«За всеми реформами стоят судьбы людей»

Почему театры не спешат переходить на контрактную систему

 
Театр наций еще в советские времена жил по особенным законам, будучи Театром дружбы народов, – здесь никогда не было постоянной труппы. И сегодня Театр наций остается отдельной сценической площадкой, где развивается непопулярный для России тип театра– контрактный. В отличие от него Театр имени Ермоловой является классическим примером русского репертуарного театра. О преимуществах и недостатках репертуарной и контрактной системы рассуждают эксперты номера.
Сергей ЩЕРБАКОВ, директор Театра наций:

–У нас несколько направлений деятельности: собственные спектакли, гастроли, фестивали, отдельные театральные проекты. Для спектаклей, которые являются нашей собственной продукцией, проводятся актерские кастинги, а режиссер нанимается нашим художественным руководителем. Иначе говоря, контрактная система дает максимальную свободу. Мы не обременены долгосрочными обязательствами. Если что-то разладилось– можем пригласить другого артиста. Не удался спектакль– позвали другого режиссера. Однако есть объективная сложность: если репертуарный театр живет по принципу «театр-дом», то у нас этот дом временный. Очень важно собрать всех вовремя. Хотя жаловаться грех: слава Богу, нам ни разу не приходилось применять штрафы или еще каким-то образом призывать артистов к пунктуальности. С Театром наций работают профессионалы, которые отлично знают свои обязанности. А для того, чтобы не было накладок, мы на год вперед формируем репертуар и репетиционное время, задолго объявляем его актерам, чтобы они знали свою занятость. Впрочем, есть еще одно принципиальное отличие от репертуарного театра: работа происходит на основе трудового договора, поэтому мы не несем за артистов никаких социальных, профсоюзных обязательств.

–Если срок жизни ваших спектаклей определяет касса, то получается, что у актера нет четкой уверенности, будет ли он работать здесь через сезон?

–Все зависит действительно от успеха спектакля. Контрактный театр не может позволить себе, чтобы пустовали залы. И тем более это было опасно в минувшие пять лет, пока шла реконструкция и мы выступали на арендованных площадках. А в Москве аренда очень дорогая. Но я философски смотрю на эту проблему: спектакли как люди– кому-то отпущено больше, кому-то– меньше. Мы любим все наши спектакли. К новому году рассчитываем перевести их на обе сцены обновленного Театра наций. Репертуар все эти годы разрастался, было тяжело, но мы справляемся. Согласовать аренду площадок на год вперед– это в Москве азартно и непросто.

–Нужна ли контрактному театру федеральная поддержка для организации гастролей? Или театр способен справляться силами спонсоров?

–Без государства это не потянуть. Наши гастроли в российской глубинке финансировались благодаря федеральной программе поддержки театров малых городов. Надеюсь, это сотрудничество продолжится.

–А спонсорские средства?

–В основном эти деньги идут на подготовку новых спектаклей. Под имя Евгения Витальевича Миронова (худрука Театра наций. – «T») дают деньги, и наша задача – оправдать надежды спонсоров. Мы пока, тьфу-тьфу, достойно выполняем наши обязательства. И когда вернемся в свое помещение (сейчас там заканчивается реконструкция), много денег будет сэкономлено на аренде залов и перевозке декораций.

–Вы как зритель видите разницу в игре актера репертуарного и проектного театра?

–Я по первой профессии актер и могу вам с уверенностью сказать: не важно, сколько актер получает– миллион или сто рублей. Если он хороший актер, он будет хорошо играть всегда и везде, потому что он профессионал.



Марк ГУРВИЧ, директор Театра имени Ермоловой:

–Отмечу два момента. С середины 1980х годов худрук приглашается в театр на контракт с вышестоящим органом культуры. Логичный вопрос: если худрук на контракте, то почему труппа не на контракте? Второй момент– если в театре менять кадровую систему набора людей, то почему мы говорим только об актерах, но не говорим обо всех остальных сотрудниках театра? Начальников цехов тоже можно перевести на контракт, но сегодня сделать это непросто, поскольку для начала нужно изменить Трудовой кодекс. Не менее сложно обстоит дело с актерским составом. В репертуарных театрах множество пожилых артистов, которые не играют спектакли, но и увольнять их нельзя. Они могут подать в суд и дело выиграют, поскольку их занятость в театре зависит исключительно от администрации театра. В суде сработает классический прием: дескать, я готов играть в спектаклях, но режиссеры меня не занимают. То есть юридически они будут правы. Другое дело, что актерская профессия жестокая и целиком зависит от желаний и действий режиссера. Как бы там ни было, даже в репертуарном театре худруку удобнее набирать актеров на контрактной основе: меньше юридических проблем. Хотя, с другой стороны, разрушается понятие «театра-дома»– того места, где служишь всю свою жизнь и на пенсии становишься почетным корифеем труппы.

