Без границ

Театры русского зарубежья встретились в столице Германии

 
По инициативе «Театрала» в Берлине прошел фестиваль «Мир русского театра», участниками которого стали русскоязычные коллективы из Варшавы, Лондона, Нью-Йорка, Цюриха, Копенгагена, Эрлангена, Дюссельдорфа и Тель-Авива. И это лишь малая часть тех театров, которые в странах дальнего зарубежья играют спектакли на русском языке.
 
– Ко мне подходили журналисты из немецких изданий, интересовались, мол, а в чем смысл такого фестиваля? – говорит «Театралу» худрук театра ZERO (Тель-Авив) Олег Родовильский (на фото). – Ведь по большому счету можно, конечно, поехать на гастроли в Россию (что мы регулярно и делаем) и показать свои постановки там, посмотреть спектакли ведущих режиссеров. Но у фестиваля, который проходит за рубежом – совершенно другая задача. Здесь мы можем собраться и в привычных для нас условиях минимализма, условиях, скажем так, кочующего театра, продемонстрировать способности, поделиться опытом, обсудить наболевшее… И потому я признателен «Театралу» за приглашение. Это единственный фестиваль, который дает нам такую возможность.

– Понимаете, мы все разобщены, – дополняет худрук театра «Кулисы» Вячеслав Лисин (Дюссельдорф). – В Германии, например, от четырех до шести десятков русскоязычных театров, театриков, студий и любительских коллективов. Это ведь целый пласт культуры, но каждый живет сам по себе: на плечах энтузиастов всё держится. И тут, как говорится, важно не замыкаться, не прятаться в скорлупу, поскольку театр – дело живое.
 


«Для каждой постановки проводится кастинг»
На пять дней фестиваля (8-12 июня) основной его площадкой стал «Адмиралспаласт», расположенный на Фридрихштрассе – в центре старого Берлина, в двух шагах от набережной Шпрее, в окружении легендарных немецких театров – «Комише опер», «Стаатсопер» и, конечно, «Берлинер ансамбль», основанном в 1948 году Бертольтом Брехтом.

Возможно поэтому как бы подспудно участникам форума регулярно вспоминался великий немецкий драматург (его цитировали в интервью и на пресс-конференции). Дело в том, что Брехт, пережив множество скитаний, основал в Берлине «студийный театр», который позже обрел славу мирового уровня.

«Проект студийного театра» предполагал, что на первых порах в его труппу войдут именитые артисты, оказавшиеся в эмиграции. И в дальнейшем именно на этой основе сложится «своего рода ансамбль».

С тех пор прошло 60 лет, но точно такой же принцип преследует и лондонский театр «Хамелеон», ансамбль которого складывается если и не из самых именитых, то, во всяком случае, из профессиональных и более-менее известных артистов. Читаешь программку – одна судьба интереснее другой. Оксана Сидоренко, например, играла в «Интернах» и в сериале «Физрук», Олег Хилл – в «Запахе бесконечности», Александр Меркюри – в «Лондонграде» и т.д.

– Для каждой постановки мы проводим кастинг, набирает артистов под проект, – говорит «Театралу» основательница и художественный руководитель «Хамелеона», уроженка Риги Владислава Лемешевская. – Но есть костяк – артисты, которые работают уже в нескольких наших спектаклях. Например, Олег Хилл и Олег Сидорчик, без которых сложно этот театр представить.

С Оксаной Сидоренко мы познакомились не так давно (посредством кастинговых сайтов) и тоже рады сотрудничеству. Я написала ее агенту, Оксана пришла к нам на пробы и очень понравилась. А вообще я стараюсь подбирать профессиональных артистов, поскольку нам важно, чтобы качество спектаклей было конкурентоспособным. Мы не являемся «эмигрантским театром» – мы театр, ориентированный на широкого зрителя. И когда у меня спрашивают, зачем лично мне это надо, я отвечаю, что мне хочется самой быть в ответе за собственную театральную судьбу. Дело в том, что артист человек подневольный, а здесь я могу создавать культурный контент. К тому же, в Лондоне русскоязычной публики очень много. Это колоссальная ниша, и мне хотелось ее заполнить.

