Комедия строгого режима

Почему спектакли российских театров сложно рекламировать

 
Сегодня у театра много конкурентов. DVD-диск с артхаусным фильмом или блокбастером стоит дешевле, чем билет на спектакль. Да и посмотреть фильм можно в более комфортных условиях (к тому же не один раз). Какие у театра шансы выжить в этой конкурентной борьбе – вопрос из разряда вечных. Но точно известно: в XXI веке российским театрам стало сложнее бороться за своего зрителя. Дело не столько в цифровых технологиях, сколько в самой организации театрального дела.
В ожидании продюсера

Сегодня в России на раскрутку блокбастера тратится примерно половина бюджета, выделенного на фильм. Производство «Антикиллера-2» Егора Кончаловского стоило 3 млн. долларов, из них 1,3 млн. ушло на рекламу. Аналогичное распределение средств было при раскрутке фильмов «Обитаемый остров», «Любовь-морковь», «Самое лучшее кино» и так далее. Эту схему российские кинематографисты переняли у Запада: съемки «Перл-Харбора» стоили 50 млн. долларов, но еще 50 млн. долларов потрачено на мировую промоакцию, съемки «Титаника» стоили 200 млн. долларов, но 100 из них ушло на рекламу.

Но если за рубежом огромные средства вкладываются и в раскрутку спектакля, то у нас эта традиция развита слабо. На первый взгляд российский репертуарный театр боится утратить накопленные годами традиции. Как бы громко коммерциализация ни стучалась в дверь, во множестве театров художественные руководители по-прежнему относятся к своему детищу, как к «кафедре, с которой можно сказать людям много добра». То есть коммерческая цель спектакля особо и не преследуется, театр воспринимается, прежде всего как духовная миссия.

В регионах (например, в Таганроге, Хабаровске, Липецке, Мичуринске, Кургане, Твери) раскруткой премьерных постановок занимаются только распространители билетов, которые ходят по школам и предприятиям с афишами новых спектаклей. По пальцам можно пересчитать и театры, в которых работают пиар-директора, не говоря уже о такой важной должности, как продюсер. Впрочем, откуда возьмутся эти специалисты, если средств, выделяемых на театр, едва хватает для новых постановок? Получается замкнутый круг: у театра нет денег нанять человека, который будет «продавать» спектакли.

«Я стою миллион долларов»

За рубежом давно вывели правило: чтобы театр имел успех, нужно его полноценно финансировать, поскольку, в отличие от кинематографа, в театре многое зависит от саморекламы. В США репертуарные (!) театры тратят 85% от своего бюджета на зарплату артистов. В переводе на российские деньги это немыслимые суммы. Но они позволяют артистам время от времени покидать свой коллектив и повышать квалификацию на специальных курсах. В России такая практика совершенно отсутствует. В итоге наши артисты – той самой психологической школы – с годами теряют форму. Не говоря уже о том, что им негде обрести современные профессиональные навыки. Часто ли актеры бывают на международных театральных фестивалях? Часто ли принимают участие в мастер-классах? Да и проще сказать: часто ли посещают спектакли своих коллег, приехавших в город на гастроли? По сведениям экспертов, сегодня зрительский опыт российских артистов отстал от мирового на много лет.

В отличие от США в России при советской власти на зарплату артистов тратилось 55% бюджета театра. Сейчас эта сумма еще меньше и составляет 40–45%. Как выяснил «Театрал», в провинциальных театрах зарплата народного артиста в среднем 8 тыс. рублей, начинающий актер получает – 5–7 тыс. рублей. Как повышать квалификацию при таких доходах?!

Кстати, однажды на съемках фильма «Ватерлоо» Сергея Бондарчука западная звезда Род Стайгер, исполнявший роль Наполеона, спросил у знаменитого советского актера: «Сколько вы стоите?» Наш не понял. Стайгер повторил: «Ну, я, например, стою миллион долларов, а вы?» Наш побледнел от чувства униженности, мысленно сравнив гонорары. Ответил крепким народным выражением в собственный адрес, которое Стайгеру не перевели.