–Можно ли артиста репертуарного театра перевести на контракт?

–Сейчас нет механизмов социальной защиты при переводе на срочные договоры. Если заниматься этим вопросом серьезно, а предпосылки есть и Минкульт озабочен, то делать это надо с изменением действующего трудового законодательства. Любой театр будет сталкиваться с судебными разбирательствами, если решит затеять перевод на срочные договоры.

–А есть ли какие-то предложения по разработке механизмов?

–Есть исторический опыт. Например, Министерством культуры СССР в середине 1980‑х годов был выпущен приказ, которым вводилась система переизбрания сотрудников театров. Одна пятая часть творческого состава проходила конкурсные процедуры, их отсматривал худсовет и по каким-то параметрам решал, полезен ли этот актер театру или нет. Правда, система просуществовала года три, и о ней благополучно забыли. Критерии можно выработать и сегодня, но любой приказ Минкульта может столкнуться с уложениями Трудового кодекса. А пока нет изменений в нем– все попытки исполнения подобного приказа будут заканчиваться в судах.

–А лично вы поддерживаете контрактную систему?

–В ней много преимуществ, и я думаю, надо постепенно двигаться так, чтобы была возможность набирать сотрудников театра по контракту. Это процесс сложный, от ступеньки к ступеньке. Все должно быть аккуратно и осторожно, потому что за всеми приказами и реформами стоят судьбы людей, рубить сплеча тут непозволительно. Но очевидно, что-то должно меняться в нашей кадровой системе, и касаться это должно всего театрального коллектива, а не только труппы. Контрактную систему следует вводить для всех учреждений культуры и их коллективов в целом.

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • Константин Райкин: «Я совершенно не согласен с сегодняшним решением суда»

    На сайте «Сатирикона» опубликован комментарий худрука театра Константина Райкина по поводу приговора Павлу Устинову, которому Мосгорсуд изменил наказание с 3,5 года колонии на год лишения свободы условно с испытательным сроком два года. ...
  • «Он прошел в искусстве счастливый путь»

    Во вторник, 1 октября, в московском театре «Ленком» проходит церемония прощания с Марком Захаровым. Художественный руководитель театра, народный артист СССР ушел из жизни 28 сентября. Проститься с ним пришли многие деятели искусства, в числе которых Александр Калягин, Галина Волчек, Александр Ширвиндт, Евгений Миронов, Константин Богомолов, Юрий Бутусов, Марк Розовский, Евгений Писарев, Дмитрий Крымов, Миндаугас Карбаускис, Алексей Бородин, а также тысячи поклонников творчества мастера. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Директор театра Karlsson Hause Анна Павинская: «Мы любим риск»

    У репертуарного театра в России есть очевидное преимущество: здесь возможен риск. Например, не сложился спектакль, и постановку списали уже на генеральной репетиции. Но в частном театре, наверное, подобные риски недопустимы. ...
  • Артисты «Ленкома» попросили присвоить театру имя Марка Захарова

    Артисты «Ленкома» обратились к мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой присвоить театру имя Марка Захарова, который был художественным руководителем коллектива. «Сейчас подготовлено обращение от труппы театра, со всеми народными артистами и другими уважаемыми артистами, на имя Сергея Семеновича Собянина о том, чтобы назвать театр «Ленком Марка Захарова», – сказал ТАСС председатель комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям Евгений Герасимов. ...
  • Мосгорсуд отменил возврат дела «Седьмой студии» в прокуратуру

    Во вторник, 8 октября, Мосгорсуд признал незаконным возвращение в прокуратуру уголовного дела «Седьмой студии» и постановил вернуть дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе суда. Это решение принято по ходатайству прокуратуры. ...
  • В устав Большого театра внесли изменения

    Назначения и отставки в филиалах Большого театра будут согласовываться с Министерством культуры РФ. Об этом говорится в пояснительной записке к проекту постановления правительства РФ «О внесении изменений в устав федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный академический Большой театр России». ...
Читайте также