«Вы открыли нам новую эру!»

В Париже завершились триумфальные гастроли Театра Вахтангова

 
Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно.
 
Во французской прессе и  блогосфере вышло множество публикаций с самыми лестными оценками в адрес российских актеров. И даже после того, как вахтанговцы покинули Париж, французские театралы продолжали обсуждать это событие, уже ставшее яркой страницей мировой театральной истории.

Театру Вахтангова не привыкать к успеху в самых разных столицах мира, если учитывать количество зарубежных гастролей последних лет и неизменные восторженные приемы. Тем не менее поездка в Париж занимала особое место в этом ряду, став определенным вызовом не только творческому составу труппы, но и дирекции театра. Впервые столь масштабные гастроли готовились не крупными продюсерскими компаниями, не оргкомитетами международных фестивалей и не серьезными государственными структурами – всю организацию поездки взял на себя сам театр.

Два года переговоров, планирования, оформления многочисленных документов, поиска спонсоров, проведения рекламно-информационной кампании и, главное, финансирования этого дорогостоящего проекта – все легло на плечи вахтанговской дирекции. Попытки достучаться до высоких культурных и не очень культурных руководящих кабинетов с просьбой о поддержке встречали лишь вежливое понимание.

Успешному театру желали дальнейшего процветания и новых творческих побед. Примерно так же реагировали в различных фондах и финансово-коммерческих структурах. И даже Год театра вахтанговцам не помог. В результате пришлось рассчитывать лишь на свои силы. И на помощь продюсеров Елены Герасевой и Антона Лошака – давних соратников и друзей.
Вахтанговцы тщательно подошли к подбору площадки для гастролей, выбрав один из старейших и популярных театров Парижа, который с 1835 года расположен в самом центре города на Елисейских полях. В театре «Мариньи» как раз завершался долгий пятилетний капитальный ремонт, но Кирилл Крок и Римас Туминас решили дождаться открытия этого прославленного здания и привезти свои спектакли именно сюда – в исторический центр и в исторический театр. Директор «Мариньи» Жан-Люк Шоплен, человек чрезвычайно известный в театральной Франции, тоже пошел на определенный риск, став партнером вахтанговского проекта и решившись отдать свою главную сцену на 12 вечеров двум драматическим спектаклям из России.

Уж кто-кто, а Жан-Люк прекрасно знал, что пушкинский роман «Евгений Онегин» вряд ли сегодня можно назвать широко известным и популярным произведением во Франции. Чего не скажешь о чеховском «Дяде Ване», которого здесь, наоборот, хорошо знают и много лет играют во многих французских театрах, включая и самые популярные. Поэтому, с одной стороны, нужно было шесть вечеров подряд собирать публику на не очень известного «Евгения Онегина», идущего на русском языке с субтитрами, а с другой – еще шесть вечеров заполнять зал на «Дядю Ваню», которого в разных вариациях местные театралы видели уже многократно.  Единственное, что могло вдохновить господина Шоплена, – так это прежний успех спектакля «Евгений Онегин», с которым вахтанговцы несколько лет назад приезжали во Францию и были отлично приняты. Но таких масштабных гастролей, как в этот раз, проводить еще не приходилось…

  Уже накануне приезда Театра Вахтангова в Париж стало понятно – риск себя оправдал. Почти все билеты на все вечера показов были проданы. Ажиотаж подогревала и местная пресса, активно обсуждающая приезд российских актеров в разгар санкционных войн и политических заморозков. Добавляла вопросов и ситуация с «желтыми жилетами», из-за которых центр Парижа по выходным лихорадит, а парк вокруг театра «Мариньи», примыкающий к президентской резиденции, и вовсе перекрывается полицией…

Тем не менее к открытию гастролей и первому показу «Евгения Онегина» последние билеты из касс театра были сметены, а вечером у парадного фойе появились парижане с рукописными табличками «Буду благодарен за лишний билет».