Бюджет для «Трех товарищей»

В Москве и Петербурге ситуация с «раскруткой» спектаклей обстоит, понятно, иначе, чем в других регионах страны. Такие именитые театры, как «Ленком», «Современник», МХТ имени Чехова, Мариинка не нуждаются в рекламе – их залы всегда переполнены благодаря одним только туристам (не говоря уже о местных зрителях). Казалось бы, театру можно не беспокоиться о раскрутке и жить лишь за счет собственной славы. Но, оказывается, и славу нужно подпитывать мощной рекламой. Чтобы окупился спектакль «Три товарища», поставленный Галиной Волчек в 2000 году, театру «Современник» понадобился большой рекламный бюджет и несколько лет частого «проката» спектакля, поскольку на производство «Трех товарищей» ушел не один миллион рублей (точная сумма по просьбе спонсоров «Современника» не называлась). Для сравнения: возобновление в репертуаре «Трех сестер» в те же годы обошлось театру в 3 млн. рублей, а спектакль по пьесе Николая Коляды «Уйди, уйди» считается самым дешевым – на него театр потратил 1,3 млн. рублей.

За минувшие десять лет суммы на постановку спектаклей (во всех столичных театрах) возросли в несколько раз, отчего отношения со спонсорами не стали легче. Причем в России до сих пор не принят закон «О меценатстве». Следовательно, развивать эти взаимоотношения с каждым годом все труднее. В итоге театры, стремясь к самоокупаемости, вынуждены завышать цены на билеты. Для сравнения: билеты в «Комеди Франсез» стоят (в переводе на русские деньги) в пределах 160–2000 рублей, в МХТ имени Чехова – 250–10 000 рублей; билеты в «Современный театр» (Польша) стоят 100–850 рублей, в московский «Современник» – 300–3000 рублей. Демократичные цены и за океаном. В Вашингтоне, например, средняя стоимость билета 25–40 долларов. Но если же на гастроли приезжает, например, Большой театр, то цены могут доходить и до 300 долларов, поскольку театр должен окупить затратный перелет через океан, перевезти тонны декораций, заказать масштабную рекламу…

Едва во Франции в 2003 году был принят закон «О меценатстве», местные театры перестали ежегодно повышать цены на билеты – увеличилось количество спонсоров, ведь закон дает значительные налоговые послабления тем, кто поддерживает искусство. Иная схема действует в Англии. После того как Маргарет Тэтчер сократила расходы на культурную сферу, лондонский National Theatre открыто опубликовал свой банковский счет. В итоге крупные банки, торговые фирмы и предприятия стали перечислять средства на развитие театра. В благодарность за это главный зал National Theatre регулярно меняет свое название – в честь того человека, кто последним сделал наибольшее пожертвование. Таким образом театр «раскручивает» имидж своих спонсоров, а спонсоры, соответственно, имя театра. Не хуже обстоят дела и в США, где пожертвования частных лиц не облагаются налогом. У нас же меценат должен заплатить полноценный налог.

Дефицит общения

И все же как театрам «раскручивать» свои постановки? Над этим вопросом ломает голову не одно поколение театральных деятелей. И вроде бы известен западный опыт, и вроде перед глазами схемы раскрутки отечественных фильмов, и вроде понятно, что сегодня «нужно зрителю», а все равно ни одна из схем не подходит отечественному театру. У него, как известно, особый путь в русской культуре. Иными словами: кино – искусство массовое, театр – элитарное. Даже в советские времена, когда театр должен был стать искусством, доступным для рабочего зрителя, в залах было не более 7–8% рабочих. Товстоногов гордился, что в его театре эта цифра достигала 12%. Выходило, что и через полвека после «великой социалистической революции» театр не стал искусством рабочего класса. А из репертуарных сводок было видно, что лидерами сезона становились не протежируемые властями пьесы о победе коммунизма, а работы явно не тех авторов – Володина, Горина, Рощина, Петрушевской…

Театр оставался искусством интеллигенции. Является таким и сейчас (об антрепризе разговор особый). Поэтому у него, с одной стороны, много конкурентов, но с другой – нет конкурентов вообще. Театр предлагает зрителю не только динамичное зрелище (оно есть у кино), но дает еще и живое человеческое общение. Ведь с развитием цифровых технологий возникает все больший дефицит такого общения.

