По системе Маковецкого

13 июня ведущему артисту Театра им. Вахтангова исполняется 60 лет

 
Педагог Сергея Маковецкого по Щукинскому театральному училищу Алла Казанская любила говорить, что бывают артисты, чей талант не укладывается ни в какую систему, не поддается характеристике и описанию. Он как ртуть – отзывчив к любым переменам. В плеяде легендарных вахтанговцев для нее таким артистом являлся Рубен Симонов, а среди молодых называла она… Сергея Маковецкого.
 
Прошли годы. Сегодня Сергей Маковецкий уже и сам является мэтром, но своей гибкостью и колоссальным творческим диапазоном не перестает удивлять зрителей и коллег. О нем говорят и пишут. Спектакли с участием актера вызывают повышенный интерес. Но сколько бы он ни играл, природа его таланта остается загадкой. Она неуловима и непредсказуема, о чем свидетельствуют и партнеры по сцене, и режиссеры.

По случаю юбилея «Театрал» предложил художественному руководителю Театра им. Вахтангова Римасу Туминасу и кинорежиссеру Владимиру Хотиненко порассуждать: так все же, в чем секрет таланта Сергея Васильевича.
 
Римас Туминас: «Он светится и вокруг него светло»
– Я всегда опасаюсь громких слов, но в отношении Сергея скажу: «Да, этот черт велик!» Я его и побаиваюсь, и люблю одновременно. Его капризы порой раздражают. Но то, что он делает на сцене, меня восхищает. Мы понимаем друг друга с полуслова, и я все равно не перестаю удивляться, глядя на него. Смотрю и думаю: неужели это сделали мы с ним?

Сергей двигается по судьбе с ее бедами, с ее страстями, с ее любовью с таким накалом, что порой кажется, сердце не выдержит… Каждый раз я мысленно прощаюсь и с дядей Ваней, и с Онегиным, и с Маковецким, опасаясь за его самочувствие. В такие секунды хочется ему пожелать долгой судьбы, наполненной радостью и воплощением той мечты, которую он в себе носит.

У него трудная жизнь. Но он светится и вокруг него светло. И заражает этим светом так, что порой становится стыдно и неуютно за свою угрюмость и за отсутствие желания понять жизнь, найти в ней смысл. Когда я нахожусь состоянии рефлексии, то хватает пяти минут общения с Сергеем, и ко мне возвращаются жизнь, вера, красота.

Сергей научил меня быть внимательным, искать смыслы в каждой фразе, в каждой реплике, не пропуская ни единого слова. Он показал, что нельзя небрежно относиться к тексту, как это принято сегодня в театре. Мы встречаемся и обсуждаем реплики героев, интонации, мы ищем смыслы каждого слова. «А что это такое? А что это значит? А как это произносится? Почему это именно так, а не иначе?» – все эти вопросы он задает мне и себе, заставляя думать. Это система не Станиславского, а Маковецкого.

Я устаю порой от него. Вроде всё уже сделано, отрепетировано и всё понято, а он требует продолжать разбор. Ни капли успокоенности. И это прекрасно. Я прощаю ему все то, что позволяю самому себе. Прощаю все те пороки жизни, которые присутствуют в каждом из нас, особенно когда находишься в состоянии ожидания чего-то важного и очень нужного.

Ему не хватает достойных ролей на сцене, а в жизни – деревни, лесов, лугов, рек или озер. Этого всего у него нет, я бы пожелал ему пожить в дремучем таинственном лесу, где вокруг цветут заливные луга и растут яркие полевые цветы. Хотя… он не сможет жить без ролей, ведь он игрок – в жизни, на сцене. Он игрок, который иногда плачет. 

Сергей умный с очень крепкой памятью и потрясающей органикой актер, который способен подчинять себе зал. Он быстро осваивает новое пространство, ясно и хорошо чувствует себя в нем и мгновенно становится его хозяином. Он подчиняет себе этот мир, а потом и вовсе становится его единовластным хозяином.
 
Владимир Хотиненко: «Артистов такого уровня у нас очень мало»
– Сергей Маковецкий мой самый любимый актер. Мы встретились с ним в очень важный период и моей и его жизней, и он сразу стал звездой. Это было после нашего совместного фильма «Патриотическая комедия», а на «Макарове» Сережа в очередной раз подтвердил это звание. Я благодарен судьбе за то, что она свела меня с Маковецким – тонким, пунктуальным и очень глубоким актером. К сожалению, артистов такого уровня у нас очень мало.

