Евгений Писарев: «Я стал апологетом репертуарного театра»

 
Одним из гостей благотворительного вечера «Театрала», в Киноклубе «Эльдар», стал художественный руководитель Театра им. Пушкина Евгений ПИСАРЕВ. Вопросы ему задавали главный редактор «Театрала» Валерий Яков и тележурналист Валентина Пиманова.
 
- Евгений, два месяца назад в Лондоне с большим успехом прошли гастроли Театра им. Пушкина. Но ехали вы туда, наверное, в некоем внутреннем напряжении, учитывая сегодняшнюю не простую ситуацию между нашими странами?
- Честно говоря, мы ехали, все-таки не с настороженностью, а надеждами на лучшее. И ехали мы не к врагам, а летели к зрителям. Надо сказать, что это был первый большой выезд Театра Пушкина в Лондон, но до этого мы все-таки там уже бывали, поэтому помимо неизвестности нас там ждали наши друзья - и режиссеры, и актеры. Это была очень интересная и довольно показательная поездка. Конечно, когда я видел, что весь Лондон завешан рекламой Театра Пушкина, я очень волновался. Театр Пушкина сейчас, я не люблю слово модный, но театр современный. Это театр куда стремятся зрители и где, в общем, всегда аншлаги. Но когда я только пришел туда, все-таки, это был театр с интересной историей, но с не очень счастливой судьбой. Скажем так, и это не «брендовый» театр, поэтому когда я увидел, что Лондон весь завешен нашими афишами, признаюсь, я подумал: «Какой путь, в общем-то, мы проделали за эти девять лет!»  Все мои страхи были в основном связаны с тем, что когда на гастроли выезжает Театр Вахтангова или МХАТ – это мировые бренды, театры, которые десятилетиями зарабатывали зрительские  доверие и любовь. То, что наши большие международные гастроли прошли с таким успехом, радует, вызывает гордость, но одновременно и тревогу, потому что хочется двигаться дальше. Нельзя успокаиваться и думать, что полный зал будет всегда, как и предложения поехать в Лондон на такую мощную площадку, где, на самом деле, такого масштаба гастролей, ни у одного московского театра еще не было, и это большая ответственность.
 
- Вы - в «Театре Пушкина» 26 лет, сразу после театрального вуза...
- Я вам больше скажу, я в Театре Пушкина почти 30 лет! Когда я поступил в Школу-студию МХАТ, лет мне было16-17, наш курс был набран Юрием Ереминым, в то время главным режиссером Театра им. Пушкина, и все наши занятия проходили именно в этом театре.  Это было в 1989 году. Потом я пришел туда уже артистом, потом я поставил там первый спектакль. Правды ради, надо признаться, что все-таки на какое-то время я уходил в Московский художественный театр, где я работал с Олегом Павловичем Табаковым. Но после того, как не стало Романа Козака, моего близкого товарища и замечательного режиссера и педагога, я вернулся в Театр Пушкина.
 
- Известно, что, когда вам предложили пост худрука Театра Пушкина, вы позвонили Олегу Павловичу Табакову и спросили его: «Олег Павлович, а чем занимается худрук?» С тех пор прошло девять лет, вы нашли для себя ответ на этот вопрос?
- Я всё еще думаю над этим! Когда-то, когда был молодым, я выступал против репертуарного театра. Мне казалось, что это устаревшие формы. Я работал в различных проектах, и мне всё это нравилось. А сейчас, когда я поработал художественным руководителем репертуарного театра, я стал абсолютным его апологетом, зная все его проблемы и сложности. Это, конечно, уникальное, только у нас в России развитое дело. И если в основе репертуарного театра – дом, то можно сказать, что художественный руководитель – это хозяин этого дома, отец, глава семьи… Это человек, который любит свой дом, который отвечает за него и который его защищает.
 
- Вы один из немногих художественных руководителей, который совмещает пост худрука и директора…
- Вынужденно. Это в связи с дефицитом. У нас всё хорошо с актерами и режиссерами, вот с менеджерами театральными всё не очень хорошо. Я бы с удовольствием не занимался пожарной охраной, экономическим отделом и уборкой снега с крыши зимой. Но если ты хозяин дома, и нет людей, которые это смогут сделать, то ты должен брать на себя ответственность и заниматься не только тем, что тебе приятно, но и тем, что необходимо, чтобы твой дом развивался, жил и процветал.
 
- Человеком, который с детства привил вам любовь к театру, была ваша мама, которая заметив увлечение ребенка лицедейством, стала водить его во все московские театры на лучшие спектакли. Подскажите, пожалуйста, что нужно все-таки делать родителям, чтобы открывать детям театр как можно раньше?
Любить. Любить детей своих и думать об их будущем. Я очень люблю, когда приходят в театр семьями. Я не против того, чтобы из школы приходили в театр целые классы. Когда я учился в школе, эта практика была очень развита. Потом это как-то сошло на нет, а сейчас возрождается. Но гораздо лучше, когда все-таки приходят в театр родители с детьми, бабушки  и дедушки с внуками. Мне кажется, это та часть культуры, часть жизни, которая должна передаваться из рук в руки, из поколения в поколение, а не потому что в школе есть распоряжение пойти в театр.
 
- Недавно вы в Большом театре поставили оперу, и только ленивый вас не спрашивал, как вы осмелились?  Нужно ли, на ваш взгляд, обучать оперных певцов актерскому мастерству?
- Мне кажется, люди, которые выходят на сцену, поют они, танцуют или что-то еще делают, это, в первую очередь, - артисты. Я с большим интересом работаю в Большом театре. Есть еще много предложений в этом направлении, но я не могу, к сожалению, уезжать из Москвы, потому нужно было бы на довольно серьезный срок покинуть Театр Пушкина. Но в Москве - в Театре Станиславского и Немировича-Данченко идет моя опера «Итальянка в Алжире», а в Большом театре - две оперы «Севильский цирюльник» и «Свадьба Фигаро», это такая дилогия.

