Валерий Фокин

«Сколько в России режиссеров – не знает никто»

 
О том, что наша театральная система находится в тяжелом положении, известно не первый год. Причины называют разные. Сейчас чуть ли не главной бедой считается возраст худруков: дескать, стоят у руля старики и от этого все недоразумения. Однако так ли это на самом деле, «Театрал» решил порассуждать с Валерием Фокиным – худруком Александринского театра, руководителем Центра Мейерхольда, недавно возглавившим к тому же режиссерскую гильдию Союза театральных деятелей РФ.
– Валерий Владимирович, сегодня средний возраст худруков в Москве 67 с половиной лет. А вот раньше, когда руководителями назначали молодых, сорокалетних, как вас на пост худрука Театра Ермоловой, казалось, все было хорошо…

– Мы непредсказуемая страна и шарахаемся из одной крайности в другую. То негласно считается, что худрук должен быть не моложе 50 лет. То, как сейчас, что режиссер должен быть не старше 16 лет. А если старше, то отойди и не мешай прогрессу. То и другое – идиотизм чистой воды. Кто-то способен руководить театром и в сто лет. И слава богу, что такие примеры есть! А кто-то вообще к этому делу непригоден от природы. Можно быть прекрасным режиссером, но слабым руководителем. Можно быть очень средним режиссером и прекрасным худруком. Быть худруком – редкий дар. Тут требуется и воля, и характер, и художественная идея (идея – самое важнее, без нее никак)… Требуются также и дипломатические способности, чтобы этой своей идеей увлечь остальных. Когда меня назначили руководителем Театра Ермоловой, мне было тридцать шесть. Тогда это было неслыханным шагом: театр отдали под начало какому-то мальчишке! Сколько было шипения вокруг! Хотя к тому моменту я уже долго работал в «Современнике», у меня за плечами было энное количество спектаклей. В назначении худруком – дело не в возрасте, а в опыте. И этот опыт можно уже к тридцати приобрести, а можно и к пятидесяти все ходить в дебютантах. Режиссер, которому позволяют создать театр на новом месте, – история редкая и отдельная. Обычно ты приходишь в давно сложившийся коллектив, и этих людей тебе надо обратить в свою веру, повести в новом направлении. Притом что у тебя в руках нет практически никаких средств воздействия: никого не можешь уволить, никого не можешь заставить. Ты должен понять: кто еще способен и хочет работать, а кто уже нет. Должен найти общий язык со стариками, наладить отношения со средним поколением, с молодыми… Тогда, в Театре Ермоловой, мне часто не хватало гибкости, мудрости. Я шел напролом там, где сейчас использовал бы какой-нибудь обходной маневр. Я был стратегически – до сих пор в этом уверен – полностью прав, а вот в тактике часто ошибался. Я тогда верил в перестройку и считал, что все мою веру разделяют. Верил, что все должно перемениться и преобразиться сейчас и разом… А театр – искусство консервативное по природе. Он сопротивляется любому быстрому наскоку. И это надо учитывать. Придя в Школу молодых лидеров, открытую при Центре Мейерхольда, я объяснял ребятам, что приходить в театр с желанием все немедленно поменять, взорвать и всех выгнать – значит изначально обречь себя на поражение. Надо уметь вести диалог. Особенно в нашей ситуации, когда у руководителя связаны руки.

За два столетия Александринка видела всякое. Теперь увидит и свой новый корпус – Вы не раз говорили о необходимости контрактной системы в театре, были инициатором возвращения системы переаттестации… Это все шаги в направлении «развязывания рук» руководителям театров?

