Владимир Словохотов: «Я решил собирать таланты по стране»

 
Основатель и художественный руководитель Театра на Васильевском Владимир СЛОВОХОТОВ говорит: «Мы не завидуем чужим успехам, не впадаем в отчаяние от неудач. Мы еще можем позволить себе роскошь проб и ошибок». На этом методе построена вся история коллектива, которому в этом году исполняется 30 лет.
                                                                           
Владимир Дмитриевич, за годы существования вашего театра ситуация в обществе, в стране менялась многократно. Тут и перестройка, и развал СССР, и лихие девяностые, и дефолт, и много чего другого. Публика меняется, вкусы, наверное, тоже…
– И тем не менее, если у публики вкус есть, то он остается стабильным. И произведения Чехова, Достоевского, Горького интересны сейчас не меньше, чем и в те годы, когда мы начинали. У нас сохраняется целый ряд спектаклей, поставленных в девяностые годы. И происходит это лишь по той причине, что на них держится стабильный спрос.

Ну, и потом, вы знаете, нам несказанно повезло с тем, что наш театр родился в Санкт-Петербурге. Основать его в другом городе было бы попросту невозможно. Не говоря уже о том, что у нашего театра есть свое лицо, своя аура, атмосфера – он расположен как бы вдалеке от шума городского, на Васильевском острове. А Васильевский остров – уникальное место.

«Ни страны, ни погоста не хочу выбирать, // На Васильевский остров я приду умирать…» – знаменитые строчки Бродского родились не из чистой фантазии. Здесь сложно жить, но если ты прочувствовал природу Васильевского острова, уловил его атмосферу, то все это отразится и на твоем мироощущении. Потому что театр на Васильевском острове – это совсем не то, что театр, скажем, на Невском.

И, видимо, за этим к вам многие приезжают?
– Думаю, да. Правда, на мой взгляд, театр никогда в жизни не будет иметь успеха, если он будет подстраиваться под зрителя. Считается, что кассовая комедия – самый ходовой жанр. Бери и зарабатывай деньги. Труппа небольшая, 2-3 звездных артиста, простенькие декорации, реклама… Но проходит время и интерес к тебе пропадает, потому что комедия комедией, а без глубоких чувств, без хорошего художественного продукта настоящий театр немыслим.

– Вы ведь тоже начинали с комедии…
– Совершенно верно. Но в нашем случае это был скорее вынужденный ход. Создавая театр, я говорил: в Москве театр сатиры есть, а в Ленинграде – нет. На таком уровне проще было объяснить чиновникам суть нашего замысла. Кроме того, для переломной эпохи восьмидесятых – девяностых годов сатира была очень востребована, ведь и Гоголь, и Салтыков-Щедрин, и Чехов, и Зощенко помогали как бы подняться над рутиной и бедами, иронично взглянуть на нашу действительность. А потом прошло время, и мы двинулись дальше.

– Но репертуар это пол беды. Непросто, наверное, и собрать коллектив?
– В этом плане я решил собирать таланты по стране. Пригласил ведущих артистов из Омска, Челябинска, Красноярска, взял курс Воронежского театрального института… Но поскольку все они – представители разных актерских школ, нам предстояло искать общий язык, планомерно выстраивать отношения. Например, часто ведь бывает, что театр приглашает режиссера, а тот приводит своих артистов, не видя потенциала действующей труппы. Вот от такого подхода я старался режиссеров ограждать. Я не против приглашенных артистов, но, как худрук, заинтересован в том, чтобы мой коллектив развивался, был «натренирован», а не ждал годами спасителя.

– А все-таки, не проиграл ли театр, дистанцировавшись от сатиры?
– Думаю, что только выиграл от этого, поскольку в нашей стране заниматься сатирой, в общем-то, дело рутинное. Как говорится, стоит открыть двери и посмотреть на улицу... Поэтому, подчеркиваю, мне всегда хотелось перейти на другой уровень. И думаю, удалось.

– Интересно, когда вы почувствовали, что удалось?
– Я всегда знал, что это у нас получится. Ведь даже один из наших первых спектаклей «Тот этот свет» по пьесе Алексея Казанцева собрал многих знаменитых деятелей культуры. И помню, как прославленный худрук одного из ведущих питерских театров буквально с пеной у рта говорил чиновницам из Комитета по культуре, которые нам помогали: «Вы что сделали?! Вы хотите убить мой театр?! Зачем открывать еще одну сцену в городе?»

Я вышел на улицу и понял, что «концерт состоялся». Мы только открылись после ремонта, в здании еще пахло краской. Меня просто счастье тогда охватило, думаю: «Все! Точно! Театр получился! Театр состоялся! Нас воспринимают, как серьезного конкурента».

А потом были и другие работы. Например, у нас вышла «Васса Железнова» с выдающейся актрисой Антониной Шурановой. И, помнится, как вскоре после премьеры народный артист СССР Кирилл Лавров собрал видных деятелей культуры нашего города, и они смотрели спектакли для выдвижения на государственную премию. В масштабах БДТ, МХАТа или Театра им. Вахтангова – это рядовое явление. Но для нас сам факт такого интереса – довольно серьезное событие.