Я очень легко к этому отношусь, потому что я не строю карьеру оперного режиссера. Я очень люблю музыку, очень люблю оперный театр, но, можно сказать, что прихожу туда как гость, как турист. Когда ты как турист приезжаешь в любую страну, тебе очень нравится, но вот жить там уже сложнее. Тем не менее, мои спектакли и в Большом театре, и в Театре Станиславского сами оперные артисты очень любят. И та, и другая - оперы очень игровые, их невозможно спеть стоя, понимаете? И то, и другое – это комедии положений, поэтому, артисты открывают для себя радость игры. Вот только что закончился очередной премьерный блок «Севильского цирюльника», к сожалению, я не был на нем, но артисты мне прислали видео с поклонов и говорили, что так долго в опере не принято вызывать артистов, только в балете.
 
- Может, вам так легко, играючи все это дается в Большом, потому что в детстве вы не закончили музыкальную школу и свободны от многих «предрассудков»?
- Да, когда я в детстве попал в театральную студию, то, действительно, забросил все остальные кружки и занятия. Для меня весь мир замкнулся на театре. Но ведь «весь мир – театр»!
 
- А тема художник и власть, но не в политическом смысле, вам знакома?
- Я не буду говорить, что цензуры вообще не существует, потому что это не так, но, слава богу, меня лично и Театр им. Пушкина пока это не касалось, но зарекаться нельзя, потому что я не с закрытыми глазами живу и вижу, что происходит.
 
- Вы один из тех, кто с самого начала говорил слова в защиту Кирилла Серебренникова. И вы это всегда делали откровенно, открыто, громко, в том числе и на страницах нашего журнала. Сейчас, к счастью, появились позитивные надежды, домашний арест сменили на подписку о невыезде. Кирилл два года жизни потерял, но наконец получил все-таки возможность работать. Как вы объясняете, что и кто стоит за этим всем абсурдным делом?
- Это очень сложный вопрос, ответа на него я не знаю. И, к сожалению, никто не знает, что за этим стоит. Меня, конечно, радует, что мера пресечения сейчас изменена. Хотя довольно странно радоваться тому, что мы живем в такое время, когда подписка о невыезде - это повод для большого праздника. Мне очень неприятна вся эта история, которая длится уже почти два года. И мне кажется, что мы никогда не узнаем для чего это было нужно, и кто за этим стоит. Иначе, мы вынуждены будем задать другой вопрос, кто за это ответит? Я думаю, что когда-то это закончится, но, к сожалению, никто не ответит за то, что человек в течение почти 500 дней был лишен возможности работать, у которого эти дни были, по сути, вырваны из жизни. Как бы он много ни написал, подготовил спектакли и так далее, но, я думаю, что это то, чем он внутренне спасается. Его все равно не смогли сделать слабым.
 
- Евгений, наш последний вопрос: кто, по-вашему, зрители Театра Пушкина?
- Я очень не люблю дифференцировать людей. Нам в этом смысле позиционировать театр довольно сложно. Вот, приходит ко мне имиджмейкер и говорит: «Вы понимаете, вот этот театр, где старикам не место. Вот этот театр классической традиции, вот этот еще что-то». А я спрашиваю: «Почему вы обязательно хотите нас на какую-то полочку поставить, какой-то формат нам придумать? А мы такой театр, который удивляет, театр, в который хочется вернуться, театр, где не ставят из спектакля в спектакль, по сути, один спектакль длиною в жизнь художественного руководителя». Мне кажется, что наш Театр Пушкина – театр особенной атмосферы и наш зритель приходит сюда, потому что он любит этих артистов, потому что он открыт новому и готов удивляться. И мы – открыты! Все наши спектакли - разные, но они соединяют в себе и вкус, и стиль, и энергию, и мысль, и учитывают интересы публики. Жду всех вас в Театре Пушкина!


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы. 


  • Нравится


Самое читаемое

  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
Читайте также


Читайте также

  • Евгений Писарев: «Я стал апологетом репертуарного театра»

    Одним из гостей благотворительного вечера «Театрала», в Киноклубе «Эльдар», стал художественный руководитель Театра им. Пушкина Евгений ПИСАРЕВ. Вопросы ему задавали главный редактор «Театрала» Валерий Яков и тележурналист Валентина Пиманова. ...
  • «Нас старательно запихивают в тупики заблуждений»

    В понедельник, 15 апреля, в киноклубе «Эльдар» состоялся традиционный благотворительный вечер журнала «Театрал» и премии «Звезда Театрала». Одним из главных героев стал художественный руководитель театра «У Никитских ворот», народный артист России Марк Розовский. ...
  • Благотворительный вечер «Театрала». Как это было

    В понедельник, 15 апреля, в киноклубе «Эльдар» прошел вечер журнала «Театрал». Его главными героями стали Евгений Писарев, Александра Урсуляк и Марк Розовский (в формате интервью они ответили на вопросы главного редактора журнала Валерия Якова и телеведущей Валентины Пимановой), но было и много гостей – артистов столичных театров, которые украсили этот вечер музыкальными и поэтическими номерами. ...
  • Александра Урсуляк: «Жизнь в театре – как семейная»

    В понедельник, 15 апреля, в киноклубе «Эльдар» состоялся традиционный благотворительный вечер журнала «Театрал» и премии «Звезда Театрала», одной из главных героинь которого стала актриса Театра им. Пушкина Александра Урсуляк. ...
Читайте также