Мамука Патарава: «Сцена мне заменила всё!»

 
Театр Маяковского в конце сентября представил премьеру спектакля «Палата №6» режиссера Евгения Закирова. Пациента Громова в постановке сыграл Мамука Патарава, недавний выпускник института им. Б. Щукина. Для молодого артиста, только летом принятого в труппу, роль стала дебютом в Маяковке. Корреспонденту «Театрала» Мамука Патарава рассказал о своем бурном студенчестве, пути из маленького сибирского городка в столицу и первой большой роли в кино.

– Мамука, в 2019 году вы поступили в «Щуку», в мастерскую Анны Дубровской, а этим летом получили диплом. Какие впечатления остались от учебы?

У меня остались очень яркие впечатления, потому что учеба прошла насыщенно. Я обрел друзей и недругов, с которыми мы ссорились, мирились, дрались, смеялись, очень много общались, поскольку в институте я дневал и ночевал. Здесь мне подарили право бороться за гордое звание «человек». Звучит пафосно, но это правда. И этих четырех лет было мало! Выпускной не стал финальной точкой. На следующий день я писал в наш чат: «Где все? Давайте опять соберемся!».

– Студенты делятся на тружеников, пофигистов, талантливых лентяев... Каким были вы?

– Нескромно скажу, что я талантливый труженик. Но вообще вряд ли могу себя к какой-то категории отнести. Я был очень трудным студентом. Последнее, что мне сказал Павел Евгеньевич Любимцев – мой педагог, завкафедрой актерского мастерства: «Мне с тобой было легко, хотя ты пользуешься в институте репутацией не самого простого студента». Я мог ругаться с педагогами, меня часто вызывали на разговоры из-за моего характера. Я вспыльчивый человек, страшный самоед, неуверенный. Очень мало людей в институте, с кем бы я не поругался. Но я себя успокаиваю тем, что все это вылилось в созидательное творчество.

Вообще я очень благодарен Анне Леонардовне Дубровской, худруку нашего курса. У меня сложились с ней невероятные отношения, она прекрасный педагог и, на мой взгляд, лучший художественный руководитель, который только мог быть у нашего курса.

– Вы сказали про ссоры. Они происходили из-за разных взглядов на работу?

Да, из-за того, что мне казалось, что я хочу от работы больше, чем мой партнер. Я всегда что-то делал с тайной надеждой: вот сейчас-то все ахнут, начнут аплодировать и скажут: «Мамука, вы гений!». Никогда этого не случалось, но очень хотелось.

– Вы родились в сибирском городке Байкальск. В какой момент пришло осознание, что нужно покорять московские театры?

Мне сейчас 26 лет – я пришел в институт не совсем юным, даже немного испорченным человеком. С детства хотел стать актером, занимался в театральной студии, все пророчили карьеру. Но в маленьком городочке, среди 20 тысяч жителей, выделяться легко. А в Москве ты за голову хватаешься: «Сколько здесь разных людей!».

Но после школы я не сразу поехал в столицу – поступил в Институт культуры в Улан-Уде.

– Доучились?

– Даже до конца первого курса не дошел! Это было страшно скучно. А потом начались метания: я уехал обратно в Байкальск, потом в Иркутск...

– Чем занимались?

– Разгильдяйничал и хулиганил. Потом случился щелчок: заболел Москвой, мечтал о ней. Продал машину и – тут же проиграл всё в карты. На последние деньги купил самый дешевый билет на самолет до Москвы. И тут случилось неожиданное: меня пересадили в бизнес-класс! Я подумал: «Вот эта случайность не случайна», – и понял, что все идет так, как нужно. Поступал намеренно в Щукинский институт, потому что страшно хотел в Вахтанговский театр.

– Получается, вы азартный человек? Как это проявляется в профессии?

Да, азартный в том числе и в профессии. К актерству я отношусь как к своей самой любимой игре, без которой не могу. Сцена мне заменила все!

– Эльдар Трамов поставил в Студии Театра Вахтангова дипломный спектакль «Глазами клоуна», в котором вы сыграли главную роль Ганса Шнира. Расскажите про эту работу.

Спектакль выпускался крайне сложно для меня. Хотя Эльдара Трамова я очень люблю и уважаю как учителя и друга, но с ним мы, наверное, ругались больше всех. Раз 15 прекращали работу. Трамов мог запросто не выпускать спектакль со мной, но он терпел и прощал, за что я ему благодарен.

Эльдар Тохдарович убедил меня выбрать «Глазами клоуна». Я хотел сделать «Сирано» – мне нужна была сложность, одержимость. Когда я прочитал роман Бёлля, он мне не понравился. Но сыграть этот материал оказалось действительно трудно – было неудобно, некомфортно... В результате у нас получился необычный, крайне не бытовой спектакль, который ближайший год будет в репертуаре Вахтанговского театра.

– Многие ваши роли – с надрывом, с выворачиванием наизнанку. Вы стали со временем иначе подходить к работе над ними? Чувствуете ли профессиональный рост?