После показа мы накрыли стол. Кирилл Юрьевич сказал слова, которые я запомнил на всю свою жизнь: «Я хочу выпить за БДТ лучшего периода в вашем театре!»

И для меня это стало важнейшим ориентиром. Значит, планка задана. Еще бы, БДТ! Спектакль шел просто триумфально. Кирилл Юрьевич поехал в Москву на заседание совета по госпремиям, но позвонил оттуда и спросил, может ли он добавить еще и молодого артиста нашего театра, который играл одну из центральных ролей?

Как жаль, что сейчас людей масштаба Кирилла Лаврова, осталось очень мало. Я не знаю, кто стал бы так же, как он, болеть за судьбу другого театра? Изменилось время.
А начиналось с того, что после «Вассы Железновой» (он мне сам рассказывал), Кирилл Юрьевич вышел на улицу и долго прогуливался, размышляя над тем, что он только что увидел на сцене – настолько работа ему понравилась.

– Какая сейчас заполняемость зрительного зала?
– Думаю, что 99%. Если мы берем 2-3 места из зрительного зала, значит, что отдаем их гостям. А так весь зал продается. Попасть к нам сложно, но билеты у нас недорогие. Это тоже принципиальная политика. Я объяснял это Комитету по культуре и Правительству. Билеты стоят от 300 рублей до 1500 рублей.

Причем 1500 это лишь небольшой сегмент в партере. За 300-500 рублей зрители тоже будут сидеть с комфортом. Поэтому к нам и курсанты с девушками приходят, и студенты. Мы работаем с институтами. А для учащихся театральных вузов вход бесплатный, естественно.

Вам удается привлекать дополнительное финансирование? Потому что в России с этим большая беда. Нет закона внятного о меценатстве. Крайне мало частных фондов, которые охотно поддерживали бы театр.
– Я никогда в жизни не просил денег у спонсоров. Но бывало так, что друзья мои приходили и сами предлагали денег на ремонт гримерок или на какие-то другие траты. Благодаря ним нам удалось не только подлатать наши прорехи, но и выстроить филиал на Малом проспекте, 49. Там небольшой зал, камерное пространство, но это так важно для коллектива.

Кроме того, есть у нас и театральная школа, и студенческое общежитие. К нам очень хорошо относится администрация района, хоть мы и находимся в областном подчинении. В том году я получил 21 комнату для работников театра. Так что, жилищный вопрос у нас сейчас решен. Мы в состоянии обеспечить всех.

В Москве такое было бы редкостью…
– Вы и в Питере тоже не очень много подобных примеров найдете. Бывало, кстати, что бизнесмены (опять же, приятели) просто покупали жилье нашим артистам. Они покупали и передавали им в собственность, хотя такие истории, понятно, достаточно редкие.

То есть ручное управление во всем. Есть человек есть дело?
– Вы знаете, это везде так. Я прекрасно понимаю, что студентов надо кормить, потому что за 1000 рублей, которую им положило государство, как стипендию, прожить невозможно.

И что вы делаете?
– У нас бесплатное питание для студентов нашего актерского курса в театральной столовой. Завтрак и обед. А для других категорий сотрудников обед стоит в среднем 150 рублей (а за первое и хлеб столовая денег не берет). Это тоже неспроста. Бывают разные жизненные ситуации. И если, скажем, человеку не хватает до зарплаты, он знает, что всегда может подкрепиться хлебом и супом. Зарплаты у нас в театре стабильные.

Минимальная (у артистов) – 40 тысяч рублей, что по общероссийским масштабам – неплохо. Пожилые артисты, которые в силу здоровья не могут играть, продолжают у нас получать зарплату. Так должно быть в любом репертуарном театре. Другого выхода нет просто. Потому что никто им не может помочь, а они посвятили искусству всю свою жизнь.

Как я понимаю, у вас в театре единоначалие: вы художественный руководитель – директор. Но ведь есть еще и главный режиссер Владимир Туманов…
– Мы с Володей абсолютно друг друга понимаем, мы одна команда. Разве что моя задача заключается в том, чтобы обеспечить ему и всему коллективу комфортные условия для работы.

То есть секрет успеха – найти своего сподвижника?
– Секрет успеха в том, что все должны работать на спектакль.

А вам приходилось расставаться с режиссерами?
– Конечно, много раз. И абсолютно правильно делал, потому что дальнейшая история показывала, что я был прав. Хотя расставаться это не мое. Для меня это самое тяжелое в жизни. Расставанье – это уже крайняя мера. В основном, у нас в театре работают люди, которые пришли сюда 25-30 лет назад.

Не так давно мы пригласили на работу в наш театр Дениса Хусниярова. В ту пору он был еще выпускником, а теперь стал одним из самых известных молодых режиссеров страны. Сейчас он выпустил премьеру «Мертвые души Гоголя» в оригинальной версии драматурга Аси Волошиной. В нашем коллективе начинал свою творческую деятельность и молодой режиссер Руслан Нанава, сейчас на его счету уже целый ряд успешных постановок.

