один» и пронзительного «Ещё один год», как и её предыдущие фильмы, рассказывает про сегодняшнее и про неизменное. Бычкова всегда была автором про чувства – вспыхивающие и угасающие, тонкие и хрупкие, возвышенные и подавленные, сумбурные и невысказанные… Фильм «Нина», который Бычкова вынашивала много лет, – о том же. Только ее героям, когда-то 20-летним, теперь 40+, и что-то меняется, но что-то нет.

«М….ки не меняются», – скажет Нине любящий и заботливый муж, переживающий за то, что отпустил жену на встречу с ее прошлым. Эта история – про любовь, травму расставания, созависимость и самообман. Нина (Юлия Пересильд) и Руслан (Евгений Цыганов) когда-то были в отношениях, давно расстались, он женился, она вышла замуж,  у нее гармоничный  брак с Борисом (Кирилл Кяро) – мужчиной со стабильными карьерой и психикой, их сыну уже лет 8, и все в их жизни хорошо. Пока однажды ночью не звонит Руслан с сообщением о том, что он неизлечимо болен и готовится к сложной операции.  Нина думает, что бывший в его нелегком положении нуждается в сострадании, Борис ее в этом поддерживает. И Нина летит в Тбилиси – место, где когда-то она была счастлива с Русланом и которое осталось для нее раной, очевидно незажившей, хотя Нина себе в этом не признается.

Болен Руслан или манипулирует – не понятно. Выглядит плоховато, непрерывно пьет и курит, иногда хватается за сердце, но постоянно рвется в горы. Руслан явно расцарапывает Нине даже то, что уже затянулось. Она изо всех сил старается оставаться холодной, но зачем-то же она прилетела к нему.  В Тбилиси весна, Руслан живет у той самой Мананы, у которой когда-то они останавливались вместе. Хоть он и зарос щетиной, но его роковое вампирское обаяние все равно работает. Нина запрещает себе чувства, а он их бередит, а после делает ей так больно, чтобы уже никогда не зажило.  «Я больше никогда сюда не вернусь», – скажет Нина милому, очарованному ей, грузину. Но она точно знает, что Тбилиси ее не отпускает и не отпустит.

Отчужденность в семье, переживания возраста, запутанность в чувствах, – тихий авторский кинематограф в обозримом будущем будет прятаться именно в таких сюжетах, размышляющих о том, что у человека внутри, и не говоря ни слова об окружающей его действительности.  История, придуманная сто лет назад, сегодня засветилась какими-то новыми смыслами. И героя Цыганова, прожигающего остаток жизни в Тбилиси, можно принять за эмигранта, а Нина летит к нему прямым рейсом, ведь авиасообщение снова восстановлено. Она думает, что счастлива с мужем, но все же притягивается к этому «м….ку»... Нет, это не про эмиграцию и не про разрыв связей на фоне известно чего, это про то, что эмоциональное не всегда можно привести в равновесие с рациональным и порой тебя тянет в омут, как на место преступления, и ты придумываешь множество оправданий, не в силах признаться себе, что это путь к саморазрушению.

КОРОЛЕВСТВО ЗВЕРЕЙ

«Королевство зверей» – антиутопия из программы Каннского фестиваля, один из главных французских фильмов года, получивший возвышенные оценки критиков и на родине, и за ее пределами. Недалекое будущее. Часть людей в результате эпидемии мутировала в животных. Их помещают в спеццентры, держат в клетках и изучают. Повар Франсуа (Ромен Дюрис) и его сын-подросток Эмиль (Поль Киршер) едут в один из таких центров через полстраны, чтобы навестить Лану (Флоранс Деретц) – жену Франсуа и мать Эмиля. Она – одна из зараженных. Но пока они едут, Лана и другие пациенты сбегают. Отец и сын отправляются на ее поиски, но тут подросток тоже начинает мутировать.

Инфекция не изучена, кто в какое животное превратиться – не понятно, как передается мутация и лечится ли это – ничего не ясно. Поэтому те, кто еще остался в человеческом обличии, не могут придумать ничего лучше, как изолировать зверей от общества, но что делать дальше. Договариваться с новой популяцией или истреблять ее? Общество расколото, полярных мнений придерживаются и друзья Эмиля, и сослуживцы Франсуа. В роли полицейской Жюлии появляется Адель Экзарколупос (звезда «Жизни Адель») – она сочувствует мутантам, но пользы от нее немного.

Франсуа самоотверженно ищет жену, но в то же время боится встретиться с ней, ведь она уже не совсем человек. Эмиль в ужасе превращается в птицу, пытаясь всеми способами оставить эту мутацию, при этом уже чувствуя инстинкты хищника. Он так боится, что про него узнают и тоже запрут его в клетку, что скрывает все даже от отца. 

Это очередной, но совсем не эпигонский и точно не лишний, к тому же виртуозно сделанный фильм о нетерпимости к «другим» и о проверке людей на человечность. Скорее всего эта история зародилась по следам пандемии, но теперь эта она идеально актуализируется в любой стране, где есть проблемы, перед которыми общество растеряно. Если перед тобой «другой» – запри его в клетку, а лучше уничтожь. Причем оскотиниваются не только те, кто внутри клетки, а те, кто снаружи, причем снаружи сильнее.  За долгие века человечество так и не научилось принимать «другое», договариваться, сосуществовать.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

Читайте также

Разыгрываем билеты на спектакль с Игорем Верником и Марией Фоминой!

Переходите в наш Telegram и участвуйте!