Новый год по-мхатовски

Как отмечали праздник легендарные артисты

 
О новогодних праздниках МХТ имени Чехова, когда столы устанавливаются прямо на сцене, а числу поздравлений не видно конца, наслышана вся театральная Москва. Художественный театр всегда умел проводить застолья. Так было не только в сытые времена, но и в Гражданскую войну, и в Великую Отечественную…
И все же была одна встреча Нового года, которую мхатовцы вспоминали с содроганием. В 1919 году на праздничном столе Станиславского была лишь пара бутылок шампанского, припасенных с царских времен. А основным и чуть ли не единственным блюдом оказался пирог из темной муки. Когда его съели до крошки, Мария Петровна Лилина (жена Станиславского), сказала гостям:

– Ну вот, теперь я вам признаюсь: начинка пирога была из конины.

Некоторым стало не по себе. Никогда еще Новый год не был таким печальным праздником. Книппер-Чехова вспоминала те счастливые часы, когда они в Сочельник собирались всей семьей в ялтинском домике Чехова и ели вкусные пироги, индюшку, закуски, сладости.

– Все это кажется далеким и невозможным уже, – с тоской добавляла она.

«В ресторанах нет гуся»

Впрочем, ее тоску могли разделить не все мхатовцы, поскольку в Гражданскую войну некоторые из них оказались в США. «Рождество здесь празднуют с большим одушевлением, – писала своим московским коллегам секретарша Немировича-Данченко Ольга Бокшанская. – Все окна увешаны красными венками из какой-то круто сжатой папиросной бумаги или материи, или зелеными венками с красными лентами. Венки эти повсюду: в окнах магазинов, в окнах частных квартир, в окнах автомобильных кареток. Магазины переполнены покупателями, на улицах суета и оживление.

В ресторанах обеды с традиционной индейкой (нет нашего гуся!). Все делают друг другу подарки, все витрины заполнены всякой ерундой с надписью «Для подарка». Одна американочка, моя приятельница, прислала нашей компании, с которой она была дружна, громадный картон с подарками. В нем был большой рождественский торт, две бутылки вина (это в «безвинной» Америке), по подарку для каждого – по изящной безделушке – и по какому-то шуточному музыкальному инструменту, на которых мы сейчас же устроили святочный концерт. Все эти пакеты были густо пересыпаны орехами, какими-то особыми сушеными фруктами. Так, оказывается, здесь принято – дарить какие-то смешные пустяки с привешенными шуточными надписями».

«Господа были в смокингах, а дамы в белом»

К 1926 году быт начал налаживаться. Новый год встречали большим сбором артистов в помещении Второй студии театра на Тверской. Банкет устраивали по поводу нового пополнения труппы, в которую вливались молодые студийцы, причисленные отныне к сонму «стариков» (день этот назвали «Зеленое кольцо» – в честь первого спектакля студии по одноименной пьесе Зинаиды Гиппиус). Веселились, как дети, пародируя настоящее «королевское» торжество. В фойе высилось громадное зеленое кольцо, освещенное лампочками. Зрительный зал, где были расставлены столы, украсили елочками. На сцене стоял золоченый трон. Все расселись, из фойе раздались звуки труб. И внесли носилки, на которых восседал Станиславский. Его пронесли сквозь зеленое кольцо и под грохот аплодисментов высадили на сцене, где он и взошел на трон.

– Первый раз сажусь на трон, ей-богу! – смущенно сказал он под громкий смех.

Заиграл духовой оркестр, и Константин Сергеевич поднял бокал за Немировича-Данченко. Ужин начался. Кто-то произнес тост за МХАТ. Раздались нестройные голоса «стариков»:

– За молодежь! – вскочил с места Москвин и громко провозгласил:

– Наши жизни – МХАТу!

И зал откликнулся веселым: «Ура!»

Молодежь начала танцевать тут же, вокруг столов. Танцевали под оркестр до четырех часов. Никому не хотелось расходиться. Разъехались только к шести утра.

В 1926 году Немирович-Данченко был в Америке, где, как он пишет, «Новый год встречал, как следует». Господа были в смокингах, а дамы в белом. И, что удивительно при сухом законе, пили настоящее wisky и коньяк «три звездочки». Были особенные сласти, присланные знаменитой американской актрисой немого кино Нормой Толмедж, стояла икра, в вазах благоухали цветы. Не преминул Владимир Иванович и заметить, что «пили, конечно, и за Художественный театр».