Когда я пришел в институт, у меня была проблема: я рисовал широкой кистью – сразу выдавал эмоцию. Потом понял, что можно и тоненькой кисточкой работать. Это вкуснее, лучше и интереснее. Крупными мазками работать легче, но это не так проникновенно. Поэтому да, я вижу прогресс в своей работе.

– Хотели бы сыграть весельчака, хохмача?

– Конечно! Я уже играл в спектакле по Мрожеку у курса Валентины Петровны Николаенко. Это был абсолютный абсурд, где много юмора построено на том, что персонаж очень зашуганный.  И по сей день, когда мы делаем какие-то свои вечера, играем отрывок из постановки. Там тоже острая форма, но совершенно комедийная, без надрыва. Еще бы одну подобную роль я с радостью воплотил.

– Была ли у вас роль, про которую можно сказать «точное попадание в себя»?

Это Мэкки-Нож из «Трехгрошовой оперы», ее у нас в Щукинском институте поставил Максим Викторович Аверин. Понятно, что я не убийца и не вор, но иногда бываю негодяем в жизни, с чем в себе борюсь. Как Чехов писал: «Нужно выдавливать из себя по каплям раба...», так и я это продолжаю делать.

Еще у меня в Маяковке премьера «Палаты №6» недавно прошла. Там я играю роль пациента Громова. Это сложная работа, настоящее испытание для меня. Думаю, Громов тоже мне близок. Его заботит несправедливость в мире, раздражает бездействие и глупость окружающих. Громов говорит об этом очень много, но ничего не делает, не выходит из палаты. Не то чтобы мои слова не соответствовали действиям, но взять и кинуться на баррикады я не готов.

– В 2024 году выйдет фильм «Как я встретил ее маму», где вы играете первую большую роль. Как вы отреагировали на новость, что вас утвердили?

Я абсолютно был счастлив, потому что очень этого хотел.

– О чем фильм?

Это должна получиться очень классная семейная комедия. Как никогда сейчас нужно говорить о человеколюбии, о том, что не надо на людей навешивать ярлыки. Мне в этой очень хулиганской актерской форме существования было невероятно легко! Я наконец узнал, что такое кино. Не видел, что получилось, но уверен: с такой командой плохо быть не может. В середине января премьера.

– Что вам ближе: театр или кино?

Естественно, театр. Я изначально хотел быть театральным актером и сейчас начинаю делать более-менее уверенные шаги. Но, конечно, страшно хочу и в кино тоже. Это совсем другой мир!

– Помимо профессиональной деятельности, чем интересуетесь в жизни?

Люблю спорт, занимаюсь боксом и баскетболом. С началом учебы, правда, стал меньше времени этому уделять, теперь хочу восстановиться.

– С нынешнего года вы актер Театра имени Маяковского и будете еще задействованы в спектакле Сергея Урсуляка «Другая сказка»...

Да, с 23 августа я официально в труппе. Меня позвали, когда я был еще студентом. Я согласился пойти, но еще была надежда оказаться в Вахтанговском театре, где с начала четвертого курса уже выпускал спектакли. Страшно хотел туда, другие варианты даже не рассматривал.

– А какими судьбами все-таки оказались в Маяковке?

– Это случилось после встречи с Егором Михайловичем Перегудовым. У меня тогда были страшные метания между двумя театрами – мучился две недели. Думал: «Вот же мечта – Вахтанговский! Я уже здесь, зачем себя отрывать?» Но решил пойти за режиссером и сейчас ни капли об этом не жалею, мне сразу дали работу. Буду открывать для себя Маяковку.

– С какими режиссерами хотели бы поработать?

Это Римас Туминас, после спектаклей которого я захотел в Москву и в Театр Вахтангова. Это Егор Перегудов – я пошел за этим режиссером, потому что хочу с ним работать. Это Сергей Урсуляк, с которым я мечтаю поработать и в кино тоже. Я трижды случайно оказывался на его мастер-классах и думал: «Это же надо, точно не случайно!». И тут – бац! – он ставит спектакль в Маяковке. Еще хотел бы поработать с Могучим, Райкиным, Поповски, Земляковой, Чащиным, Ивановым, Вытоптовым, Прошкиным, Мещаниновой... Хочу работать много с разными людьми и найти своего Мастера.

– В каком театре вам было бы комфортно работать?

Где мне бы сказали: «Ты бездарный человек!» Где мне было бы эмоционально некомфортно. Где было бы не легко и было преодоления себя.

– В каких проектах нам ждать вас в ближайшее время?

Сейчас снимаюсь во втором сезоне «Выживших».  Следующая премьера в Маяковке – «Другая сказка» Сергея Урсуляка, первый опыт большого кинорежиссера в театре.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

Читайте также

Разыгрываем пригласительный на премьеру оперы Верди в кинотеатре «Октябрь»!

Заходи в канал «Театрала» в Telegram и участвуй!