Бить иль не бить...

 
Театральные маски выходят из моды. В моде нынче маски садистов в полицейской форме. Сегодня такие маски будут покруче «золотых», потому что дают возможность игнорировать нормы, законы, мораль и право. Из-за разгула такой крутизны в последние недели культурная общественность обсуждает не грядущие премьеры, а массовые избиения граждан на улицах Москвы. 


Граждане эти преимущественно молодые, улыбчивые и властью не пуганые. Они ещё настолько юны, что не успели избавиться от иллюзий и верят в торжество закона, в верховенство Конституции, в справедливость судов и надежность правоохранительных органов. Им до недавних пор казалось, что маски добра и зла – это нечто театральное, не имеющее отношения к обычной жизни, они привыкли по фильмам, что не театральными масками свои лица обычно скрывают бандиты, грабители и террористы. Но реальная действительность, как всегда, значительно богаче виртуальной. В ней слилось все – и маски, и полицейская форма, и почетное когда-то звание гвардеец, и полукриминальный беспредел – когда анонимной толпой накидываются на безоружную девушку или юношу, и избивают, и волокут, и измываются... 

Театр абсурда, ужаса и фантасмагории заполонил улицы Москвы, Питера и других городов России, перехватив внимание широкой публики от театра традиционного. И поэтому к открытию сезона приходится писать  колонку не об ожиданиях, надеждах и прогнозах, а о более громких, жестких и тревожных событиях, взрывающих нашу жизнь. От них уже не скроешься в уюте театральных залов и не спрячешь голову в театральный песок. Они уже происходят рядом, они в любой момент могут утянуть в свой мутный омут буквально любого из нас. Для этого необязательно быть идейным оппозиционером или просто наивно требовать честных выборов. Для этого достаточно выйти на улицу не в то время и не в том месте, чтобы получить от неизвестного садиста в маске дубинкой по голове и лишь успеть удивиться, как это ему удалось замаскироваться среди приличных внешне полицейских.

На всю эту вакханалию насилия не могли не откликнуться и многие деятели культуры. Актеры, режиссеры, музыканты, писатели... в той или иной форме реагируют на тревожные события. Одни выходят на акции протеста, другие подписывают коллективные письма, третьи выражают свою позицию в личных блогах, четвёртые осуждают протестующих... Мнения, взгляды и оценки могут быть разными. И это нормально для цивилизованного общества. Даже безучастность понять можно. Нельзя понять лишь одного – оправдания незаконного насилия. Насилия в любой форме и с любой стороны. 

Более ста лет назад Лев Толстой спровоцировал жаркую и бесконечную дискуссию, призвав к непротивлению злу насилием. Он осуждал власть за насилие над гражданами и осуждал революционеров, призывающих к насилию над властью. Великий писатель в лучших традициях утопического гуманизма предлагал противопоставлять насилию любовь. Он был уверен, что добро в любом случае сильнее зла, он учил, что противиться злу можно и нужно, но только не насилием, а другими, ненасильственными, методами –убеждением, спором, протестом... Прошло более века, а эти слова по-прежнему вызывают яростные споры, на улицах России по-прежнему насилие в почете, а добро и любовь если и побеждают, то преимущественно на театральной сцене. 

Но суровая действительность подкатывает к театральному подъезду. И уже следователь СК, который ещё недавно шил белыми нитками дело «Седьмой студии», теперь шьет белыми канатами дело «о массовых беспорядках». Уже известного режиссера «вяжут» на улице, допрашивают всю ночь словно в пыточных подвалах, доведя до реанимации. Уже протестующую молодежь «винтят» под окнами театров, и она, разбегаясь, прячется в соседних храмах... 

В этой обостренной ситуации все актуальнее становится вопрос не «с кем вы, мастера культуры», а – за что вы, мастера? За зло и насилие или за любовь и добро? За маски и дубинки или за диалог и убеждения. Сегодня ваша позиция, ваш авторитет и ваша солидарность могут остановить нарастающее властное насилие и могут предотвратить насилие ответное.

Судя по последним событиям, власть предпочитает силу дубины, демонстрируя отсутствие ума. Она на извечный вопрос: бить или не бить – нашла самый легкий ответ – бить! И бьет. И «шьёт». И «винтит» ночами.   А многие деятели культуры по-прежнему безучастны. И Лев Толстой по-прежнему не услышан...

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Родина слонов и велосипедистов

    Даже на последнем издыхании Год театра продолжает приносить неприятные «подарки» театралам. Не сам Год, конечно, а чиновники разных мастей, но кому от этого легче? Проклинать чиновников уже не хватает слов (да и на статью нарваться можно), поэтому проще всего клясть уходящий Год. ...
  • Незамеченная премьера

    Впервые журнал «Театрал» встретил осень премьерой. Мы не проводили сбор нашей журналистской труппы (потому что она и не расходилась на лето, ежедневно работая на сайте), но сентябрь встретили, как и положено – на сцене. ...
  • Бить иль не бить...

    Театральные маски выходят из моды. В моде нынче маски садистов в полицейской форме. Сегодня такие маски будут покруче «золотых», потому что дают возможность игнорировать нормы, законы, мораль и право. Из-за разгула такой крутизны в последние недели культурная общественность обсуждает не грядущие премьеры, а массовые избиения граждан на улицах Москвы. ...
  • Похороны отложены. Антракт...

    Сергея Доренко хоронить не стали. Прощание отложено на неопределенное время. И похороны тоже. Или кремация.   Полиция приняла решение не выдавать тело вдове в связи с тем, что дочери Сергея написали заявление о проведении повторной экспертизы. ...
Читайте также