«Если боги молчат»

«Медея» стала дипломным спектаклем выпускника Мастерской Каменьковича-Крымова

 
Студент Мастерской Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова в своей дипломной постановке в ГИТИСе представил современное прочтение трагедии «Медея». Корреспонденты «Театрала» побывали на спектакле и побеседовали с его создателями – режиссером Василиосом Самуркасом и актерами Валерией Столбиковой, Григорием Семикашевым.

Режиссер четвертого экспериментального курса Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова – Василиос Самуркас, взял не самый легкий для постановки и понимания материал. Его главной целью было понять позицию каждого из героев конфликта, а не обличать кого-то из них.  В своей «Медее» режиссер показывает, что проблемы героев древнегреческой трагедии остаются актуальны по сей день, а мир не делится на чёрное и белое.

Студентам удалось в спектакле донести важную мысль: герои «Медеи» так же противоречивы, как и реальные люди, а недопонимания, с которыми те столкнулись три тысячи лет назад не сильно отличаются от проблем, с которыми приходится иметь дело современному обществу. «Медея» – это не просто какой-то древнегреческий текст, который никто не понимает. Такие люди, о которых пишет Еврипид, существуют в мире на самом деле. Они просто более объемные», – говорит режиссер.

Валерия Столбикова, сыгравшая Медею, с первых минут и до финала излучала наэлектризованную энергию. Актриса поделилась, что во время подготовки к роли она глубоко погружалась в образ мыслей своей героини, пытаясь принять в обстоятельство количество совершенных ею убийств. Представляя, сколько крови на руках Медеи, Валерии временами даже казалось, что она сходит с ума. Но прислушавшись к совету педагога, Натальи Назаровой, актриса полностью отпустила контроль, дав волю эмоциям. Так, ей удалось умело балансировать на грани безумия и здравого смысла. Сумасшедший взгляд, накаленные до температуры кипения телодвижения Столбиковой создавали ощущение, что в нее в действительности вселился дух древнегреческой царевны.

Но важно отметить, что энергия страсти на сцене не случилась бы, если бы не существовало прекрасного тандема Валерии Столбиковой с Григорием Семикашевым, исполнявшим роль Ясона. Это тот самый случай, когда режиссер идеально подобрал артистов, не только подходящих под нужные ему задачи и образы, но и людей, которым комфортно работать друг с другом. Не важно был ли это поцелуй влюбленных или драка разъяренных бывших супругов, между ребятами всегда пробегали искры, и эта химия стала двигателем действия. Она не давала угаснуть напряжению, накаляя страсти до предела.

Григорий Семикашев раскрывает в Ясоне новые грани. Актер сочетает в этом образе и жесткого тирана, и пылкого любовника, он виртуозно демонстрирует, как одновременно можно испытывать и отчаяние, и страх, и ненависть.




Актеры и режиссер (Валерия Столбикова, Григорий Семикашев, Василиос Самуркас) 
 о спектакле «Медея».

– Василиос, почему среди множества произведений русской и зарубежной классики вы решили поставить спектакль по трагедии древнегреческого автора?
Василиос: – Я считаю, что сегодня надо ставить Гомера, Еврипида и Софокла. Приехав в Россию я, конечно, мог бы ставить Чехова, Островского или Достоевского. Но я решил найти материал, который, как я считаю, сейчас действительно необходим России. Я думаю, что греческая драматургия настолько фундаментальна, что после работы с ней, актеры смогут лучше играть ту же Каренину, Грушеньку и других. Когда я общался с прочитавшими «Медею», я практически всегда слышал, как эту женщину осуждают. В нашем спектакле мы хотели понять истинные причины поступков Медеи и в то же время разобраться в образе Ясона. Нам кажется, что оба героя по-своему правы, но эти две правды идут параллельно друг и другу и никогда не пересекутся. Зрителю лишь остается выбрать, на чью сторону встать.

