«Это живой импровизационный процесс»

Сергей Женовач рассказал о переменах в МХТ

 
В воскресенье, 2 сентября, после сбора труппы в Московском художественном театре, новый худрук-директор Сергей ЖЕНОВАЧ ответил на вопросы журналистов о его планах по руководству театром. 

- Сергей Васильевич, сколько спектаклей, с вашей точки зрения, в репертуаре МХТ будет оптимальным?
- Я не могу сказать, потому что это не арифметика, а художественное качество. Но я думаю, что спектакли должны идти минимум два раза в месяц. Одно название не должно идти раз в два-три месяца, артистов это приводит в шок. Когда театры гордятся тем, что выпустили 15-20 премьер, то наверняка страдает качество спектаклей. Для существования хорошего театра – это очень сложно. Я понимаю, что артисты и режиссеры очень любят свои спектакли, поэтому я и предложил такую историю – в течение года понять, как нам действовать дальше.

- Почему не продлен контракт с Константином Богомоловым? Какие у вас с ним расхождения?
- Никаких расхождений. Но у него был контракт с Олегом Павловичем, как у помощника художественного руководителя. Олег Павлович – великий артист, а я – режиссер. Константин Юрьевич -  тоже режиссер, и он будет здесь режиссером, как и все приглашенные, когда возникнет в этом потребность и возможность. Вот и все. А у меня нет помощников-режиссеров.

- У вас не будет помощников?
- Нет. Мне кажется, что каждый человек должен занимать свое место, и использовать его способности нужно более целенаправленно. Если он концертмейстер, то должен быть в музыкальном отделе, если литературно образованный человек, то – в литературном.  Это, если честно, вопрос несовершенства штатного расписания. И чтоб сохранить человека в театре и дать ему какую-то ставку, были придуманы должности этих 12-ти или 15-ти помощников.  Но ведь главное – люди, а не как это всё называется.

- На сборе труппы вы сказали, что Константин Богомолов будет переделывать «Мушкетеров», в чем суть этих изменений?
- Это вы у него спросите. Это его инициатива сделать спектакль более мобильным, ведь если я не ошибаюсь, спектакль заканчивается в полпервого ночи. Изменения – это его идея и он сейчас это осуществляет, уже вчера репетировал.

Со всеми режиссерами, чьи спектакли идут в театре, у меня есть договоренность (я говорил и с Виктором Рыжаковым, и с Женей Писаревым, и с другими), у всех есть свои мысли относительно того, какие спектакли нужно восстановить, какие нужно изменить. Это будут делать сами режиссеры.

Здесь нет штатных режиссеров, здесь все приглашены и все востребованы и все интересные, но при этом нужно найти какой-то подход, чтобы не страдал репертуар.

- Кто будет заниматься теми спектаклями, которые, по-вашему, требуют доработки?
- Только сами режиссеры этих спектаклей. Это их территория. Я верю режиссерам.

 - А что будет с приглашенными актерами?
- Они будут продолжать играть спектакли. А если будут какие-то реорганизации, то будем думать, что делать. Ведь это живой импровизационный процесс. Никто шашкой махать не будет. Но нужно формировать именно труппу Московского художественного театра, это моя позиция.

- Вы, так же, как и Олег Павлович, сохраняете за собой должность «художественный руководитель-директор». А Марина Сергеевна Андрейкина становится вашим первым заместителем. Раньше были разговоры, что должности худрука и директора будут разделены.
- Такая тенденция есть у Министерства культуры, она обсуждается. Для меня театр – это, прежде всего, компания и профессиональных, и близких друг другу людей. И мне кажется, что последнее слово в театре должно быть за режиссером. Мне кажется, та система, которая здесь была - более верная и более правильная, чем разделение полномочий.

- Планируете привлекать молодых режиссеров?
- Да, и как раз я уже об этом сказал на сборе труппы. В этом сезоне будет ставить спектакль молодой режиссер Айдар Заббаров. Кроме того, я говорил о режиссерской лаборатории. Как вы знаете, я – заведующий кафедры режиссуры ГИТИСа, и все молодые режиссеры формируются перед моими глазами. Мы проводим конференции, и весь молодой режиссерский состав я знаю. Для одаренных, способных, интересных ребят, будем находить возможности и создавать условия   для их опытов и экспериментов.  Именно для этого и нужна Малая сцена. Не для прокатных спектаклей, а для поисковых работ, что всегда было в Художественном театре.

- Дмитрий Крымов с ноября не работает в «Школе драматического искусства» и совсем скоро выпускает премьеру у вас. Планируете ли вы с ним более плотно сотрудничать?
- Я на эту тему с Дмитрием Анатольевичем еще не разговаривал. И пока не знаю его планов, поэтому не могу ничего сказать. Он - мой товарищ и коллега, мы с ним трудимся на кафедре. Я удивляюсь его выдержке, сколько он выдержал в «Школе драматического искусства» и почему не уходят другие люди, а уходит режиссер. Я этого не понимаю. Это проблема руководства театра, а не тех замечательных режиссеров, которые там трудятся помимо Дмитрия Анатольевича. Это мое мнение. Он заслуживает работы в своем театре, в своей Лаборатории – это я знаю.