Театр «Хамелеон» показал в Берлине свою премьеру – «Кукольный дом» Ибсена в постановке Дмитрия Турчанинова. На сцене – ковер, немногочисленная мебель «под старину», цветы и подарочные коробки. Так, несколькими штрихами театр обозначает место и время действия – гостиную в доме успешного адвоката Торвальда Хелмера, семья которого готовится встретить Рождество. На каждом из персонажей – мастерски выполненные костюмы (работа сценографа Ирины Глузман вызвала немало восторгов).

– Мебель, наверное, из подбора? – интересуюсь у Владиславы Лемешевской.
– Нет, что вы, мы всё привезли с собой. Транспортировка, конечно, дорогая, но нашлась грузовая машина, которая шла из Англии в Прибалтику через Германию. И мы попросили нас выручить – завезти костюмы и декорации в Берлин. Благодаря этому удалось сэкономить расходы, поскольку ни в Лондоне, ни на гастролях театральная деятельность дохода не приносит, и я совмещаю ее с работой в других проектах.



«Помню, как ты работаешь»
Актер Олег Хилл (на фото) переехал в Великобританию из Прибалтики после того, как в его родной Риге, оказавшейся во власти финансового кризиса, отменили киносъемки и закрыли целый ряд театральных проектов. Жизнь в Англии пришлось начинать с нуля.

– Как любой эмигрант, я чем только не занимался, – говорит Олег. – Преподавал, танцевал, хватался за любую подработку, но для того, чтобы занять более серьезный уровень, требовалась бумага. В свое время я окончил Рижскую студию театрального мастерства под руководством Елены Тиминой. В документах значилась Латвийская ССР, но в Британии эта строка вызывала много вопросов. «Вы учились в СССР?» – спрашивали у меня продюсеры. – «Не совсем». – «Значит в России?» – «Тоже нет». Получалось, что в Латвии, но Латвия в годы моей юности была несвободной и формально входила в состав другого государства. К тому же, мне постоянно намекали, что для карьеры в Великобритании нужен диплом местной школы или каких-нибудь курсов. И я решил пойти в театральную академию. На тот момент мне уже было почти 40 лет. Думал, не примут. Но возраст никого не смутил. Мне, профессиональному артисту, было очень интересно наблюдать, как преподносят они метод Станиславского (там был совсем другой подход, нежели в нашей советской школе). И какие-то вещи я освежил в памяти, ведь после моего окончания театралки прошло 20 лет. В Лондоне я с удовольствием доучился бы до последнего курса, но в какой-то момент меня раскусили – сказали: «Не трать время ни свое, ни наше, мы же видим, что ты профессионал», – и выдали полноценный диплом.

Так постепенно я смог отказаться от всех работ, не связанных с творчеством. И сегодня занимаюсь только творчеством, совмещая разные контракты. Снимаюсь в кино, сотрудничаю с радио, играю в театре…


Кстати, «Хамелеон» появился в моей жизни не сразу. Сначала была любительская студия, которую организовала Татьяна Лаврентьева. Я там преподавал и играл спектакли. Потом сотрудничал с греческим театром и с английским. Но поскольку я состою в профсоюзе актеров Великобритании и нахожусь в той же базе, что и, например, Бенедикт Камбербетч, то часто получаю приглашения на кастинг. В Британии всё строго: если тебя нет в этой базе, то ты не актер.

А театр «Хамелеон» появился в моей жизни совершенно спонтанно. С Владой мы познакомились на киностудии – она проходила кастинг на роль жены Ивана Грозного Марии. Владу взяли, но у нее были другие проекты, которые никак не удавалось развести по времени. Так что, Марию она так и не сыграли. Но вскоре мы встретились в одном из театральных проектов – играли в спектакле по Чехову, а потом она создала «Хамелеон» и меня пригласила. И так постепенно, шаг за шагом, мы развиваем этот театр, собирая мед со всех цветов. Например, однажды я участвовал в Кишиневе на фестивале и приблизительно год спустя мне позвонил критик Олег Лоевский: «Мне запомнилось, как ты работаешь (хотя роль у меня была небольшая). В Лондон приехал хороший режиссер. Я хочу, чтобы ты с ним поговорил – возможно, у вас получится вместе поработать». И Олег Лоевский посоветовал мне Диму Турчанинова, который теперь стал режиссером «Хамелеона».
 