– Современность…
– Да, очень важно – живое дыхание времени.

– И при этом интонацию времени вы слышите в своих аншлаговых «Мещанах» или, скажем, в «Дяде Ване».
– Потому что «Мещане» это социальная пьеса. Мне порой кажется, что она написана для наших дней. Конечно, мы не делали так намеренно, но горьковский материал вдруг зазвучал абсолютно современно. Я уверяю вас, у нас нет мха на ушах ни в одном нашем классическом спектакле. Это всё современный взгляд на драматургию. 

То есть, в зеркале классики ответы на современные вопросы?
– Да. Только не обязательно для этого переодевать персонажей в джинсы и давать им в руки гаджеты. Если пьеса тщательно разобрана и спектакль сделан нескучными руками, – он всегда найдет свою дорогу к зрителю, не прибегая к эпатажу, скандалу и прочим методам.


Справка
Владимир Словохотов
Родился: 4 мая 1955 года в Красноярском крае, в учительской семье.
Образование: Красноярское театральное училище,Ташкентский театральный институт им. А.Н. Островского.
Карьера: работал актером в Омске, Улан-Удэ, Рязани, Саранске, Ташкенте, Туле. Играл ведущие роли. Работал администратором бит-квартета «Секрет». В 1989 г. организовал экспериментальный Театр сатиры, который с 1 сентября 1989 г. приобрел самостоятельный юридический статус. Этот день считается датой основания Санкт-Петербургского государственного театра на Васильевском острове. С этого времени и по сей день – на посту художественного руководителя и директора Театра на Васильевском.
 

Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.


  • Нравится


Самое читаемое

  • Александр Ширвиндт: «Хочется выскочить из повседневности»

    Недавно Театр сатиры отметил свое 95-летие спектаклем, который Александр Ширвиндт называет «милым баловством», «лёгким хулиганством». И это – очередная изобретательная выдумка Александра Анатольевича. Впрочем, в интервью «Театралу» речь зашла не только о торжествах… – Александр Анатольевич, сейчас всюду – сплошные перемены. ...
  • Владимир Машков: «К этому спектаклю мы шли долго и трудно»

    Театр Олега Табакова готовится представить новую редакцию спектакля «Ревизор» по пьесе Гоголя. Как и в случае со спектаклем «Матросская тишина» это будет возвращение на сцену «Табакерки» знаменитой постановки прошлых лет. ...
  • Ушел из жизни артист театра Et Cetera Петр Смидович

    После продолжительной болезни в возрасте 67-ми лет скончался ведущий актер театра Et Cetera Петр Смидович.   «Он долго болел, но мы все верили, что он победит, – говорится в некрологе на сайте театра. – Все надеялись, что ему поможет операция, но… Очень горько, очень больно, очень тяжело. ...
  • Пятнадцать спектаклей о войне

    В преддверии Дня Победы «Театрал» собрал постановки, созданные в память о Великой Отечественной войне.    «Минуты тишины» Режиссер: Александр Баркар РАМТ, Черная комната Участвуют: Рамиля Искандер, Денис Баландин, а также Максим Олейников (фортепиано), Николай Мохнаткин (баян), Ксения Медведева (гитара). ...
Читайте также


Читайте также

  • Владимир Машков: «Мы очень зависим друг от друга»

    Театр Олега Табакова представил публике новую редакцию спектакля Сергея Газарова «Ревизор». Как и в случае со спектаклем «Матросская тишина», это будет возвращение на сцену «Табакерки» легендарной постановки прошлых лет. ...
  • «Ваша музыка звучит на протяжении многих десятилетий»

    Многоуважаемая, дорогая, любимая Александра Николаевна! Сегодня у Вас красивый, яркий, прекрасный юбилей!   Сегодня, впрочем, как и всегда, в Ваш адрес звучит великое множество добрых и теплых пожеланий. Уверен, Вас спешат поздравить артисты, певцы, государственные деятели, политики, и каждый старается найти самые главные слова, чтобы выразить свое уважение, почтение, благодарность за Вашу музыку, за талант, рассказать о своей любви и восхищении. ...
  • Катрин Денев поправляется после госпитализации

    Здоровье известной французской актрисы Катрин Денев постепенно приходит в норму после перенесенного малого ишемического инсульта, сообщил 9 ноября телеканал BMF, ссылаясь на окружение знаменитости. «Как и было объявлено ранее, никаких нарушений в двигательной активности нет. ...
  • Александр Ширвиндт: «Хочется выскочить из повседневности»

    Недавно Театр сатиры отметил свое 95-летие спектаклем, который Александр Ширвиндт называет «милым баловством», «лёгким хулиганством». И это – очередная изобретательная выдумка Александра Анатольевича. Впрочем, в интервью «Театралу» речь зашла не только о торжествах… – Александр Анатольевич, сейчас всюду – сплошные перемены. ...
Читайте также