Георгий Исаакян: «Мне очень хочется, чтобы эта музыка принадлежала не только мне»

 
7 ноября президенту Ассоциации музыкальных театров, художественному руководителю фестиваля музыкальных театров России «Видеть музыку» и Детского музыкального театра им. Наталии Сац Георгию ИСААКЯНУ исполняется 50 лет. Свой юбилей режиссер отметит выпуском опера Клаудио Монтеверди «Орфей».
 
Георгий Георгиевич, почему через десять лет после постановки «Орфея» в Пермском театре оперы и балета вы возвращаетесь к этой опере в Театре им. Сац?
– Наверное, потому, что я так и не преодолел любовь к этому произведению и продолжаю испытывать желание, чтобы эта музыка звучала рядом со мной в живом исполнении. Конечно, у меня есть замечательные записи, и я могу в любой момент включить их, но ощущение живого спектакля и живого звучания все равно ни с чем не сравнимо.

Мне очень хочется, чтобы эта музыка жила и принадлежала не только мне. Я по-прежнему болен этой странной болезнью – желанием поделиться с людьми своим обожанием художника, музыки, текста. Мне в принципе кажется, что это одна из главных мотивировок работы режиссера. Моей работы, во всяком случае.
Кроме того, мне было интересно на основе сюжета об Орфее порассуждать о художнике, о времени, об их взаимоотношениях, об отношениях художника и его ремесла, художника и его дара. Но есть еще и третий мотив, и он принадлежит к игровой стихии театра.

С того момента, как я впервые попал в Театр имени Наталии Сац, я все время ходил кругами вокруг Ротонды. За время моей работы здесь мы многие уголки здания переосмыслили и превратили в театральные пространства, но к Ротонде я никак не мог подобраться. А она меня притягивала как магнит. Мне казалось, что, с одной стороны, она напоминает шекспировский «Глобус», с другой – арену, с третьей – камерное, но с храмовым звучанием пространство. И все это вместе просто просилось стать театром. Но было понятно, что название не может быть случайным. И у меня Ротонда и «Орфей» сомкнулись. А дальше произошла встреча с художником Ксенией Перетрухиной. Я прежде с ней никогда не работал, и, как оказалось, это, с одной стороны, очень сложно – потому что мы по-разному смотрим на мир и на профессию, а, с другой – ее острое ощущение театра как пространства некоей эпохи, принадлежности его ко времени, стало для моего замысла максимально интересным и удачным. В чем-то она перевернула мой изначальный взгляд на то, каким должен быть этот спектакль.

– Так все же, каким будет ваш с Ксенией Перетрухиной «Орфей»?
– Это будет спектакль, который мог родиться только в пространстве Театра имени Наталии Сац и только сейчас, осенью 2018 года.  Это будет спектакль о времени, которое уже нельзя вернуть, – о 1970-х. Сначала мы думали о более раннем периоде – и о более жесткой оппозиции «художник и власть»: о разгромных статьях в «Правде», о «Сумбуре вместо музыки», о Шостаковиче, Прокофьеве, Ахматовой и Зощенко, о Булгакове, о Мандельштаме – мы думали о гораздо более жестком посыле. Но потом оказалось, что само пространство, в которое мы помещаем спектакль, предложило нам говорить о другом: с одной стороны, о более неочевидном. С другой, может быть, о более глобальном.
О том, что все (и мученики, и герои, и подлецы, и Макиавелли, и Микеланджело своего времени) превращаются в один культурный слой и неотделимы друг от друга в своей эпохе.

Сам период 1970-х – это время с мерцающими знаками «плюс» и «минус». Вроде бы ничего совсем плохого уже не было. Ну, были какие-то ограничения по 5-му, по 6-му, по 25-му пункту, но не так, чтобы они очень соблюдались – и была куча возможностей избежать этого. Да, еще туча всего запрещалось, но...  И вот эта непроговоренность, неопределенность, ускользание, ватность, как одно из главных свойств времени – одного из самых благополучных в истории России, кстати сказать, – и стала важнейшей для спектакля.

