«Табаков не любил разводить бюрократию»

 
Актер Авангард Леонтьев провел для «Театрала» экскурсию по памятным местам МХТ им. Чехова: мы побывали в мемориальном кабинете Немировича-Данченко, в воссозданных гримерках Станиславского и Ефремова, заглянули в гримерку Табакова, увидели уникальные произведения Шехтеля и редкие фотографии старейших актеров.
 

Памятник в Камергерском

У Табакова была идея фикс поставить памятник Немировичу-Данченко, потому что он считал, что Немирович находится в тени Станиславского, а роль его в Художественном театре не меньше, чем у Константина Сергеевича. Но все-таки памятник сделали сразу обоим отцам-основателям. Табаков добился, чтобы этот памятник появился в Камергерском переулке, а на служебном входе в театр установили бюсты Станиславскому, Немировичу и Ефремову.
Кстати, во дворе своего театра на улице Чаплыгина он поставил памятник драматургам, которые сыграли очень большую роль в судьбе «Современника» и Театра Табакова - это Александр Володин, Виктор Розов и Александр Вампилов.
Олег Павлович любил помогать людям при их жизни и заботиться об их памяти после их ухода. 

Гримерка Станиславского

Раньше гримерная Константина Сергеевича находилась на первом этаже закулисной части старого МХАТа, напротив двери на сцену была дверь «к Станиславскому». Когда я был студентом, она всегда была открыта, и мы туда с любопытством заглядывали.

Сейчас -  это воссозданная обстановка, но все вещи здесь подлинные. Эти многочисленные фотографии всегда висели на стенах гримерки: и портрет жены - актрисы Марьи Петровны Лилиной, и фото Владимира Ивановича Немировича-Данченко, и фото Саввы Морозова…


А в шкафу висит мундир Вершинина из «Трех сестер», которого играл Станиславский. Кстати, в эту гримерку приходил Антон Павлович Чехов.



Кабинет Немировича-Данченко

Это мемориальный кабинет Владимира Ивановича Немировича-Данченко, причем, настоящий, а не перенесенный после ремонта в другое место, в отличие от гримерок Станиславского и Ефремова.

Все фотографии на стенах - это подарки Немировичу.  Здесь и фото Чехова, и Саввы Морозова, и Леонида Андреева, и портрет Станиславского, и многих актеров.  Вот любимая актриса Немировича Данченко – Мария Германова.

Люстра и лампа в кабинете – это произведения самого Федора Шехтеля, создателя проекта реконструкции здания театра в Камергерском.
 
Гримерка Леонтьева

В МХТ меня пригласил Табаков в 2004 году, так что я работаю тут 14 лет, а до этого 36 лет я работал в созданном Ефремовым «Современнике». Но будучи еще студентом играл в спектаклях Художественного театра, так что это для меня родной дом.

Гримерка Ефремова

Гримерную Ефремова дважды переносили. Я бывал в его подлинной гримерной, когда преподавал в Школе-студии МХТ, а до этого я два года работал под руководством Олега Николаевича в «Современнике» – с 1968 по 1970-й год. Это были два прекрасных года в моей жизни, потому что Ефремов-руководитель – это отдельная история! Он настолько был интересен как личность! Все, кто с ним общался, очень многому научились у него не только для профессии, но и «для жизни».  Он любил говорить правду. И не любил, когда правду скрывают или боятся ее высказать вслух. В «Современнике», например, проводились демократические собрания, на которых вся труппа принимала самые важные решения – прием пьесы в работу, выпуск спектакля, снятие спектакля с репертуара, прием актера в труппу. Все эти вопросы решались большинством голосов. Труппа тогда была человек 35, и все по кругу высказывались, нельзя было отсидеться и промолчать. Допустим, выпускается спектакль в постановке Ефремова, а он мне не очень понравился, и вот я совсем еще мальчишка, со студенческой скамьи, сижу и думаю, как поступить: обидеть его своим мнением, но сказать правду или сказать полуправду, щадя его чувства как режиссера?! И побеждало в моих внутренних борениях (и думаю, не только в моих) – решение сказать правду, потому что Ефремов такой проницательный, и сразу увидит, что я вру ему в глаза, а это еще страшнее! Ефремов стимулировал честность и открытость в общении людей. Я стараюсь следовать этому и сейчас, хотя бывает трудно.

Зрительское фойе

В преподавательской работе я использовал то, чему научился сам у своих учителей в Школе-студии МХАТ, и мне повезло, что я потом работал в «Современнике», которым руководили тоже выпускники Школы-студии МХАТ. И я, и они – старшие мои товарищи и наставники – Ефремов, Волчек, Табаков – учились у одних и тех же непосредственных учеников Станиславского. Это были люди, которые работали со Станиславским, играли в его спектаклях - Василий Осипович Топорков, Павел Владимирович Массальский и Александр Михайлович Комиссаров. Они были – «дети», а мы – «творческие внуки» Станиславского и Немировича.

Вот мой главный учитель – Павел Владимирович Массальский, руководитель курса, на котором я учился. А это Александр Михайлович Комиссаров, тоже педагог нашего курса, который, кстати, играл Керубино в легендарном спектакле Станиславского «Женитьба Фигаро».