Гостевой визит
Один из дней фестиваля ознаменовался гостевым визитом. Евгений Князев сыграл в «Русском доме Берлина» свой моноспектакль «Пиковая дама», который вызвал всеобщий восторг публики и стал настоящим украшением фестиваля. Публика долго не отпускала артиста (в своем плотном графике он смог прилететь лишь на сутки).

– «Театрал» придумал, конечно, замечательный проект, – сказал Евгений Владимирович. – Тут ведь дело не только в профессиональном уровне тех постановок, которые удалось привезти и показать. Нельзя свысока относиться к тем коллективам, которые, как правило, на чистом энтузиазме несут столь серьезную миссию – сохраняют русский язык, являются носителями нашей культуры далеко за пределами России. И вот это лично у меня вызывает колоссальную симпатию и уважение, поэтому я, не раздумывая, приехал.

После «Пиковой дамы» художественный руководитель Нью-Йоркского театра «Диалог» Ирина Волкович поделилась своими впечатлениями с «Театралом»:
– Когда на сцену выходит столь большой профессионал, это дает колоссальную подпитку. Мы ведь все живем далеко, о многом знаем лишь понаслышке, но выходит на сцену Князев и ты просто упиваешься столь блестящей актерской игрой.
На улице Евгения Князева узнают (в Берлине много русских). Артист здесь бывал уже на гастролях, когда приезжал с постановкой Петра Фоменко «Без вины виноватые».

– Знаете, иду по Берлину и ловлю себя на мысли, что нынче восточная сторона уже совершенно не отличается от западной, поскольку со свойственной им пунктуальностью немцы восстанавливают исторический облик своих городов. Смотрю на город и восторгаюсь: каким он стал!

Кстати, в конце 1990-х мы были в Германии со спектаклем Сергея Юрского «Провокация». Правда, не в Берлине, а в Мюнхене. И тоже удивительно – ездили по городу и восхищались его красотой – настолько прекрасно сохранилась его историческая часть. Но, наконец, нам сказали, что Мюнхен, оказывается, очень сильно пострадал в годы войны и был значительно разрушен, но на протяжении полувека немцы удивительно скрупулезно восстанавливали его по крупицам. Причем этот процесс завершился совсем недавно.

Сегодня с утра я успел посетить Домский кафедральный собор. Он ведь тоже был разрушен – в купол попала зажигательная бомба, пробила конструкцию и разрушила пол, где были захоронения. Реставрация началась после войны, а завершилась только в начале 1990-х, когда на территорию собора пустили первых туристов. Так что, столь бережное отношение к культурному наследию, когда буквально каждая мозаика восстанавливается по крупицам, вызывает глубочайшее чувство уважения. То же самое должно быть, на мой взгляд, и с театром: за рубежом десятки русских коллективов. И вот, хотя бы на время собравшись вместе, они получают столь необходимую подпитку, без которой творческое движение весьма затруднительно.



«Устраивайся в Швейцарии»
В один из дней фестиваля свой «густонаселенный» спектакль, в котором участвует множество детей от 5 до 14 лет, публике представила Людмила Майер-Бабкина, руководитель Театра сценической классики из Цюриха. Свой театр Людмила основала 18 лет назад и, как утверждает, в ту пору для русских, живущих в Швейцарии, был абсолютный вакуум. Куда было деваться маститому педагогу, ученице Иосифа Туманова, Анатолия Эфроса и Анатолия Васильева?

– Сегодня после «Дюймовочки» у меня многие спрашивали: как воспитать таких замечательных ребят? Где вы их находите? – говорит педагог. – Ребята у нас действительно замечательные, но в этом исключительно их заслуга. Задача педагога лишь обнаружить талант и помочь ему раскрыться. Не испортить – главное.

Расскажу такой случай. В 2007 году мы выпускали «Анну Каренину». Для нас это был уже третий спектакль в Швейцарии. И вдруг ко мне подходит приятельница: «Вот парень. Ему едва исполнилось шестнадцать. Он студент музыкального училища в Петербурге, блестяще играет на арфе. В Цюрихе у него нет жилья, у него нет денег, но у него есть талант. Пристрой куда-нибудь». Я говорю: «Ну, я сейчас делаю «Анну Каренину». Если он арфист, давай, я поставлю для него номер, посажу в луч света, он сыграет и получит денежки за спектакль».