В свое время, когда он ушел с кафедры сценографии, то я его позвал на кафедру режиссуры, и мы сочинили этот курс Каменьковича-Крымова, который много лет дает очень продуктивные результаты.

Когда мне было сделано предложение о работе в МХТ, то прежней командой Олега Павловича уже был сформирован репертуар, в котором пять новых спектаклей, и я с радостью увидел, что это спектакли моих товарищей и коллег.


- Уточните, пожалуйста, Константин Богомолов на это сезон не приглашается в МХТ на новые постановки?
- Не только он. Это касается не только Константина Юрьевича. Понимаете, хочется немножко шторы открыть, окна открыть…

 У Константина Юрьевича есть своя компания, с которой он работает, свое княжество. И я понимаю, что в свою следующую работу он будет звать тех же людей, в том числе, артистов других театров, но ведь здесь тоже есть очень талантливые люди. И есть режиссеры, которые с ними не работают.  

Хочется открыть новые режиссерские имена, хотя я не против Константина Богомолова, или Виктора Рыжакова, или Евгения Писарева, или еще кого-то. Но просто нужно, чтобы театр расставил другие акценты. Это нужно для жизнедеятельности театра. Здесь идет много спектаклей Богомолова, при том, что это не его авторский театр, которого он безусловно заслуживает. И дай бог! Впоследствии если будет потребность у него и у нас, то возможны новые работы, но мне хочется на несколько сезонов впустить сюда и других людей. И у Виктора Рыжакова здесь много воспитанников, это и его дом. И у Жени Писарева…. Все они очень востребованные режиссеры. Я очень благодарен Константину Юрьевичу, что он решил не обижаться, а следить за своими работами.

- Каких актеров театр вы планируете больше занимать в будущих постановках?
- Здесь замечательные артисты! Я настроен позитивно ко всем большим хорошим артистам, а если человек не выходит на площадку или выходит в спектакле, где он не раскрывается, то о нем трудно судить.

Я - за то, чтобы режиссер приходил с затеей, с замыслом, с режиссерским решением и для этого здесь должен быть мобильный коллектив, который бы мог эту историю сделать, а потом другую, не разбиваясь на княжества. Чтобы в результате возникала какая-то общая история, что здесь и было всегда, и, надеюсь, будет.

Поэтому мы взяли этот год, а, может, на это и второй сезон потребуется, чтобы не горячится, а разобраться, ведь это - судьбы людей. Здесь нет рецептов, а есть живая жизнь и желание развиваться.


- Скажите,  Студия театрального искусства уже присоединена к МХТ?
- Это процесс очень длительный, он займет примерно девять месяцев. Но это не слияние, а сосуществование. Потому что если МХТ- это театр-легенда, театр актеров, режиссеров, художников, но не авторский театр, то Студия – это мой дом, это мои дети, это авторская история, и я хочу ее сохранить такой, какая она есть. Я не планирую превращать ее в филиал, и надеюсь, что она будет существовать своей жизнью.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы. 
 

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Родион Нахапетов: «Снимая фильм, создаешь целый мир»

    В понедельник, 21 января, актеру и режиссеру Родиону Нахапетову исполняется 75 лет. Сейчас он живет в США, но время от времени бывает в России. В один из прошлых приездов в Москву наш корреспондент побеседовал с артистом о жизни и творчестве. ...
  • Александр Калягин: «Театрал» всем помогает!

    Журнал «Театрал»  отмечает свой 15-й день рождения. И с радостью поздравляю всех талантливых и отважных людей, которые столько лет издают этот замечательный журнал.   15 лет назад в первом номере журнала я написал: «Очень надеюсь, что новое театральное издание будет интересно всем, кто работает в театре, и всем, кому театр небезразличен – нашим зрителям, настоящим и потенциальным. ...
  • Римас Туминас: «Однажды мама меня спасла»

    20 января художественному руководителю Театра им. Вахтангова Римасу Туминсу исполняется 67 лет. В интервью и в своей биографической книге Римас Владимирович не раз говорил, что с годами отчетливо понял: первой скрипкой в оркестре жизни для него всегда была его мама. ...
  • Александр Калягин: «Вы очень красивый человек!»

    Многоуважаемый, дорогой, любимый Василий Семенович! Я счастлив поздравить Вас с юбилеем! Я не знаю, какие подобрать слова, чтобы в полной мере выразить свое почтение, восхищение, любовь и другие добрые чувства, которые я к Вам испытываю. ...
Читайте также