– Надо понимать, что возвращение переаттестации – мера важная, но временная, переходная. Это необходимый этап для введения контрактной системы. А без введения контрактов, я убежден, наш театр не выживет. Но в театре надо поспешать медленно. Для контрактов необходимы социальные условия и социальные гарантии, которых у нас нет. Много говорят о руководителях театра, которым пора бы уйти… Есть такие, и вроде все очевидно… Одно «но». У нас нет возможности проводить человека на пенсию красиво, проводить хорошо. У нас делается это всегда через скандал и прочее безобразие. Это касается и политиков, и худруков, и артистов. Я помню, как мы разговаривали с Петером Штайном, и он рассказывал, как мечтает о пенсии, до которой уже недолго. Я спросил: «Что же ты будешь делать?» – «О, у меня уже на три года вперед все расписано где и что я должен ставить…» Человек в Европе мечтает об уходе пенсию… У нас пока такое немыслимо. У нас на пенсию пока элементарно не проживешь. И это тоже надо учитывать, если мы хотим оставаться людьми, а не шакалами. Это вопрос отдельный, острый, болезненный. И он затрагивает не только театр, но все сферы нашей жизни. Сейчас же важно, чтобы люди постепенно привыкли к мысли о контракте. Потому что психологически, если ты всю жизнь проработал в другой системе, – очень сложно на контракт перестроиться. На это нужно время. Переаттестация на этом этапе может помочь. В Театре Ермоловой у нас была переаттестация, и проходила она всегда бурно. Конечно, важно, чтобы в самих театрах к ней отнеслись не формально. Понятно, что тут переаттестовывает человека худсовет, и есть элементарное: ты проголосуешь за меня, а я – за тебя… Но это зависит от атмосферы в конкретном коллективе и не в первую очередь – от худрука.

– Вы недавно стали председателем режиссерской гильдии СТД. Хочется спросить: зачем вам эта галера? И неужели вы реально считаете, что режиссерская гильдия способна как-то влиять на театральную ситуацию?

– Я долго отказывался от этого поста, потому что мне правда хватает обязанностей и жизнь на два города достаточно тяжела. Но думаю, что сейчас наступило время, когда в одиночку уже никто не спасется. Необходимо объединение самых разных творческих воль. И для начала неплохо бы вообще понять: сколько в России режиссеров? Этого никто не знает. В СТД лежат какие-то пожелтевшие, написанные от руки листки анкет. Но решительно нельзя понять: кто из этого списка жив, кто работает, где работает? То есть надо провести своеобразную инвентаризацию наличных режиссерских сил. Мы запустили сайт, где можно зарегистрироваться, заполнив анкету и заплатив взнос. Взнос небольшой – 3 тысячи рублей (режиссеры моложе 30 лет от него освобождаются). Анкета вроде вещь не обязательная, но что-то рассказывает о человеке, о его пристрастиях. И для приема в гильдию необходимо иметь за плечами минимум три постановки на профессиональной сцене. Главную же задачу гильдии я вижу в укреплении статуса режиссера, который сейчас, после вступления в силу 83-го закона, оказался в ситуации правового беспредела. И особенно это касается провинции. Во главе театра стали директора, и стали избавляться от режиссеров, чьи постановки не нравятся городским властям или не делают кассы. И вот здесь гильдия может вмешаться и помочь своим членам. И я сам, и другие члены гильдии, такие как Сергей Женовач, Евгений Каменькович, Виктор Рыжаков, готовы ездить, встречаться, убеждать… Кстати, на сайте повешен образец типового договора режиссера с театром… Потому что в сфере юридической режиссер также фигура на удивление бесправная.

– Для меня был шок, когда я узнала, что у драматурга есть права на пьесу, у сценографа – на декорации, у композитора – на музыку, у художника по костюмам – на костюмы… А режиссер не имеет на свой спектакль никаких прав: театр может вводить любых исполнителей, что-то сокращать, что-что перемонтировать…

– Авторское право режиссера – вопрос больной. И мы обсуждаем со специалистами, как сделать спектакль объектом авторского права. Это, как выясняется, очень трудно. С музыкой, со сценографией – все понятно. А как юридически закрепить режиссуру? Сейчас мы разрабатываем возможность закрепить режиссерскую партитуру спектакля (по аналогии с партитурой хореографа в балете). Уверен, что если это нам удастся, – это будет очень важным шагом для укрепления самого статуса профессии режиссера.