Все очень обрадовались. «А сейчас-то мне куда?» – вдруг спрашивает парень. «Ну вообще-то не знаю». – «Я голодный». – «Пойдем». Я повела его в кафе. А в Швейцарии обеды строго до 14 часов и затем кафе и рестораны открываются лишь только после 17 часов, и это время всегда пустое. День в разгаре. Открыта дверь в сербское кафе. «Ребята, дайте пиццу, пожалуйста, ребенка накормить». А он такой маленький – на вид ему не больше четырнадцати. Они отвечают: «Ну, мы бы дали, но у нас нет шеф-повара, а пицца кончилась». Смотрю на него, думаю: что же мне делать? «Вы сербы?» – спрашиваю у ребят. – «Сербы». – «А я русская. Позвольте, я сама для него приготовлю?» Они обалдели, но пустили меня на кухню. Я закатала рукава – сделала две пиццы. Им настолько понравилась моя наглость и прямота, что даже денег с нас не взяли.
Мы поели. И парень рассказывает: «Я студент музыкальной школы, я еще учусь, но приехал в Цюрих и сдал экзамены в консерваторию…» И оказалось, что когда он сдал, к нему сразу приставили педагога из Парижа и сказали: «Он будет тебя учить. Устраивайся в Швейцарии».

Я говорю парню: проси общежитие, они тебе помогут. И они действительно его пристроили. Короче говоря, он стал сотрудничать с нашим театром, принимал участие во всех репетициях, и мы органично вписали в «Анну Каренину» его арфичный концерт. И для него это стало, мне кажется, неплохой школой, он отлично освоился на сцене, раскрепостился, а позже завоевал себе мировое имя. Сейчас у него гастроли в разных странах. Александр Болдачёв, блестящий арфист.



В предлагаемых обстоятельствах
Людмила Майер-Бабкина отразила важную мысль: в творчестве никогда не угадаешь, что из чего произрастает. Талант живет вне всяких границ и условностей. Примеров множество, но одним из ярких стал спектакль «Ласточка» варшавского театра «Ок», который был сыгран под занавес фестиваля. Фольклор, старославянские мотивы, древнерусский напев – это лишь некоторые черты постановки, сыгранной двумя актрисами – русской (Роксана Викалюк) и полячкой (Бригида Туровска). Но примечательно, что уже через несколько минут спектакля языковая разница совсем не ощущается и многие сцены понятны без перевода.

«Ласточка», поставленная по мотивам Тургенева, стирает тем самым межнациональный барьер, стремясь показать, что все мы – братья и нас объединяют общие корни.

– Я занимаюсь театром, не разделяя, русский он или нет, – говорит «Театралу» Роксана Викалюк. – В Польшу я приехала давно из Украины. Сейчас живу под Берлином, но с театром «Ок» не расстаюсь и всякий раз езжу играть спектакли, преодолевая огромное расстояние. Вообще устанавливать границы в искусстве – задача довольно странная. Никогда не делила его на «свое» и «чужое». Если что-то трогает, то хочется этим заниматься. Друзья смеются, поскольку мне всегда хотелось многого: я и музыкант, и композитор, и певица, и педагог, а с недавних пор еще и эссеист. Но дело не в этом. Я очень люблю русский фольклор, это наши корни. И где бы я ни служила, о фольклоре никогда не забывала. А потом появилась Жанна Герасимова, основательница театра «Ок», предложила проект, и я поняла, что это именно то, что мне нужно. Я готова в нем участвовать, преодолевая любые расстояния. Мне говорят: «Театрик маленький, спектакли вы играете редко». Я спорю. Дело ведь не в масштабе. Даже если после спектакля к тебе подошел всего один зритель и сказал, что спектакль его зацепил, – поверьте, это уже немало.


