Прыжок в неизвестность

В Европе набирает обороты шокирующий театральный жанр site-specific

 
В редакцию «Театрала» приходят десятки писем, в которых зрители возмущаются экспериментами режиссеров, а любое авангардное веяние в театре называют шарлатанством…

Российская публика не привыкла к тому, что с ней не церемонятся и выводят из «зоны комфорта». Это расценивается как «провокация» и даже «хамство». Между тем новый европейский театр обращается со зрителем намного смелее.

Время внесло свои коррективы: зрителя не развлекают, а пытаются растормошить, поскольку театр на Западе – не всегда зал c удобными креслами, на которых можно откинуться и даже заснуть. Купив билет на спектакль, человек может оказаться где угодно: в заброшенном цехе, на железнодорожной развязке или в пустом бассейне. В поисках других «правил игры» режиссеры часто выходят на улицу и присматривают новые пространства. Это направление в театре получило название site-specific. Публику оно делает главным участником спектакля и гарантирует экстрим.

«Театрал» собрал несколько примеров…

«Не молчи!»


В Лондоне зрителей спектакля You Me Bum Bum Train инструктируют уже на входе в театр:

– В критических ситуациях складывайте руки на груди и кричите: «Побег!» – вас немедленно отведут в безопасное место.

Впрочем, театра как такового здесь нет. Действие происходит в подвале заброшенного офиса на Bethnal Green. Из группы зрителей выбирают одного и проводят через лабиринты сцен с участием двухсот актеров. Спустившись на лифте в недра здания, он видит перед собой пустынный темный коридор. Многочисленные повороты и подвальный мрак давят на психику. Захочешь сбежать – не сбежишь.

И чем дальше от лифта, тем больше «погружение в предлагаемые обстоятельства». Сначала зритель вынужден колесить на инвалидном кресле, а потом карабкаться, ползти, бежать и справляться с десятком главным ролей. За очередным поворотом появляется шумный класс, и школьники принимают его за учителя: хватают за пуговицу, начинают хамить. За другим поворотом предстает сцена жесткого допроса, где он должен выступить в роли строгого полицейского. За 40 минут «испытаний» отмолчаться почти никому не удается.

Шокирующие сцены – одна из особенностей site-specific

«Не подсматривай!»


В старом Grand Ocean Hotel (Брайтон, Великобритания) публику встречали не только странные сотрудники. Пустующее здание оказалось переполнено фантомами, а все происходящее тяготело к фильмам Стенли Кубрика. Таково краткое описание спектакля Dirty Wonderland («Грязная страна чудес»), а подробное может шокировать…

Сначала зрителей ведут по лабиринтам коридоров и винтовым лестницам, но вдруг меняется освещение – и персонал отеля начинает двигаться как на замедленной съемке, целовать и ласкать друг друга. Мимо проносятся обнаженные девушки – визжат, колотят в двери гостиничных номеров и умоляют впустить их обратно. Но зрители движутся дальше – вслед за агентом по продаже недвижимости:

– Я покажу вам лучшие номера, – говорит он, обращаясь к зрителям как к потенциальным покупателям.

Site-specific переворачивает не только сознание Он открывает дверь и приглашает публику в чьи-то апартаменты, где на кровати лежит раздетый молодой человек, ожидая, когда его девушка выйдет из ванны. Но вместо нее в спальню приходит совсем не та, с кем он приехал. Слово за слово. И оказывается, что свою спутницу он потерял из виду, когда персонал затеял на входе «грязные танцы». Не удивительно, что из номера незнакомой дамы, готовой к ночи любви, он сбежал, как только понял, что обманулся. Вслед за ним бегут и зрители…

Но приключения здесь только начинаются. На одном из этажей, например, они видят, как персонал вычищает ковры сначала тряпкой, а потом языком. В главном холле рассматривают человека, висящего под люстрой на высоте 20 метров. Замечают на стенах кровавые следы…

Спектакль ставит зрителей в самые неудобные ситуации – от пьяной вечеринки персонала до конфликтов с постояльцами. А заканчивается стремительно: в подвальных помещениях вдруг раздается взрыв – и спасатели в касках начинают эвакуацию, о которой на тот момент мечтают абсолютно все.

Саша Вальц. «Диалог 09». «Новый музей», Берлин «Не стой!»


Немецкий хореограф Саша Вальц часто «культивирует» спектакли за стенами театра. Совсем недавно ее труппа танцевала в Калькутте среди старых колониальных зданий, почти руин. А в 2009-м открывала «Новый музей» в Берлине. Это здание пострадало от бомбежек и стояло разрушенным полвека. После 10-летней реконструкции артисты Саши Вальц первыми попали в музейные залы и придумали site-specific, который стал одновременно и вернисажем, и прогулкой по музею, и полноценной экспозицией. Можно сказать, танцовщики сами выступили в роли экспонатов.

Артисты пытаются оживить пространство В пустынных залах они выглядели как ожившие скульптуры. Повторяли сцены античных барельефов и мерили танцевальными шагами лестницы. «Вписывали» себя в ниши или кружили вокруг колонн. Мизансцены, как и зрители, плавно перемещались из одного зала в другой. Это действо походило на коллективную медитацию, но Саша Вальц назвала его по-другому – «освящение» здания. При помощи хореографии она выстраивала диалог с пространством музея и практиковала это не в первый раз. Спектаклю «Диалог 09» предшествовали опыты в Еврейском музее, во Дворце Республики и церкви святой Елизаветы в Берлине.