При этом Сережа не относится к категории тех актеров, кто бессловесно подчиняется режиссеру. Он – личность. Когда я начинал съемки «Макарова», он пришел и искренне сказал: «Я совершенно не понимаю, как и что тут играть!»

Мы сели и переработали сценарий. В первоначальной версии Сергей должен был играть учителя, но в результате всех переделок стал поэтом. В работе с ним нельзя указывать, можно только вместе придумывать и создавать – вплоть до поступков, жестов, интонаций. И даже когда сценарий разобран от начала и до конца, можешь быть уверен: на съемочной площадке актер непременно вернется к разбору. Не было такого случая, чтобы мы обошлись без предварительной работы тет-а-тет.

У Сергея фантастический диапазон. Он с одинаковым успехом может играть и трагическое, и смешное. Когда я начинал работу над фильмом «Поп», Нина Усатова уже была утверждена на одну из главных ролей, а актера на роль ее мужа, найти никак не получалось. Моя жена Татьяна настойчиво советовала попробовать Маковецкого, а я сопротивлялся, полагая, что они рядом совершенно «не монтируются».

Жена меня пилила-пилила, пилила-пилила, и наконец я сдался. Сергей с интересом прочитал сценарий, пришел на съемки, и как только я увидел его в рясе священника, то убедился: в самом деле, это именно то, что требовалось. Порочного человека сыграть легко, а воплотить на экране трагическую судьбу достойного персонажа очень непросто. Но Маковецкому всё под силу. Во время съемок его консультировал игумен Кирилл, и это было настоящим погружением в каноны православия.
Маковецкий – глубокий, въедливый актер. Настоящий педант. А если сравнить его со скрипкой, то для меня он не Страдивари или Гварнери, а скрипка Амати, поскольку звук ее нежный, звенящий и удивительно певучий. Дело в том, что Николо Амати создал собственную модель скрипки – Grand Amati, которая отличается несколько большей шириной и более сильным и глубоким звучанием. Подлинных скрипок Николо Амати крайне мало, они ценятся в 1-1,5 миллиона долларов. Вот такая у меня ассоциация.

 Сергей – очень самостоятельный человек, он, как эта скрипка, которая может просто лежать в футляре и вдруг зазвучать. Но чтобы услышать истинный звук, нужен сильный и чуткий режиссёр.  Вот у Алексея Балабанова Маковецкий совсем другой, они с ним тоже нашли общий язык и это было видно по их успешным совместным работам. При этом Сергей всегда избирателен при выборе режиссера и партнера. Он не бросается сниматься сломя голову лишь только потому, что его пригласили. 

Маковецкий – блестящий театральный актер. Видеть его на сцене – отдельное наслаждение. Это, я думаю, помогает ему точнее существовать и в кино. А киношные приемы он успешно привносит на сцену. Он в двух этих мирах существует абсолютно органично. 

Я готов при любой возможности снимать его как можно больше. В частности, в «Бесах» роли для него не было вообще, но появился Фёдор Михайлович – эпизодический персонаж, следователь, который внес в фильм очень важную ноту.
 
Редакция «Театрала» сердечно поздравляет Сергея Маковецкого с юбилеем и желает вдохновения, радости, гармонии и новых ролей!

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Елена Санаева: «Родителям я давала шороху»

    Перед спектаклем «Подслушанное, подсмотренное, незаписанное» за кулисами «Школы современной пьесы» звенели детские голоса. Двое сыновей актрисы Екатерины Директоренко играли с дочкой Светланы Кузяниной, пока обе мамы готовились к выходу на сцену. ...
  • Алексей Франдетти: «Хочу создавать другую реальность»

    Кажется, совсем недавно в Большом театре состоялась премьера «Кандид», а режиссер Алексей Франдетти уже с головой окунулся в новый проект: в Театре наций начались репетиции «Стиляг». В его жизни всё по графику: планы расписаны на два года вперед. ...
  • Римас Туминас: «Никогда не считай себя первым»

    Вечером в пятницу труппа Театра Вахтангова вернулась из Милана, где в рамках проекта «Русские сезоны» представила спектакль «Евгений Онегин». Постановку сыграли дважды (28 и 29 ноября) на сцене театра «Пикколо ди Милано» Джорджо Стрелера. ...
  • Постпенсионный взгляд на предпенсионную реформу

    Поэт когда-то воскликнул: «Времена не выбирают, в них живут и умирают!» Умирать стали очень дисциплинированно, с жизнью сложнее.   Ряды редеют. Что сделаешь – возраст. Прежде вечная проблема бренного людишкинского существования скрашивалась песенной бодростью типа «пока я ходить умею» или «возьмемся за руки друзья». ...
Читайте также