Спасибо!
За помощь в организации и проведении фестиваля «Театрал» выражает благодарность Союзу театральных деятелей РФ и лично Александру Калягину; руководителю театральной студии Karamasoff sisters (Берлин) Марии Жарковой и особо – руководителю театра «МостЫ» Фёдору Невельскому (Эрланген), чье активное участие в оказании помощи организаторам и коллегам из других театров, как и на фестивале прошлого года в Италии, оказалось бесценным.

Спектакли второго международного фестиваля «Мир русского театра»

«Anicula» по повести Даниила Хармса «Старуха». Совместный проект театра «МостЫ» (Эрланген) и «Нюрнберг» (Нюрнберг). Германия, Эрланген

«Дюймовочка» по мотивам Ханса Кристиана Андерсена. «Театр сценической классики». Швейцария, Цюрих

«Женщина в песках» Кобо Абэ. ZERO. Израиль, Тель-Авив

«Кукольный дом» Генриха Ибсена. Театр «Хамелеон». Великобритания, Лондон

«Ласточка» по мотивам Ивана Тургенева. Театр «Ок». Польша, Варшава

«Пиковая дама» Александра Пушкина. Театр им. Вахтангова. Россия, Москва

«Поверх барьеров. Размышления на темы любви» Ирины Волкович. Театр «Диалог». США, Нью-Йорк

«Прелести супружеских измен» Валентина Красногорова. Театр «Кулисы». Германия, Дюссельдорф

«Старомодная комедия» Алексея Арбузова. Театр «Диалог». Дания, Копенгаген


  • Нравится

Самое читаемое

  • «Театр лучше, чем телевизор, знает о том, чем живет страна»

    «Театрал» по традиции попросил критиков и экспертов подвести итоги сезона, определив успехи, поражения и тенденции. Сегодня – слово Павлу Рудневу, доценту ГИТИСа, зам. худрука МХТ им. Чехова по спецпроектам (мнения других экспертов читайте в ближайшие дни). ...
  • Приснилась Гурченко

    Редеет поколение, уходят друзья и коллеги, всё острее дефицит искренности. Стремительно растёт горечь накопления биографии. Забвение грустное, но… закономерное явление.   Мечты о бессмертии дико дифференцированы. ...
  • Константин Богомолов выпускает «Славу» в БДТ

    Режиссер Константин Богомолов готовит на Основной сцене БДТ им. Товстоногова постановку «Слава». Предпремьерным показом 8 июля театр завершит юбилейный 100-й сезон, премьера состоится осенью. «Слава» стала первой пьесой знаменитого поэта и сценариста Виктора Гусева, напомнили в пресс-службе БДТ. ...
  • Несвободное творчество

    В «Гоголь-центре» завершился сезон – первый сезон, который прошел в слишком тяжелых условиях. В августе 2017 года режиссер Кирилл Серебренников был арестован по подозрению в мошенничестве. Так называемое дело «Седьмой студии» уже стало притчей во языцех, в очередной раз продемонстрировав жестокость отечественной судебной системы. ...
Читайте также


Читайте также

  • Татьяна Тарасова: «Главное в актерском труде - любопытство»

    На фестивале «Мир русского театра», который по инициативе «Театрала» прошел в июне в Берлине, педагог ГИТИСа Татьяна ТАРАСОВА провела актерские мастер-классы, адресованные русским артистам, которые уже не первый год работают за рубежом. ...
  • Параллельная Россия

    Идея формирования русскоязычного культурно-интеллектуального пространства носится в воздухе – нам вновь не хватает разнообразия и диапазона информации на родном языке. Изоляционизм – понятие метафизическое. Для того, чтобы отгородиться от мира, не обязательно строить стену или закрывать границы. ...
  • «Фестиваль нас объединяет»

    В заключительный день фестиваля «Мир русского театра», который проходил в Берлине с 8 по 12 июня, наша редакция устроила «круглый стол», предложив худрукам поделиться собственным опытом: как выживать театру в столь непростых условиях дальнего зарубежья. ...
  • Чем запомнился фестиваль «Мир русского театра»

    Камертоном «Мира русского театра» для меня стала беседа сидящих рядом в ожидании приглашения на посадку в самолет бабушки и внучки. Бабушка разговаривала с внучкой на смеси английского и русского: сколько days in а year? How many minutes в часе? Потом попросила внучку сбегать посмотреть на расписание. ...
Читайте также