Посторонний

Айдар Заббаров поставил «Белые ночи» Достоевского на сцене МХТ

 
Айдар Заббаров закончил ГИТИС в 2018 году, а к концу 2019 года его постановки идут на сценах Ленсовета, Театра им.Камала, «Современника», МХТ им. Чехова. Притом, что ставит не спектакли-инсталляции (которые точно можно выдавать «на гора» по пять-восемь в сезон, а спектакли-спектакли по Водолазкину, Гайязу Исхаки, Толстому. И вот теперь на Малой сцене МХТ появились «Белые ночи» по Достоевскому. 
 
 
Еще когда Айдар Заббаров учился в ГИТИСе в Москве зашелестели о новом ученике Сергея Женовача, а Юрий Бутусов предложил студенту постановить повесть «Казаки» Толстого в театре Ленсовета.
 
Повышенные ожидания трудно оправдывать, но пока Заббаров, – как тот колобок из сказки, – уходит и от добрых дедушек и от свирепых бабушек. Он задает текстам классиков вопросы, которые волнуют многих. И неожиданно открывается, что между героями классической литературы и его сегодняшними сверстниками поколения «снежинок» много общего. Что такое позиция «защищенного наблюдателя»? «Постороннего» всегда и везде: в далекой казачьей станице или на улицах Санкт-Петербурга?

Посторонним проходит в жизни казачьей станицы прибывший на армейскую службу Оленин в «Беглеце». Посторонним гуляет по Петербургу Мечтатель в «Белых ночах». Самое сильное из человеческих чувств – любовь – не помогает им преодолеть барьер между «я» и миром вокруг.
 
«Беглец» в Ленсовета был первой постановкой Айдара Заббарова на профессиональной сцене. И в спектакле очень ощутима ярость «первого высказывания». Любимые мысли были выделены курсивом. И обрушивались на зал водопадом. Здесь все делали истово. Если уж начался танец, – так чтоб стены дрожали. Если садились пить, – так самогон лился рекой и выплескивался из бутылей.  Зачином спектакля была песня: «Куда летишь ты да кукушечка?». Ее подхватывали эхом голоса, растягивая это «ку-ку».
На черном помосте с двух сторон которого сидят зрители, громоздились деревянные ящики – они же холмы, и столы, и стулья, и походные баулы...
Дмитрий Оленин (Александр Крымов) – интеллигент в грибоедовских очочках с наслаждением окунался в это чужое и самодостаточное пространство. Любуясь равно и статью девиц, и удалью казаков. Он влюблялся сразу и в черноволосую паву Марьяну (Лидия Шевченко), и в удалого Лукашку (Иван Батарев), и в приехавшего отомстить за брата чеченского джигита (Максим Ханжов)... И в этой влюбленности все острей ощущал свою отдельность, чудаковатость, инородность. Ни так пить, ни так стрелять, ни так охотиться, ни так танцевать, ни так оплакивать умерших, – он не способен. Чем больше он пытался стать тут своим, тем отчетливее пропасть... «Ничего-то ты не понимаешь, – вздохнет взъерошенный мудрец-леший Ерошка (Александр Сулимов).
 
Сбегать отсюда приходится почти воровски. Унося в памяти гроб Лукашки, причитание Матери (Анастасия Дюкова), потерявшей сына, да лицо Немой (Маргарита Иванова), застывшей над могилой брата. Оставляя чужой и ослепительный мир.
 
Спектакль приедет в Москву на фестиваль «Уроки режиссуры», и столичные любители театра смогут лично прочертить путь режиссера от дебюта к
к последней по времени постановке – к «Белым ночам». 
 
Мечтатель (Евгений Перевалов) даже внешне похож на Оленина, возмужавшего и ставшего еще более чудаковатым. Судорожные от внутренней нервности движения, порывистая речь человека, редко произносящего что-то вслух, но ведущего длинные внутренние монологи. Зажатость старого холостяка. И – редкая пленительная способность отнестись с юмором и к собственным нелепостям, и к собственной персоне.
 