Казалось, весь театральный Париж в этот вечер съехался в «Мариньи», чтобы увидеть творение Туминаса, вдохновленного Пушкиным. А Туминас в это время за кулисами общался с актерами, давал советы, шутил и подбадривал… Он старался не показывать своего волнения, хотя заметно волновался, так же, как и все – от гримеров и костюмеров до актеров и дирекции. Но когда раздался третий звонок, вся труппа собралась в круг и, взявшись на сцене за руки, сплотилась в едином настрое на успех. Или на магию Туминаса…

Уже вскоре эта магия увлекла собою зал, который, затаив дыхание и почти забыв о титрах, не отрывал глаз от сцены. С первых минут действия и до финального занавеса зрители были словно заворожены. И даже когда занавес опустился, зал какое-то мгновение все еще не мог выйти из оцепенения. А затем – шквал оваций… И крики «браво!»… И цветы… И слезы на глазах…

Так продолжалось каждый вечер. И с каждым вечером число желающих попасть в переполненный зал на спектакль лишь увеличивалось. Обращались к Шоплену, к Кроку, к Туминасу и продюсерам… Лишний билетик на вахтанговцев стал в эти дни самым ценным подарком. Ведущие газеты Парижа не скупились на комплименты. Но все это не расслабляло вахтанговцев.

Каждый вечер Туминас собирал труппу на сцене, проводил очередную репетицию, делал замечания, что-то советовал, о чем-то, казалось бы, отстраненном, фантазировал, на какую-то незримую волну настраивал… А после третьего звонка все снова собирались в круг, брались за руки – и магия начиналась.

В день последнего показа «Евгения Онегина» ушел из жизни экс-президент Франции Жак Ширак. Это печальное событие не осталось незамеченным за кулисами театра. Но тут говорили не о политике Ширака, тут вспоминали о его любви к русской культуре, к языку, о его переводе на французский «Евгения Онегина». В этот вечер великий пушкинский роман прозвучал на какой-то особой высоте, объединив пронзительной нотой российский театр и французский зал. Пушкин, Онегин, Вахтангов, Ширак… Мы все в этот вечер словно стояли перед вечностью, не знающей границ и презирающей условности. Мы были людьми одной мировой культуры, одного душевного подъема, одной вселенной.

После спектакля за кулисы поднялся из зала посол России во Франции Алексей Мешков. Он вручил шикарный букет Людмиле Максаковой, которой в этот день исполнилось 79, и поблагодарил вахтанговцев за потрясающую игру.

«Вы делаете великое дело, которое сейчас трудно осмыслить и переоценить, – говорил он, обращаясь к актерам и к Римасу Туминасу. – Сегодня в этом зале были не просто французы и русские, в зале были люди единой мировой культуры, чувствующие друг друга, понимающие и принимающие. Вы своим талантом объединяете нации и души. Это и есть пример настоящей народной культурной дипломатии в высшем смысле этого слова. И Римас Владимирович – лучший народный дипломат».

Проводы «Евгения Онегина» были недолгими. Обошлось без традиционного общего фото на память. За оставшиеся ночные часы сотрудники художественно-постановочной части Театра Вахтангова должны были разобрать декорации, перенести их через парк под проливным дождем в стоящие за парком фуры. А из фур перенести на сцену декорации «Дяди Вани» и к полудню их смонтировать, чтобы Туминас успел провести репетицию, а вечером открыть спектакль. Промокли до нитки, работали всю ночь, поразив французов, не верящих, что в таком тесном театре, практически лишенном свободного закулисного пространства, можно так оперативно убрать один масштабный спектакль и подготовить другой.

Но уже вечером у центрального входа стреляли лишний билетик, зал был переполнен, и «Дядю Ваню» французы, избалованные Чеховым, приняли как самого родного после долгой разлуки. Зал, балконы и ложи аплодировали стоя, актеров осыпали цветами, над Елисейскими полями неслось «Браво!» Здесь снова не было просто французов, русских, немцев, шведов, заходивших в этот вечер в зал. Здесь к финалу спектакля были люди единого душевного порыва, восторга и настроя, люди, объединенные великой культурой, не знающей границ. И великим талантом российских актеров с их мировым режиссером.

Перед спектаклем я пообщался с Жан-Люком, который с волнением ожидал «Дядю Ваню» и рассказывал, как хорошо известна и популярна эта пьеса во Франции. «Боюсь, что трудно будет добиться такого же успеха, как с «Евгением Онегиным», – говорил мне директор…

Сразу же после спектакля он пришел к служебному входу вместе со своей супругой, чтобы выразить Туминасу свое восхищение. Множество зрителей собралось здесь же, чтобы взять у актеров автографы, сделать селфи, выразить свои эмоции. Туминаса снова, как на сцене, встретили криками «Браво!» Смущенно улыбаясь, Римас отошел в сторону к ожидавшему его Жан-Люку.