Тема неоднозначности, невозможности и нежелания ставить оценки и выносить приговоры, нацеплять ярлыки и трактовать все однозначно. Нет, в жизни все не так, как бы мы ни хотели рассматривать все с точки зрения «плюса» и «минуса». Ни в сегодняшней жизни, ни в жизни уже ушедшей, которая осталась только в воспоминаниях, в послевкусии, – и в каких-то зданиях. В здании Театра имени Наталии Сац, которое будет не декорацией, а главным действующим лицом «Орфея». Декорация – это ведь то, что обслуживает. А пространство живого, существующего театра, неподдельное, настоящее пространство – оно не может обслуживать. Оно формирует. Оно, собственно, и диктует тебе, как что должно выглядеть. Метафорический, и визуальный, и внутренний ряд нашего «Орфея» весь строится на неповторимом облике Театра Наталии Сац. И рефлексия по поводу этого пространства –  сложная. И очень деликатная. Ведь любое здание – это отражение времени и отражение личности того, кто его придумал. Очевидно, что здание Театра имени Наталии Сац – это отражение эпохи развитого социализма с безусловными отсылками к истории жизни самой Наталии Ильиничны. Она придумала это пространство. Понятно, что строили архитекторы – Великанов и Красильников, тогда молодые, на взлете, и здание это, кстати, стало одним из самых знаменитых и успешных их проектов. Но отпечаток личности Наталии Ильиничны в нем – главное, со всеми взлетами и падениями ее жизни, со всеми трагедиями и завоеваниями.

И получилось, что, с одной стороны, это здание – витрина неустанной заботы советской власти о юных пионерах. А с другой – так и не изжитый ужас пережитого самой Сац. Когда мы взялись за «Орфея», поняли, что сама Наталия Ильинична – это один из возможных вариантов воплощения Орфея – она-то как раз была в аду, в лагере, и вернулась оттуда. И после этого у нее хватило сил и эмоций построить сначала воздушный замок: бездомный музыкальный театр для детей, театр как идею, как мечту. А потом – вот это здание, которое как бы дворец и в то же время – крепость с окнами-бойницами.

Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы. 

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Не проще ли увеличить нищенский заработок ярославцев?»

    Круглый стол Союза театральных деятелей РФ, состоявшийся в понедельник, 8 апреля, и посвященный проекту объединения Волковского театра и Александринки, собрал многочисленных деятелей культуры - от представителей Министерства культуры РФ до режиссеров и худруков ведущих театров. ...
  • Умерла Ирина Цывина

    Актриса театра и кино, заслуженная артистка России Ирина Цывина скончалась в четверг, 18 апреля, в возрасте 55 лет. Широкому зрителю она известна по сериалам «Кадетство», «Ольга», «Полицейский с Рублевки», «Папины дочки», «Петровка, 38». ...
  • «Точки возврата не будет»

    В пятницу, 5 апреля, в Ярославль с рабочим визитом приехал художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин в сопровождении представителей Министерства культуры. Они приняли участие в общественных обсуждениях вопроса об объединении театров в Первый национальный и встретились с коллективом Волковского театра. ...
  • Названы лауреаты премии «Золотая маска»

    На Исторической сцене Большого театра завершилась XXV церемония награждения премии «Золотая маска». Публикуем полный список лауреатов сезона 2017-2018 гг. ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/ЖЕНСКАЯ РОЛЬ Юлия ДЯКИНА, Эвридика, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/МУЖСКАЯ РОЛЬ Игорь ЛАДЕЙЩИКОВ, Харон, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/ЛУЧШАЯ РОЛЬ ВТОРОГО ПЛАНА Агата ВАВИЛОВА, Луиза Вампа, «Граф Монте-Кристо», Театр музыкальной комедии, Санкт-Петербург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/РАБОТА РЕЖИССЕРА Филипп РАЗЕНКОВ, «Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/РАБОТА ДИРИЖЕРА Валерий ШЕЛЕПОВ, «Винил», Музыкальный театр, Красноярск   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/СПЕКТАКЛЬ РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ, Музыкальный театр, Новосибирск     БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/ЖЕНСКАЯ РОЛЬ Екатерина КРЫСАНОВА, Джульетта, «Ромео и Джульетта», Большой театр, Москва   БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/МУЖСКАЯ РОЛЬ Вячеслав ЛОПАТИН, Ученик, «Нуреев», Большой театр, Москва   БАЛЕТ/РАБОТА ДИРИЖЕРА Павел КЛИНИЧЕВ, «Ромео и Джульетта», Большой театр, Москва   БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/РАБОТА БАЛЕТМЕЙСТЕРА–ХОРЕОГРАФА Юрий ПОСОХОВ, «Нуреев», Большой театр, Москва   СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/СПЕКТАКЛЬ МИНУС 16, Музыкальный театр им. ...
Читайте также


Читайте также

Читайте также