Жизнь не останавливается

Состоялась премьера спектакля Георгия Артамонова «Это все мое!» по прозе Юрия Казакова

 
На новой сцене ГИТИСа Центр театра и кино п/р Никиты Михалкова представил спектакль Григория Артамонова «Это все мое!». Он создан по мотивам лирических рассказов Юрия Казакова. Новеллы о любви, дружбе, далеком тихом севере и огромной Москве переплетаются между собой, представляя калейдоскоп житейских историй обычных людей, которые мечтают, тоскуют, верят и просто живут.

В основу спектакля легли несколько самых известных рассказов Казакова: здесь Лиля и Алеша из произведения «Голубое и зеленое» гуляют по столице и в первый раз влюбляются, здесь угрюмый и непутевый бакенщик Егор, герой новеллы «Трали-вали» заводит на реке свою тоскливую песню, и здесь Юра и Марина пытаются сохранить свою любовь, несмотря на расстояние и различия менталитета.

Режиссер легко позволяет действию меняться, раздвигая фабулу оригинальных произведений автора, добавляя некоторые новые черты, новые сцены, он меняет их порядок и добавляет шутки, которые зал встречает одобрительным смехом.

– А это кто, твой друг?
– Да это Юрка Казаков с сыном. Читала его рассказ «Осень в дубовых лесах»? Почитай! Знаешь, какой хороший!

Несмотря на всевозможные интерпретации, спектакль создан с большим уважением к писателю – это, действительно, в некотором роде оммаж творчеству и жизни Юрия Казакова, мастера русского бытового рассказа.  

«Русскому человеку свойственна редкая дуальность мировосприятия: от едкого восторга, до той самой русской тоски и одиночества. А русскому гению Казакову эта дуальность была присуща в высшей степени. Для меня важно было постараться охватить путь Казакова в его объеме, поэтому в основу спектакля легли произведения из разных периодов, вплоть до последнего рассказа «Во сне ты горько плакал», в котором так пронзительна тема отцовской любви», – рассказывает Георгий Артамонов.

Действие всего спектакля «опоясывают» мизансцены из, пожалуй, самых важных и тонких новелл Казакова («Свечка», «Во сне ты горько плакал»), таких трогательных и особенно важных, ведь в них представлены настоящие воспоминания автора. В спектакле появляются образы самого Юрия Павловича и его полуторагодовалого сына, который непременно должен повзрослеть и превратиться во взрослого мужчину со своими мыслями и своими проблемами. А пока – это маленький огонек в сердце отца, увлеченный лишь автомашинами и умеющий восхищаться всем вокруг. Сергей Атрощенко, исполняющий роль мальчика Алешки, очень точно сохраняет баланс между образами ребенка и уже повзрослевшего юноши, представляя то совершенную детскую непосредственность, то серьезный взгляд мужчины, почти забывшего свое детство.

Отец же, стараясь сохранить эти мгновения, описывает их, направляя в будущее свои воспоминания: «Потом из будущего я возвращался в настоящее и опять с тоской думал, что ты мудрее меня, что ты знаешь нечто такое, что и я знал когда-то, а теперь забыл, забыл… Что и все-то на свете сотворено затем только, чтобы на него взглянули глаза ребенка! Что царствие божие принадлежит тебе! Не теперь сказаны эти слова, но, значит, и тысячи лет назад ощущалось загадочное превосходство детей? Что же возвышало их над нами? Невинность или некое высшее знание, пропадающее с возрастом?».

Как мысли любящего отца, мысли самого Казакова растворяются в дремучих подмосковных лесах, так и все действие остается на сцене в полупрозрачной роще из металлических прутьев, которая все же не может до конца скрыть чувства и секреты героев. Иногда тонкий лиризм казаковских диалогов слегка теряется в обилии происходящего на сцене. Но сценограф Вера Никольская этим многообразием отдает дань советской эпохе: дачи, охота, хрустящие красные яблоки и модные книги 1960-х, командировки на север, лавочка на Тверском бульваре, скрипучие кровати с пружинами, утренняя зарядка по радио и оттепельные киноленты. Здесь даже во время свидания героев в кино молодыми и веселыми глазами смотрит с экрана на зрителя художественный руководитель театра в образе Кольки из фильма «Я шагаю по Москве!».

Такое внимание к деталям того времени лучше подчеркивает колорит рассказов, дает крючок к поиску зрителем новых ассоциаций. И спектакль словно предстает интерпретацией общих воспоминаний и переживаний людей, которые, наверное, так похожи на лирических героев Казакова. Вся постановка – это ностальгия по прошлому, настоящему и будущему, желание окунуться в любимую, но давно ушедшую эпоху и боязнь забыть счастливые мгновения прошлого.

«Ничто не вечно в этом мире, даже горе. А жизнь не останавливается. Нет, никогда не останавливается жизнь, властно входит в твою душу, и все твои печали развеиваются, как дым, маленькие человеческие печали, совсем маленькие по сравнению с жизнью. Так прекрасно устроен мир».


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

Читайте также

Разыгрываем пригласительный на премьеру оперы Верди в кинотеатре «Октябрь»!

Заходи в канал «Театрала» в Telegram и участвуй!