«Римас, это было фантастически! – воскликнул директор театра «Мариньи», взяв Туминаса за руку. – Ты совершил какое-то чудо, это совершенно нереальный спектакль. Как они играют! Как это гениально сделано! Ты гений, Римас! Я просто счастлив, что мы показали эти шедевры в нашем театре и нашей публике. И жалею только об одном, что мы с вами не начали сотрудничать раньше. И что привезли только два ваших спектакля. Но ведь это только начало, Римас. Вы открыли нам новую эру!»

В Москву Театр Вахтангова вернулся незамеченным триумфатором. Как, впрочем, и после прежних поездок из мирового турне. Столицы ведущих стран мира не скрывали своих восторгов, зарубежная пресса не жалела слов восхищения талантом российских актеров, зрители в разных концах планеты аплодировали вахтанговцам стоя… И только официальная Москва не замечала и не замечает этих творческих и культурно-дипломатических побед. Как почти не замечают их и центральные телеканалы, увлеченные пропагандистской истерией. Но может и хорошо, что в своем формате не замечают. Они ведь действительно из разных эр и эпох – те, кто истерит, и те, кто согревает души.
 


МОНОЛОГИ В АНТРАКТЕ
Кирилл КРОК, директор Театра Вахтангова:
– Для нас это первый жизненный опыт, когда театр сам выступает организатором столь масштабных гастролей. И мы на это пошли совершенно осознанно, потому что понимаем, как сложно пробиться на европейский . рынок. Привезти один-два хороших спектакля на пару показов – в этом особых проблем нет. И уж тем более на фестиваль, где, как правило, есть хорошие бюджеты. А мы себе поставили цель приехать на две с половиной недели, с двумя большими спектаклями и выступить в центральном театре Парижа.

Хочу особо подчеркнуть, что мы сюда приехали не деньги зарабатывать, а показывать публике, что сегодня собой представляет русский театр, показать им русскую классику, которая ничуть не устарела и звучит в нашем театре чрезвычайно актуально. Мы не прилетели сюда на волне скандала или на непонятной теме, высосанной из пальца. Мы привезли сюда лучшее, что у нас есть в репертуаре.

Для нас этот опыт исключительно важен, потому что мы занимаемся всем сами – и продажей билетов через театр «Мариньи», и оплаченной нами рекламной кампанией, в ходе которой в Париже все лето можно было видеть наши афиши в метро, на уличных тумбах, а в прессе, в социальных сетях – читать материалы о наших спектаклях.

Нам здесь, конечно, не просто. Театр находится рядом с президентским дворцом, тут действует много ограничений, нашим фурам с декорациями здесь стоять нельзя, и они находятся за городом на специальной парковке. Пригнать их сюда нужно в определенные часы и за считанные часы перегрузить декорации, смонтировать их…

Нам пришлось актеров разместить в трех разных отелях, потому что невозможно было всю приехавшую труппу – а это 80 человек – поселить в одном месте, да еще на Елисейских полях. На это не хватило бы никаких средств. Поэтому мы продумали логистику, все организовали, всех поселили в одноместных номерах.

Выдали билеты на метро, и все ездим к театру без проблем, тратя на дорогу не более 15 минут. А наши народные артисты живут рядом и приходят пешком. Коллектив театра все это понимает, и у нас не возникает обид и проблем. Все предельно собраны, все осознают значение этой поездки. Мало того, мы не забываем и о морально-психологической обстановке в коллективе, поэтому привозим в Париж второй состав спектаклей. Вначале играют одни, затем им на смену прилетают другие. Это вызывает дополнительные расходы на билеты, но нам важно, чтобы в театре и среди актеров, и среди технического персонала не было обиженных людей. Ведь мы все делаем общее дело.

Бюджет этого проекта порядка 29 миллионов рублей, из них 8 миллионов 800 тысяч выделил Минкульт на оплату проезда. Все остальное – средства театра. Мне очень обидно, что чиновники, к которым мы обращались, не нашли возможным нас поддержать.
Здесь же мы благодарны российскому посольству, которое очень внимательно отнеслось к нашим гастролям, организовало для актеров две экскурсии, провело торжественный прием в честь театра, а посол Алексей Мешков нашел время побывать на спектаклях. Так, к сожалению, бывает не всегда и не везде.

Теперь мы всем доказали, что театр конкурентоспособен,  что в состоянии самостоятельно решать такие масштабные задачи и позиционировать в мире современную российскую культуру.