А это Виталий Яковлевич Виленкин - он был секретарем Немировича-Данченко в 1943 году во время создания Школы-студии МХАТ (между прочим, это было во время войны!), и сам был одним из ее основоположников. И всю жизнь там преподавал: сначала «Историю художественного театра», а потом, когда ему стало казаться, что практика Художественного театра слишком разошлась с идейными основами, он стал преподавать «Теорию стиха». Студентов учень любили его уроки.

Приемная перед кабинетом Олега Табакова

Олегу Павловичу приходилось решать тысячу вопросов на рабочем месте – в его кабинете, и не только. Он был человеком очень динамичным и любил решать проблемы на ходу, к нему не надо было записываться на прием, каждый мог к нему обратиться со своими просьбами не только официально – в кабинете, но и в артистической, и в коридоре. Олег Павлович тут же мог начать звонить, помогать. Он любил именно так действовать, чтобы не разводить бюрократию.

Гримерка Табакова

С Олегом Павловичем мы дружили. Когда я пришел в 1968 году в «Современник», Табаков взял надо мной негласное, добровольное наставничество. Иногда он тянул меня на радио или в кино, где можно было подзаработать. И, видимо, он рекомендовал меня с Михалкову в фильм «Несколько дней из жизни Обломова». Так что благодаря Табакову я попал в «кинематограф Михалкова», а это большая жизненная удача!

За этим столиком Олег Павлович гримировался и обычно параллельно что-нибудь ел.

Перед спектаклем Олег Павлович всегда раскладывал этот диван и около часа спал. Когда у него случился инфаркт – ему не было еще 30-ти лет, знаменитый доктор Кассирский (мне это рассказывал сам Табаков) сказал ему, что, если он не будет спать хотя бы 40 минут в середине дня, то он долго не протянет. И с тех пор Олег Павлович придерживался этого правила.




Надеюсь, в гримерной Табакова тоже сделают мемориальное пространство.


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.


  • Нравится


Самое читаемое

  • Александр Калягин: «Надеюсь, что Кончаловский получит более верную информацию»

    Прежде всего хочу сказать, что я не против, а рад, что может возникнуть новая премия. Как говорят, много денег не бывает, так и много премий не бывает. Не вижу ничего плохого, что кто-то из коллег будет поощрен этой новой премией. ...
  • Минкульт запретит артистам увольняться за месяц до выступления

    Минкультуры намерено обязать артистов уведомлять о своем увольнении в письменной форме не позднее, чем за месяц до планируемого выступления. Соответствующие поправки будут внесены в Трудовой кодекс РФ. «В целях исключения срыва показов театральных постановок и цирковых номеров предусмотрена норма, согласно которой творческий работник имеет право расторгнуть трудовой договор по своей инициативе, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за один месяц, за исключением случаев, когда трудовой договор заключен на срок менее четырех месяцев», - сообщили ТАСС в пресс-службе Минкультуры. ...
  • Марк Захаров: «Есть вещи, которые меня пугают»

    В субботу, 13 октября, художественному руководителю «Ленкома» Марку Захарову исполняется 85 лет. Однако юбилей – это всего лишь формальный повод напроситься на интервью к режиссеру, который всегда ироничен и мудр в рассуждениях и оценках. ...
  • «Он не спешил расставаться с детством»

    В пятницу, 19 октября, ушел из жизни актер Дмитрий Солодовник. Опытный артист, но совсем молодой человек – 12 января 2019 года ему исполнилось бы 40 лет. В следующем году Дмитрий мог бы отметить еще одну юбилейную дату – 20 лет работы в Малом театре. ...
Читайте также


Читайте также

  • Иллюзия сцены

    Итальянский художник Пьетро Гонзага работал во многих театрах (среди них миланский «Ла Скала» и венецианский «Ла Фениче»), но подлинные декорации мастера сохранились только в усадьбе «Архангельское». Главное их свойство – стереоскопичность и объемность: до сих пор Гонзага считается блестящим мастером перспективы. ...
  • «Табаков не любил разводить бюрократию»

    Актер Авангард Леонтьев провел для «Театрала» экскурсию по памятным местам МХТ им. Чехова: мы побывали в мемориальном кабинете Немировича-Данченко, в воссозданных гримерках Станиславского и Ефремова, заглянули в гримерку Табакова, увидели уникальные произведения Шехтеля и редкие фотографии старейших актеров. ...
  • Владимир Андреев: «Между Кандинским поздним и ранним»

    «Это два эскиза Кандинского: поздний и ранний, где он чистый импрессионист! – сразу увлекает нас в экскурсию своему кабинету президент Ермоловского театра Владимир АНДРЕЕВ. – У меня даже есть работа Кандинского, на которой Ивана-царевича с царевной, несет серый волк. ...
  • «Мы всё время репетируем»

    Режиссер Сёмен Спивак говорит, что жизнь спектакля – это как жизнь человека: одному отмерено долголетие, другой умирает, едва только став на ноги. Но главное, что в день премьеры определить его жизнеспособность невозможно. ...
Читайте также