Кристофер Марталлер. «Последние дни. Каникулы». Парламент Австрии «Не бойся!»


В следующем году исполняется 100 лет с того момента, как в Европе случилась Первая мировая война. Режиссер Кристоф Марталлер вспомнил об этом событии уже сейчас и поставил спектакль в Историческом зале парламента Австрии.

Собственно, отсюда 28 июля 1914 года и запустили «военную машину», подорвавшую принципы европейского просвещения и гуманизма. Здание парламента напоминает античный храм, и зрители, попадая под своды зала, оказываются в окружении мраморных богов. Все эти Аполлоны и Афродиты должны напоминать о том, что рейхстаг империи Габсбургов – не что иное, как «колыбель демократии», и споры о «полноценных» и «неполноценных» европейцах здесь ни к чему. Но зрители, сидя на верхних парламентских скамьях, слушают, как пенсионерка жалуется статуе Зевса на засилье иммигрантов, афроамериканец пасуется с депутатом, отстаивая свои права. И, как выясняется, это – документально зафиксированные парламентские речи. Они гремели еще с 1890-х, но риторика и ксенофобские настроения с тех пор не изменились. Тогда чудилось, что повсюду евреи, а теперь кажется, будто арабы готовы заполнить пустеющие места в венском парламенте.

Спектакль начинается с «чужих» (уборщицы, недавно осевшие в Евросоюзе, смахивают пыль с исторических интерьеров) и «чужими» заканчивается (в стеклянных дверях появляется группа китайцев и снимает на айфоны «заседающих»). Пока европейцы решают вопросы иммиграции, представители другой прогрессивной цивилизации разглядывают их как музейные экспонаты. Это относится и к зрителям, которые невольно начинают ерзать на месте, когда понимают, что за стеклом – толпа, а в зале – единицы. Да и те, как аутсайдеры, тянутся к выходу под тихий марш из «Тангейзера».

Старый отель населяют чудаковатые существа

  • Нравится


Самое читаемое

  • В новогодние праздники музеи Москвы работают бесплатно

    Несколько десятков музеев москвичи и гости столицы смогут бесплатно посетить в период со 2 по 8 января. Выбор широк – от усадеб и мемориальных квартир до исторических, краеведческих и литературных музеев. Новогодним игрушкам посвящена выставка в Центре Гиляровского. ...
  • Зрители выбрали лучший спектакль сезона

    В номинации зрительской премии «Звезда Театрала» были представлены спектакли «Как важно быть серьезным» Виктора Шамирова (Театр им. Моссовета), «Макбет» Антона Яковлева (Театр на Малой Бронной), «Сережа» Дмитрия Крымова (МХТ им. ...
  • «Я бы хотела, чтоб это был захаровский спектакль»

    В «Ленкоме» – 2 и 3 декабря состоится премьера спектакля «Капкан», вольной сценической фантазии по мотивам сочинений Владимира Сорокина, сценарных разработок Марка Захарова и документальных источников. Накануне премьеры Александра Захарова, которая завершает начатую ее отцом постановку, рассказала о том, как шла работа над этим спектаклем. ...
  • Владимир Машков готовит «Ночь в отеле»

    Первая постановка Владимира Машкова в статусе художественного руководителя Театра Олега Табакова увидит свет 25 декабря (сцена на Чистых прудах). Режиссер выбрал пьесу современного британского драматурга Терри Джонсона Insignificance («Незначительность»), однако спектаклю дали другое название – «Ночь в отеле». ...
Читайте также


Читайте также

  • В Москве начался снос киноцентра «Соловей»

    В среду, 4 декабря, в Москве начался снос киноцентра «Соловей» на Красной Пресне. Об этом сообщается в группе «Спасем «Соловей» в Facebook, которую ведут люди, выступающие за сохранение кинотеатра. Напомним, собственник земли и находящегося на ней кинотеатра Вадим Меркин (АО «Киноцентр») намеревается построить на месте «Соловья» 21-этажный гостиничный комплекс. ...
  • «К людям не очень прислушиваются»

    Киноцентр «Соловей» связан с историей нескольких поколений москвичей, поэтому владельцу кинотеатра следует прислушаться к мнению людей, выступающих против сноса здания. Такую позицию в беседе с «Театралом» высказал режиссер-мультипликатор Гарри Бардин. ...
  • «Грустно, что голоса людей не были услышаны»

    Днем в воскресенье, 1 декабря, возле Киноцентра на Красной Пресне состоялась акция в защиту кинотеатра под названием «Обними «Соловей». Напомним, собственник «Соловья» АО «Киноцентр» в лице Вадима Меркина намеревается снести здание и вместо него построить 21-этажный гостиничный комплекс. ...
  • «Соловей» должен петь!»

    Днем в субботу возле кинотеатра «Соловей» на Красной Пресне не протолкнуться. Зрители поднимаются по высокой лестнице, и это напоминает паломническое восхождение. В воскресенье, 1 декабря, легендарный кинотеатр, существующий с 1989 года, откроет свои двери в последний раз. ...
Читайте также