Конечно же, делать это без какой-либо финансовой поддержки меценатов, того же государства –  очень тяжело. Но мы справились, потому что много работаем, ездим на зарубежные гастроли, хорошо зарабатываем, а теперь и вкладываем в этот французский проект, продвигая российский театр. С точки зрения экономики абсурдность проекта очевидна, потому что театр «Мариньи» получает от мэрии субсидию и не имеет права продавать билеты дороже 45 евро. С такой ценой вернуть потраченные 29 миллионов совершенно нереально при любых аншлагах. Но я думаю, что миссия театра заключается в том, чтобы подобных проектов, объединяющих людей, открывающих зарубежной публике русскую культуру и современный российский театр, было как можно больше. И мы на это заработанных средств не жалеем, потому что для нас это очень важно.



Жан-Люк ШОПЛЕН, директор театра «Мариньи»:
– Мы много работали с Театром Вахтангова, готовя эти гастроли, и я немного волновался по поводу того, как публика примет «Евгения Онегина», который не очень известен во Франции. Зритель у нас со вкусом, он знает и любит театр, поэтому его оценка для нас важна. Теперь те, кто посмотрел «Евгения Онегина», говорят, что это лучший спектакль в их жизни.
Для меня, как для директора, главный показатель интереса публики – это количество проданных билетов. И должен признать, что я поражен – у нас все билеты на все спектакли Театра Вахтангова проданы. Публика проявляет какое-то фантастическое внимание к русскому театру и к спектаклям Римаса Туминаса. Ажиотаж невероятный.

Мне приходилось работать с российскими мастерами – с Валерием Гергиевым и Мариинским театром, с Рудольфом Нуриевым… Я люблю русское искусство и очень ценю его. Теперь мы познакомились с Римасом, человеком очень тонким, приятным, поэтичным и философским режиссером. У него универсальный художественный язык, который, к счастью, не показывает карикатурно русскую культуру. Он сломал все барьеры, чтобы, наоборот, открыть публике всю глубину, все богатство и очарование русской поэзии, литературы, театрального искусства. И сделал это гениально.

 Я испытываю настоящее счастье от того, что нам удалось организовать этот проект и доставить столько радости театральной публике Франции. Надеюсь, что наше сотрудничество с Театром Вахтангова будет продолжено, и мы вместе еще порадуем зрителей.



Анжелика ХОЛИНА, хореограф:
– Спектакль «Евгений Онегин» попал в нужную эпоху и эстетику, потому что в Париже очень много интеллигентных и образованных людей. Нынешнее поколение не читает, не слушает, не смотрит, им не важна жизнь духа. И поэтому особенно приятно, когда люди с открытой душой приходят на наш спектакль. Они понимают и чувствуют, что такие спектакли, как «Евгений Онегин» и «Дядя Ваня» – это о человеке, о его душе, о его боли и радости. В театре не нужна форма, не надо ее там изобретать.  В театре надо разговаривать о человеке.

 Я знаю принципы постановки Туминаса. Он художник, и он ставит и видит картины. У него не бывает мелочей. Как ты стоишь на сцене, как смотришь, как поворачиваешь голову – все имеет значение. В его театре важны все нюансы, и хорошо, что актеры это понимают. А он не устает им говорить, что мы в каждом своем движении не должны забывать судьбу человека.

Культуры России и Франции очень близки, переплетены. Это и у Пушкина повсюду проходит, и у Толстого целые главы в «Войне и мире» написаны на французском… Поэтому к нам здесь такой интерес, и он особенно приятен во времена, когда людей пытаются разъединять и ссорить. Нас же принимают очень хорошо, мы купаемся в овациях. Мы говорим с душой француза, она нам откликается, и это самое большое достижение. Значит, миссия театра выполнена.



Виктор ДОБРОНРАВОВ:
– С предыдущей поездки прошло четыре года, и наш спектакль вырос, обрел новые смыслы. Мы ведь тоже меняемся, и это не может не отражаться на нашей игре. Поэтому в Париж мы приехали с немного другой работой, и, конечно же, волнуемся – как она будет принята зрителем. Да и зритель за это время изменился, уж слишком стремительно время, в котором мы все живем. Римас это очень тонко чувствует, и каждый спектакль он настраивает по-особому. Он тщательно репетирует, для него не бывает второстепенных деталей. Он очень внимателен к каждому из нас и к зрителю в зале. И не важно, какую роль ты играешь в спектакле Туминаса, не важно даже – с текстом она или без, главное, что у тебя эта роль есть. И ты имеешь возможность говорить со зрителем универсальным высокохудожественным языком Туминаса, и в любой точке мира этот язык понятен и находит отклик. Как нашел он самый эмоциональный и восторженный отклик в Париже у очень взыскательной публики. Значит, волнения наши были не напрасны и приехали мы сюда не зря.