– Григорий, вы работаете с Лерой с первого курса. Расскажите, как менялось ваше впечатление друг о друге с первого совместного этюда на поступлении и сейчас?
Григорий: – На конкурсе нас с Лерой впервые поставили работать вместе. С того момента мы постоянно работали в паре. Мне кажется, с течением времени мы стали более убедительны и объемны. Но четыре года назад на поступлении мы выглядели, как два бревна, не понимающих, что происходит! Помню, на конкурсе мы показывали этюд перед всеми педагогами. Лера отвешивает мне пощёчину, я внезапно начинаю ее целовать, режиссер кричит: «Стоп, стоп, стоп!», а Евгений Борисович Каменькович, наблюдавший этот перфоманс, говорит: «Видели поцелуй? Видели?». Наверно в тот момент он что-то в нас разглядел.


– Лера, незадолго до премьеры «Медеи» вы получили серьезную травму руки. А позже в своем телеграмм-канале написали: «Мы не узнали спектакль – он другой. Совсем. Все другие. И я другая. Что-то эта травма и время мне принесли весомое и одновременно легкое».  Что изменилось?
Валерия: – Скажу по секрету, еще 3 недели мне нужно ходить в гипсе, поэтому выпускные спектакли я играю с небольшим риском. Но я не унываю и стараюсь выдерживать баланс: на сцене жить как персонаж, но в то же время контролировать происходящее как актриса. Вспоминая период восстановления, после операции я смотрела на свою руку и не понимала, почему это случилось со мной и почему именно сейчас. Но после того, как меня навестили одногруппники, у меня случился эмоциональный подьем. Я не перестала жалеть о травме, но начала думать, что для чего-то она была нужна. Она действительно дала мне сильный внутренний толчок для работы над образом Медеи. Когда я вернулась к репетициям, случилось нечто невероятное — мы с коллективом стали ощущать себя иначе. Поэтому я однозначно могу сказать, что травма поделила нашу «Медею» на до и после.

– Василиос, вы закончили актерский факультет театрального училища при Национальном театре Греции. Расскажите, как пришла идея поступать на режиссуру в Россию?
Василиос: – Я чувствовал сильное влияние русской театральной системы и драматургии еще во время учебы в Греции. На третьем курсе мы поехали на театральный фестиваль в Болгарии, где представляли «Агамемнона» Эсхила. Там я впервые познакомился со студентами из ГИТИСа и ВГИКа и увидел, как они работают. И, если честно, влюбился. На обратном пути в Афины я внезапно решил поступать в Россию. Благодаря Посольству российской федерации в Афинах и их сотрудничеству с русскими институтами, у меня появилась такая возможность. И я поступил ГИТИС. Когда я приехал в Москву, я столкнулся с совершенно новым миром, другим менталитетом, который не всегда был мне понятен. Но в то же время все вокруг как будто встало на свои места. Я оказался на своем месте.

– Что для вас значит «большая театральная традиция» в русской театральной школе?
Василиос: – В данный момент Греция переживает период некоторого упадка театра, театрального образования в том числе. Основная проблема в том, что общество перестало воспринимать театр как искусство и профессию. В Россию меня потянуло, потому что здесь уважают и любят театр всей душой. Этому искусству уделяют особое внимание. В Греции же, прародительнице театра, в настоящее время ситуация обстоит совершенно иначе. Например, несколько месяцев назад у нас приняли закон, по которому актерское образование более не относится к категории высшего. Я не могу понять этих изменений, но невзирая на происходящее наш театр остается интересным. В Греции играют очень сильные актеры, а режиссеры, закончив ГИТИС, возвращаются домой работать.

– Лера, можете ли вы оправдать поступки Медеи? Что помогло вам в формировании образа?
Валерия: – Я продолжаю оправдывать Медею. В сравнении с Ясоном ее гораздо чаще приравнивают к «зверю» и «убийце». Я же пыталась погрузиться в совершенные ею убийства и принять их в обстоятельство как актриса. И тогда у меня родилась идея: «Если боги молчат, я сама стану богом». Эта концепция стала путеводной в формировании образа. Важно сказать, что Медею нельзя играть «с холодным носом». Наверно создать нужную в образе энергию у меня получилось благодаря горящему внутреннему пламени, которое я поддерживала на протяжении всего действия.