– Один из упреков, который часто кидают старшему поколению: дескать, не озаботились вырастить преемников… Я знаю, что вы открыли Школу молодого лидера при Центре Мейерхольда и готовится к открытию новый комплекс при Александринке, где помимо Новой сцены и медиакомплекса будет и школа… Можно ли ожидать массового притока «молодых лидеров» в ближайшее время?

– К счастью, в нашем театре есть люди, которые воспитывают смену. Их немного, два-три человека, но они есть. Что касается «массового притока»… Режиссура – профессия штучная. Если из всего набора появятся один-два человека, способных возглавить какой-нибудь небольшой московский театр, я буду считать, что это победа. Другой вопрос, что творчеству научить нельзя, а вот технологии профессии – можно и необходимо. У нас это тоже часто путают. Воспитать гения невозможно, а грамотного профессионала – вполне. Тем более что сейчас в театре во всех сферах, в режиссерской в первую очередь, не хватает именно профессионалов… За два столетия Александринка видела всякое. Теперь увидит и свой новый корпус – Когда откроется новый комплекс Александринки?

– Здание должны сдать в эксплуатацию в конце этого года. По крайней мере, так обещают строители. Правда, за долгие годы общения со строителями я убедился, что верить им нельзя ни в чем: касается это ремонта театра или квартиры. Это отдельная нация. Но тем не менее в планах так. А открываться мы будем следующей весной. Перенесем на весну наш Александринский фестиваль. А к открытию планируется такая коллективная работа – «Невский проспект». Его будут делать несколько молодых режиссеров, каждый свою часть – с теми драматургами, которых они выберут, со своими художниками (в большинстве своем учениками Эдуарда Кочергина). Сам я тоже приму участие в проекте: хочу сделать гоголевский Невский проспект на пару с Эдуардом Степановичем Кочергиным…

– Будете воспитывать молодых личным примером?

– Упаси бог! Помочь, чем могу, – помогу. Просто хочется посоревноваться… Да и Невский проспект – тема больно притягательная…

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • Голая правда

    Новый спектакль «Гоголь-центра» взбудоражил публику и прессу задолго до первых показов, когда стало известно, что в нем участвуют Сати Спивакова, Константин Богомолов и около двадцати обнаженных перформеров. Театр же позиционировал свою премьеру, как запоздалое пришествие на отечественную сцену немецкого драматурга Хайнера Мюллера, которого у нас хоть и ставили, но весьма эпизодически, тогда как в Европе он был одной из знаковых театральных фигур конца прошлого века, а в 90-е возглавлял «Берлинер Ансамбль». ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Наталия Опалева: «Мы придумали особый жанр – «изо-сериал»

    Проект Музея AZ «Свободный полет», посвященный Андрею Тарковскому и художникам неофициального искусства второй половины ХХ века, с успехом прошел в Западном крыле Новой Третьяковки. «Театрал» побеседовал с генеральным директором Музея AZ Наталией Опалевой. ...
  • «Эта великая книга еще не прочитана»

    Молодежный театр на Фонтанке продолжает программу международного сотрудничества. В апреле Шведский театр из города Турку представит на этой сцене спектакль «Женщины – 3» финской писательницы и режиссера Туве Аппельгрен, а недавно здесь состоялась премьера испанского театра «Трибуэнье» «Полет Дон Кихота». ...
  • Сергей Скрипка: «Наше кино движется в правильном направлении»

    В субботу, 5 октября, художественный руководитель и главный дирижер Российского государственного симфонического оркестра кинематографии Сергей СКРИПКА отмечает 70-летие. В преддверии праздника «Театрал» побеседовал с юбиляром. ...
  • Олег Басилашвили: «Товстоногов занимался жизнью человеческого духа»

    В эти дни в БДТ им. Товстоногова всё связано с именем Олега Басилашвили: на фасаде театра появился огромный баннер с фотографией из премьерного спектакля «Палачи», в котором народный артист СССР играет главную роль, а в фойе устроили масштабную выставку, где фотографии из семейного архива, кадры из фильмов, сцены из спектаклей перемежаются с цитатами юбиляра. ...
Читайте также