Алексей ГУСЬКОВ:
– Это совершенно беспрецедентная история, когда российский театр без серьезной государственной или коммерческой поддержки приезжает в Европу на такие масштабные гастроли. И приезжает не на скандале, не на именах мировых звезд, которыми обычно завлекают публику. Нет, театр везет настоящую русскую классику и играет ее без эпатажа. И публика это достойно оценивает. Мои французские коллеги, с которыми я здесь много работал, совершенно откровенно сказали мне, что более совершенного спектакля они просто не видели. Это заслуга всего административно-постановочного состава, но прежде всего, конечно же, – это Римас Владимирович. Его масштаб и его художественный вкус самым магическим образом воздействует на зрителя. Поэтому работать в таком проекте  настоящий подарок.

Да еще на гастролях, где ты свободен от московских забот и проблем, и можешь в новых условиях, на новой сцене подкорректировать с помощью художественного руководителя рисунок роли под ту систему координат, под то ощущение, дыхание, магию, которой и придерживается Туминас. Он очень уникальный художник. Мне исключительно интересно с ним работать, и я хочу как можно дольше существовать в той системе координат, которую он нам предлагает. Парижские гастроли еще раз наглядно показывают масштаб его личности. Французы так восторженно нас принимают просто потому, что у них нет спектаклей подобного уровня. У них великолепные костюмы, высочайшее искусство слова, прекрасный ритм, но наш театр более художественный, он теплее, эмоциональнее. А у Римаса Владимировича он еще и визуальный, он пробуждает зрительскую фантазию, он увлекает зрителя за собой, превращает его в соучастника процесса. И зритель не может оставаться безучастным. Особенно такой эмоциональный зритель, как во Франции.



Раду МИХАЙЛЯНУ, французский режиссер, писатель (фильмы  «Преступление», «Поезд жизни» «Концерт» и др.):
– «Евгений Онегин», который мне посчастливилось здесь увидеть, – это выдающееся произведение, поставленное гением. Абсолютным гением.  Я уже лет десять не видел такой потрясающей постановки, такой эмоциональной и трагикомической. Вспоминая о вечной загадке русской души, я нахожу эту душу в бесконечной глубине трагикомической жизни.  И актеры совершенно потрясающе это передают – и мой замечательный друг Алексей Гуськов, и все его коллеги.  Они просто суперпрофессиональные, их игра не может не потрясать.

В постановке столько идей! Так гармонично соединить музыку, танцы, драму, иронию, фантастический свет… Создать картину, от которой невозможно оторвать глаз, и наслаждаться ею на всем протяжении спектакля – это гениальная работа!




  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Этот пятидневный форум сродни учёбе на пяти курсах университета»

    С 5 по 9 декабря в Москве впервые прошел Вахтанговский фестиваль театральных менеджеров «ТЕАТР 2.1», организованный на базе Театра им. Вахтангова в рамках Форума Центрального федерального округа «Российский театр - XXI век. ...
  • «Очень важно, чтобы учеников Олега Табакова объединяла идея»

    14 декабря в московском Театре Олега Табакова пройдёт круглый стол «Метод Табакова», который подведёт итог первому фестивалю учеников Олега Табакова «Атом Солнца». В мероприятии примут участие ученики и соратники мастера разных лет: Владимир Машков, Валерий Фокин, Анатолий Смелянский, Марина Зудина, Константин Райкин и Андрей Дрознин. ...
  • МХАТ им. Горького ждут в Великом Новгороде

    МХАТ им. Горького отправляется на «Большие гастроли» в Великий Новгород. С 3 по 5 декабря на сцене Новгородского театра драмы им. Достоевского труппа представит три спектакля: «Ромео и Джульетта» режиссера Валерия Беляковича, «Полоумный Журден» в постановке Татьяны Дорониной и премьеру этого сезона – «Последний срок» режиссера Сергея Пускепалиса. ...
  • Щепкинцы покажут в Когалыме дипломный спектакль

    Студенты Высшего театрального училища им. Щепкина на сцене филиала Малого театра в Когалыме покажут дипломный спектакль. Выступления пройдут 3 и 4 декабря в рамках программы «Большие гастроли». Как сообщили в пресс-службе Минкультуры, в Когалым отправятся студенты 4 курса мастерской Владимира Сафронова со спектаклем «Ситуация» по пьесе Виктора Розова. ...
Читайте также