– Вы заканчиваете четвертый экспериментальный актерско-режиссерский курс Каменьковича и Крымова. Приоткройте тайну, чем отличается классическая актерская группа от вашей актерско-режиссерской?
Валерия: Режиссерский факультет – это уникальное место. Мы учимся контактировать друг с другом. Самое сложное для актеров научиться слышать режиссера и воплощать задуманное максимально точно. Режиссеры, в свою очередь, должны научиться замечать таланты каждого актера и грамотно раскрывать свои замыслы через них. Мы учимся контактировать друг с другом еще в институте, и, получив такой опыт, нам всем будет проще работать в будущем.

– Чему вы научились друг у друга за время работы над «Медеей» и в течение учебы в целом?
Валерия: – Я работаю с Васей с первого курса. Мы понимаем друг друга с полуслова, и за время работы над «Медеей» я еще раз убедилась в том, как сильно люблю этого человека. Как режиссера и как друга.

Григорий: – До «Медеи» я практически не работал с Васей. Когда я пришел в спектакль, у меня сразу сложилось впечатление, что мы серьезно занимаемся профессией.

Василиос: – Однажды мне сказали: «У Крымова – Смольникова, у грека – Столбикова». И действительно с первого курса у нас с Лерой сложился прекрасный творческий союз. Она доверяла мне, когда никто еще не доверял. Лера – одна из первых, кто в принципе начал со мной взаимодействовать, когда я плохо говорил по-русски. А я вообще не знал языка по приезде в Россию. Еще на третьем курсе, когда мы работали над одиннадцатой песней «Одиссей спускается в Аид», я увидел в Лере большой талант. И сейчас продолжаю верить, что ее ждет светлое будущее в русском театре. Что касается Гриши, до четвертого курса я, если честно, вообще не понимал, что он делает в профессии. К выпускному году только внутренний голос заставил меня попробовать Семикашева в «Медее». Я даже иронически рассуждал: «Ну ладно, на худой конец пусть Столбикова играет, а Ясон будет немым». Сейчас я смело могу сказать, что глубоко ошибался. К четвертому курсу Гриша серьезно вырос, и мне было поистине приятно работать с ним над «Медеей». Талант – это, конечно, прекрасный дар свыше, но без работы над собой он никак не будет развиваться.


Поделиться в социальных сетях:



Читайте также

Читайте также

Самое читаемое

  • Оборот столичных учреждений культуры вырос более чем на 20%

    По сравнению с показателями за 2022 год оборот учреждений культуры Москвы вырос почти на 22% и составил 75,7 млрд рублей, пишет ТАСС.   «Оборот театров, концертных залов, парков, кинотеатров и других развлекательных площадок столицы в 2023 году достиг 75,7 млрд рублей, увеличившись почти на 22%. ...
  • Кирилл Крок презентует свою монографию о театре в Доме книги на Арбате

    14 марта в 19:00 в Московском доме книги на Новом Арбате состоится презентация книги Кирилла Крока «Театр надо любить. Причём вопреки» и творческая встреча с ее автором. Директор Вахтанговского театра в своей монографии рассказал о себе, о «потерях, разочарованиях, обретениях и. ...
  • «Замужняя невеста» Евгения Марчелли в Театре Моссовета. Фоторепортаж

    24 февраля в Театре им. Моссовета состоится премьера «Замужней невесты» Евгения Марчелли. Жанр нового спектакля художественного руководителя определен как «сентиментальная комедия», играть ее будут на сцене «Под крышей». ...
  • Статус веры

    На сцене театра «Сфера» прошла премьера спектакля «Прозрачное солнце осени» режиссера Александра Коршунова. Постановка объединяет семь рассказов «трех Юриев»: Юрия Домбровского, Юрия Трифонова и Юрия Казакова. ...
Читайте также

Разыгрываем пригласительный на премьеру оперы Верди в кинотеатре «Октябрь»!

Заходи в канал «Театрала» в Telegram и участвуй!