Евгения Пономарева (Швеция): «Тема злоупотребления властью – вечная»

 
В стокгольмском Gárbo teater поставили спектакль «Сказ про Федота-стрельца, удалого молодца» по пьесе Леонида Филатова. О том, как создавалась и какой получилась новая постановка, «Театралу» рассказала режиссер и основатель театра Евгения Пономарева.

– Евгения, почему выбрали именно это произведение для постановки?

– Мы в театре всегда берем материал остросоциальный. Тема злоупотребления властью – вечная. Каким бы человек ни был, получая власть, он меняется. На этом мы сделали акцент в нашем спектакле. Немного изменили финал, но изменения, конечно, не затронули гениальный текст Филатова. В нашем спектакле нет никакого Федота, нет никакого царя – только социальные роли.

Как режиссера «Сказ…» привлек меня тем, что поставить его — это серьезный вызов. Меня отговаривали все, в том числе композитор Сергей Малинин, который работал с нами над созданием спектакля. Аргументировали тем, что лучше Филатова прочитать эту пьесу в стихах нельзя.
 
– Я правильно понимаю, что вы строите спектакль так, что события происходят не в конкретной стране?

– Да, поскольку у меня в театре артисты русскоговорящие европейцы, мы полностью убрали привязку к локации. Это спектакль про власть как таковую. Сам Филатов писал это произведение не про какую-то конкретную власть. И финал нашего спектакля подчеркивает, что есть социальные роли, которые играют люди. И эти роли, как в тетрисе, могут вставать на место, исчезать, падать, добавляться.
 
– Какие еще нововведения появились в вашей постановке?

– Все мои спектакли возникают из музыки, потому что у меня основное образование музыкальное. По моему убеждению, музыкой не следует подчеркивать то, что и так очевидно. Она должна оспаривать, ставить под сомнение и быть еще одним героем происходящего. Например, когда на сцене кого-то убивают пусть звучит веселая полька, а когда герои признаются в любви — хеви-метал.  Сочетать несочетаемое — одна из фишек нашего театра.

В случае со «Сказом…» мы взяли узнаваемую музыку и соединили ее с русскими народными инструментами. Например, композицию Crucified группы Army Of Lovers мы дополнили балалайкой. Получается, зрители слышат вроде бы знакомую музыку, но в то же время это не она. Собственная музыкальная тема на стыке современности и фольклора была у каждого героя.
 
– В произведении Филатова много юмора. Вы его сохраняете?

– Разумеется. Наверное, одна причин, почему я выбрала «Сказ…»  — моя любовь к легким жанрам. Это же сатира в стихах. Очень было интересно поработать с частушечным слогом, которым написан текст, мы с артистами получили большое удовольствие. Похожего произведения в мире больше нет. Несмотря на то, что есть очень достойное продолжение — «Сказ про Егора, сына Федота-стрельца», который сделал артист Андрей Аверьянов.
 
– Смотрели другие постановки, прежде чем создать свой спектакль?

– Да, смотрела, чтобы не сделать таких же ошибок, как допустили другие режиссеры. Ни одна из версий, которые я видела, мне не понравилась, в том числе фильм с Андреем Мягковым в роли Царя. Мне кажется, идея Филатова, заключающаяся в быстрой смене энергий и характеров, живости, в фильме отсутствует. Наш спектакль я постаралась сделать очень подвижным, как игра в тетрис.
 
– Судя по фотографиям с премьеры, у персонажей необычные костюмы, которые тоже созданы не в русском народном стиле. Как придумывали их?

– Костюмами занималась художник Диана Хандрамай. Она создала костюм Голубицы (играет ее актриса Татьяна Гайденко) за две недели до премьеры, когда я поняла, что для образа героини нужные прекрасные руки-перья и ни один из костюмов, которые есть у нас, не подходит, потому что они с крыльями либо ангельскими, либо лебедиными, а нам нужны были голубиные. Маруся у нас в каждой сцене выходит в новом костюме, как бы показывая зрителю, почему Федот не предпочитает ей властную и богатую Царевну, женившись на которой можно сразу стать царевичем и ждать своего часа на престол. Маруся цепляет Федота тем, что находит выход из сложных ситуации. Гениальность Филатова заключается еще и в том, что Голубица помогает Федоту выполнить только три поручения царя, с четвертым – добыть То-Чаво-Не-Может-Быть – он должен справиться сам. Разнообразие костюмов подчеркивает многогранность героини. Она выходит у нас и как Голубица в полукороне-кокошнике с перьями, и как хранительница очага в домашнем фартучке, и как роковая женщина в обтягивающем черном костюме. Она разная, ей уже несколько тысяч лет. В ней объединяются те социальные роли, которые испокон веков играет женщина.
 
– Если Маруся отчасти сказочный персонаж, то Генерал будто бы пришел из современного мира – на нем офисный костюм с рубашкой и галстуком. Разве что повязка на глазу выбивается из этого образа. Вы намеренно на уровне костюмов разграничиваете волшебный и реальный миры, которые есть у Филатова?

– Да. Когда мы думали, как должен выглядеть спектакль, я остановилась на том, что герои из реального мира должны носить деловые офисные костюмы. Федот у нас — простой офисный сотрудник в рубашке и галстуке, как и Генерал с Царем. Последнему мы еще добавили корону просто чтобы не отрываться от жанра сказки, в которой важна социальная идея. Зрителям эта история будет гораздо ближе и понятнее, если герои будут одеты в обыкновенные белые рубашки и пиджаки.
 
– Среди зрителей были иностранцы? Насколько им был понятен русскоязычный спектакль?

– В нашем театре периодически появляются люди, которые изучают русский язык. Я не спрашивала, все ли им было понятно в «Сказе...». Наверное, из-за высокого темпа, двойного значения некоторых слов, использования жаргонизмов перед ними спектакль раскрылся не так, как перед носителями языка. Но никто из зрителей не ушел, все досмотрели до конца. Более того, я слышала, как зал иногда произносил текст вместе с актерами. Значит текст Филатова любят и знают.
 
– У вас уже есть планы поехать на гастроли с этим спектаклем?

– Нас уже пригласили в Ниццу, и Латвию. Думаю, что зритель полюбит нашу новую постановку.

Справка:
Gárbo teater назван в честь шведской актрисы Греты Гарбо.
Основан в 2020 году в Стокгольме, Швеция. Основатель – Евгения Пономарева. Выпускница ГИТИСа, бывшая актриса Театра им. Ермоловой, режиссёр.
Репертуар. Начинался Gárbo teater со спектакля «Метель» по Пушкину. Далее были «Восемь женщин», «Лекарь поневоле», «Афинские вечера». Всего в репертуаре театра сейчас семь спектаклей.
Труппа состоит из 35 артистов. Это дипломированные актеры и актеры-любители из Латвии, Литвы, Эстонии, России, Украины, Белоруссии, Казахстана.
Зрители. Русскоговорящие жители Швеции. В перспективе — шведы и жители других стран. Для них будут созданы постановки на шведском и английском.
Gárbo teater является членом Ассоциации русских театров зарубежья, активно посещает с гастролями близлежащие страны.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

Читайте также

Разыгрываем пригласительный на премьеру оперы Верди в кинотеатре «Октябрь»!

Заходи в канал «Театрала» в Telegram и участвуй!