Свисающий лязгающий мост да белый туман за железными цепями создадут воздух холодного летнего Питера, где продувает на любом углу (художник – Булат Ибрагимов), и каждый шаг отдается металлическим эхом.
 
В фильме Лукино Висконти герои бродили по каменным мостикам старого итальянского города. Белокурая красавица Мария Шелл разрывалась между Марчелло Мастрояни и Жаном Маре (а кто бы на ее месте не терзался бы поставленный перед таким выбором). И весь фильм был о разлитой в воздухе любви, о вере в счастье, которое подстерегает каждого.
 
В спектакле МХТ ни этой веры, ни самой возможности выбора у героини нет. Настенька (Надежда Жарычева) может только подразнить саму себя перспективой жизни между Мечтателем и Бабушкой (Нина Гуляева). Но каждую секунду прекрасно осознает, что с этим человеком она никогда не сможет быть вместе. Да и он не хочет быть с нею «по-настоящему», ему только хочется грезить о ней, стоя на мосту.
 
Мечтательные герои Заббарова могут только грезить о «полной жизни с любимой женщиной». Но реальность их пугает так сильно, что любая женщина уйдет. Если не с кем-то, то куда-то. В ночь, в туман, к молчаливому Постояльцу (Дмитрий Сумин).
 
Мечтатель «Белых ночей» в мхатовском спектакле обречен на свою Матрену (роскошная Мария Сокова), которая в его жизни занимает явно большее место, чем просто служанка. Именно она настойчиво и напрасно пытается «заземлить» замечтавшегося барина.
 
Вера, легкость, счастье, которое всегда с тобой, – это не про героев мхатовского спектакля. И говорит он вовсе не о любви, – об одиночестве.
Об одиночестве постороннего, который может только гулять по жизни, так и не найдя своего места.
 
Режиссер изящно и умно спародировал брюзжания по поводу ужасной новой действительноти, где все не так в благословенные «старый времена» (хотя бы во времена Висконти). Сцена с Бабушкой превращена режиссером в отдельный эстрадный номер. Бабушка-блистательная Нина Гуляева играет с настоящим куражом: она поет арию Розины, вздыхая о «старых временах», когда в театре игрались шедевры, а что играется сейчас?
 
Спектакль заканчивается лязгом опустившегося моста и одинокой фигурой, которая стоит спиной к залу и всматривается в какую-то только ей видимую даль.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы. 

  • Нравится


Самое читаемое

  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
Читайте также


Читайте также

  • Путь грешного человека

    Юрий Бутусов в прошлом сезоне стал главным режиссером Театра им. Вахтангова, и первой его постановкой стал «Пер Гюнт» Генриха Ибсена. Заглавную роль сыграл Сергей Волков, перешедший на московскую сцену из Театра им. ...
  • Добро пожаловать к палачам

    Первым спектаклем Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре», сделанным после почти двухлетнего домашнего ареста режиссера, стал «Палачи» по пьесе Мартина МакДонаха. Логичный выбор материала предлагает зрителю поразмыслить на непопулярную, но важную тему. ...
  • В МХТ представят «Царя Федора Иоанновича»

    Трагедия Алексея Толстого «Царь Федор Иоаннович» временно возвращается на подмостки МХТ им. Чехова. Этим произведением 26 октября 1898 года открывался Московский Художественный Общедоступный театр, а сейчас, более века спустя, пьесу представят в рамках проекта «Память места», посвященного истории и традициям МХТ. ...
  • Через тернии в никуда

    Московский ТЮЗ в последние годы стал настоящим оплотом американской драматургии. «Трамвай Желание» Теннесси Уильямса, поставленный Генриеттой Яновской лет 15 назад, к сожалению, не сохранился в афише. Зато в камерном пространстве фойе идут два спектакля Камы Гинкса по Эдварду Олби: «Кто боится Вирджинии Вульф» и «Все кончено» – с мощными актерскими работами Игоря Гордина и Ольги Демидовой. ...
Читайте также