Сегодня в России 640 театров, которые финансируются государством из бюджетов разных уровней (доля бюджетного финансирования в них составляет 25–35%). При этом театральная система постоянно развивается, количество театров растет, и соответственно, увеличивается нагрузка на бюджеты. В таких условиях многим театрам крайне сложно найти деньги на рекламу. «Наш театр вынужден работать в рамках того бюджета, который нам выделяет департамент культуры, – сказала «Театралу» Наталья Комардина, заместитель художественного руководителя по работе со зрителями Театра Армена Джигарханяна. – Но сумма, заложенная на рекламу, настолько крошечная, что на нее невозможно заказать полноценную продукцию. Наверное, наверху решили, что театр в рекламе не нуждается».

  • Нравится


Самое читаемое

  • Театр кукол им. Образцова просит о помощи

    В редакцию «Театрала» поступило письмо от коллектива Театра кукол им. Образцова: - Дорогие друзья, 12 июня в 14.30, в День России, куклы Театра Образцова вместе с коллективом выходят на улицу. Под символом нашего театра, под знаменитыми часами мы собираемся записать театрализованное обращение на горячую линию президента. ...
  • Умер актер Александр Кузнецов

    Актер театра и кино, театральный педагог Александр Кузнецов скончался в четверг, 6 июня, на 60-м году жизни после продолжительной болезни. Широкому зрителю он известен по главной роли в фильме «Джек Восьмеркин – "Американец"». ...
  • «Это назначение грозит гибелью»

    В День России, 12 июня, коллектив Центрального театра кукол им. Образцова вышел на улицу, чтобы выразить своего рода протест против назначения заместителем директора ГЦТК Юрия Шерлинга, из-за которого, по, словам артистов, в театре сложилась «нездоровая обстановка», обусловленная «угрозами увольнения» и «обвинениями в некомпетентности». ...
  • Умер Франко Дзеффирелли

    Итальянский режиссер Франко Дзеффирелли ушел из жизни в возрасте 96 лет. Об этом сообщил мэр Флоренции Дарио Нарделла. «Я хотел, чтобы этот день никогда не наступил, – написал Нарделла в своем блоге в Twitter. – Франко Дзеффирели ушел сегодня утром». ...
Читайте также


Читайте также

  • В Саратове госпитализирован худрук ТЮЗа

    Худрук саратовского ТЮЗа 76-летний Юрий Ошеров упал в оркестровую яму во время репетиции, об этом сообщила пресс-секретарь регионального Минкультуры Ирина Спешилова. Ошерова госпитализировали в областную больницу, так как там есть высококачественное диагностическое оборудование. ...
  • Заседание суда по делу «Седьмой студии» отложили до августа

    Назначенное на 17 июня заседание по делу «Седьмой студии» перенесено на август. Мещанский районный суд Москвы отложил рассмотрение дела до 16 августа.   Прошлое заседание прошло 15 апреля. На нем судья Ирина Аккуратова назначила комплексную экспертизу. ...
  • «ФЭСТ» просит защиты у президента

    Администрация Мытищ отказалась удовлетворить просьбу театра «ФЭСТ» в изменении устава. В ответ художественный руководитель «ФЭСТа» Игорь Шаповалов записал видеообращение к президенту страны, которое появилось в социальных сетях театра 15 июня. ...
  • Юрий Шерлинг уволен из Театра им. Образцова

    Заместитель директора Театра кукол им. Образцова Юрий Шерлинг был уволен днем в пятницу, 14 июня. Приказ о его увольнении подписал директор театра Владимир Бакулев.   «Я рассмотрел обращение коллектива и, разобравшись по существу высказанных претензий к первому заму, прекратил действие трудового договора с Юрием Борисовичем Шерлингом», – цитирует РИА слова директора театра. ...
Читайте также