Чокнуться с Книппер-Чеховой

Совсем в иной обстановке встречали мхатовцы 1941 год – в ресторане ВТО на улице Горького. Этот ресторан был закрытым клубом и любимым местом актерских встреч и посиделок. Ресторан славился своей кухней, вкусной, обильной и разнообразной. А названия блюд были вполне экзотическими. Здесь подавали салат «Дом актера» и салат «Восток», капусту по-гурийски и сельдь по-бородински, филе по-суворовски и, конечно же, непременный судак по-польски. Особенным спросом пользовались тарталетки с сыром и паштетом и котлеты по-киевски, которые были почти точным сколком с французского рецепта котлет де воляй.

На новогоднюю встречу собрались компанией актеров МХАТа во главе с Немировичем-Данченко. В большом зале сияла увешанная шарами и обвитая разноцветными гирляндами огромная елка. Было, как всегда, шумно, весело. Каждый старался подойти к столику Владимира Ивановича, чокнуться с ним, поздравить. Мэтр был приветлив, даже ласков.

После курантов, отбивших 12 часов, группа артистов отправилась к Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой, которая обычно встречала Новый год дома в окружении пожилых актеров театра. Здесь было семейство Тархановых, ждали остальных, праздновавших в других домах, но непременно заглядывавших на огонек в этот гостеприимный дом.

Табаков обманывал себя

Никто и не подозревал, каким страшным окажется наступивший год… И следующий опаленный войной 1942-й год уже встречали в эвакуации в Саратове. В городе, как и по всей стране, было голодно. Саратовский житель, тогда еще маленький мальчик Олег Табаков на всю жизнь запомнил, как его выздоравливающей от брюшного тифа матери в госпитале выдали огромный ломоть хлеба и миску с топленым маслом. Она показалась изголодавшемуся Олегу «похожей на пылающий круг солнца». Словно из далекого далека, виделись ему довоенные дни, когда «бабушка готовила борщ, грибную лапшу, а на Новый год бигос – свинину с капустой и свинину с черносливом». А сейчас он хитрил, обманывал себя: «искусственным образом «подогревал» пшенку, выскребал, перемешивал – она получалась как будто бы с мясом».

Сирень для запаха

И вот в Саратове в такое голодное время артисты МХАТа все-таки умудрились устроить новогодний праздник. В магазинах не было практически ничего, кроме неожиданно роскошных цветов. Актеры вскладчину приобрели целую корзину с высоким кустом белой сирени. Это было просто чудом. Но еще большим чудом оказалась продававшаяся в писчебумажном магазине литография с портрета Константина Сергеевича Станиславского.

Елок в степном Саратове не было. Зато удалось добыть маленькую сосенку. Женщины украсили ее клипсами, красивыми пуговицами, своими побрякушками, зажгли свечки, купленные в церкви, и поставили на трюмо. Над столом прикрепили портрет Станиславского, под ним – благоухающая сирень. К этому торжеству была припасена мука для жареных пирожков, заветная банка консервов и несколько бутылок, оставшихся от прежней довоенной жизни, – шампанское, вермут, московская водка. Собрались семейства Тархановых, Подгорные, Софья Пилявская, Ливанов, чья семья в это время была на Урале. Пирожки удались на славу. К полночи налили бокалы. Первый тост – за Победу в Новом году! Потом много пели. И старинные романсы, и песни – хором, дуэтом и, конечно же, соло.

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Все, что правильно – красиво, а все красивое – правильно»

    Для кого звучит первый звонок? Когда не следует пропускать даму вперед? Как обратиться к незнакомому человеку? На эти и другие вопросы отвечает специалист по этикету Татьяна БЕЛОУСОВА. Правило третьего звонка Покупка билета – стратегический момент. ...
  • Юдашкин разработал стиль для капельдинеров Александринки

    Театральный сезон 2019/20 билетеры Новой сцены Александринского театра встречают в форменной одежде от кутюрье Валентина Юдашкина. Корпоративный тотал-лук разработан в темных тонах и стилистически соответствует творческой концепции Новой сцены. ...
  • Обед по Маркесу и набор Венички

    Театр начинается с вешалки, а спектакль – с буфета. Именно так происходит в Студии театрального искусства, куда на сей раз отправился корреспондент нашего журнала.   АДРЕС: УЛИЦА СТАНИСЛАВСКОГО, ДОМ 21, СТР. 7 К зрителям здесь относятся как к дорогим гостям – усаживают за большой дубовый стол и угощают театральными блюдами. ...
  • Война и мир на тарелке

    «Театрал» продолжает путешествие по театральным кафе и ресторанам Москвы. На сей раз мы отправимся в изысканный «Brasserie Мост», который буквально окружают ведущие театры столицы. Большой, Малый, Театр оперетты, РАМТ, МХТ…Чуть дальше находится МАМТ им. ...
Читайте также