«Ты меня на рассвете разбудишь…»

В «Ленкоме» увековечили «Юнону и Авось»

 
«В один из дней ко мне пришел старый друг Коля Караченцов и сказал: «Володя, мы сейчас репетируем «Юнону и Авось», и у нас всё заклинило; мы не знаем, как быть дальше и что делать», – говорит хореограф Владимир Васильев. – Я пришел в театр посмотреть репетиции, многое уже было сделано. Мне безумно всё понравилось, но я сказал, что с удовольствием продолжу работать с артистами только с одним условием, чтобы не ограничиваться вставными кусками балета, а чтобы танец служил продолжением диалогов и был составной частью всего действия». 

Слова Владимира Васильева, а также многих других создателей и участников рок-оперы «Юнона и Авось» приводятся в большом альбоме, в котором ленкомовцы решили описать историю легендарной постановки.

Альбом не назовешь юбилейным (в нынешнем году рок-опере – 37 лет), но кто сказал, что об истории спектакля следует говорить лишь в день юбилея?  Спектакль вышел в 1981 году, а уже в 1983-м состоялась его мировая премьера в Париже, о чем газета «Юманите» написала: «Жаль, что весь мир не присутствовал в этот вечер в театре Пьера Кардена на Елисейских полях». Гастроли прошли триумфально: одних только откликов прессы больше 70-ти. Ни один из выступавших ранее в Париже театров не вызывал подобного резонанса.

Марк Захаров, режиссер-постановщик:
– С этим спектаклем связано много положительных эмоций. Ведь он побывал во многих странах мира и вызывал радостные ощущения, а когда много радостных эмоций, то они, наверное, потом переходят в другое качество и помогают жить труппе.
Вознесенскому удалось написать хорошую поэму, а Рыбникову – замечательную музыку: он создал синтез традиционных православных песнопений, русского романса и достижений современной рок-культуры.
 
Алексей Рыбников, композитор:
– Поэма Андрея Вознесенского «Авось» не очень длинная, с коротким сюжетом: вот российский посланник граф Резанов приплыл в Калифорнию, познакомился с дочерью губернатора, потом любовь, он уплыл, умер, она ждала его 35 лет – и всё. Такой сюжет укладывается в несколько предложений; как из этого сделать большое произведение, было совершенно непонятно. И тогда невероятным образом вдруг возникла идея о том, что нужен потрет нашего современника. Нужно вложить наши мысли в уста исторического героя – наши боли, смятения, ужасы перед действительностью  – и наш протест против этого. И всё пошло!

Сюжет не развивался, но было много внутренних диалогов главного героя и минимум внешних событий. Конечно, без музыки сделать это невозможно – но если вписать в рамки музыкальные, то тогда невольно все действия подчиняются симфонической форме. Да, это был эксперимент во всех отношениях, рождался он медленно и мучительно, но зато, когда все было решено, работа пошла очень быстро.


Альбом, основную часть которого составляют фотографии Александра Стернина, является своего рода путешествием по волнам истории и памяти. Здесь множество архивных кадров (в том числе и кадров репетиций), которые перемежаются воспоминаниями участников спектакля. Так, например, один из исполнителей роли графа Резанова Семен Шкаликов пишет: «На момент ввода в спектакль  был моложе графа Резанова на 14 лет: впервые я сыграл его в 26. С каждым годом я все ближе и ближе к своему герою. И я сейчас имею в виду не только возраст. Мне становятся понятнее движения его души, его внутренний путь и мотивации. Он остро чувствует влияние высших сил на свою жизнь, и в этом мы с ним тоже схожи».

За годы своего существования «Юнона и Авось» прошла более полутора тысяч раз и неизменно – с аншлагами. Как говорит Дмитрий Певцов постановка стала сама себе памятником, но при этом остается живой.

Кстати, о памятниках… В октябре 2000 года на Троицком кладбище в Красноярске на предполагаемой могиле Резанова установили белый крест, на одной стороне которого надпись «Николай Петрович Резанов 1764 – 1807. Я тебя никогда не забуду», на другой – «Мария Конспенсьон де Аргуэльо 1791-1857. Я тебя никогда не увижу».

В 2011 году введена в обращение серебряная монета – один новозеландский доллар, посвященный спектаклю, с изображением в центральной части артистов, исполнявших главные роли в премьере спектакля: Елены Шаниной – в роли Кончитты и Николая Караченцова – в роли графа Резанова. Фигуры представлены на фоне моря, символизирующего неизбежность расставания. На заднем плане – небо с закатом солнца. Внизу, посередине – надпись на русском языке «Юнона и Авось».



«Кто такой Резанов? – говорит Марк Захаров. – Это типично русский характер, одновременно и насмешливый и альтруистический, несколько рациональный, отчасти индифферентный к вещам, несколько мистический, но за Резановым скрывается наша вечная история о невозможности счастливой любви, история нашего прошлого, история наших моральных богатств…»

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Реконструкция дома купца Булошникова отложена

    Мэр Москвы Сергей Собянин решил отложить принятие решение по вопросу о реконструкции дома, находящегося по адресу Большая Никитская, 17, стр.1. Проект, который вызвал жаркие споры, отправят на дополнительную экспертизу.   Публичные слушания, где решалась судьба дома купца Булошникова были непростыми, отметил глава города. ...
  • Новые права театральных режиссеров: бояться или радоваться?

    В числе наиболее острых вопросов, которые волнуют сейчас руководителей театров, является вопрос о защите интеллектуальных прав режиссера. Недавно эти права режиссера были расширены, что породило множество слухов и домыслов. ...
  • Театр начинается с… детства

    Начался 2019 год – Год Театра. Много ожиданий, надежд, планов... Долго составляли Программу проведения Года Театра, старались ничего не упустить. Но все-таки непростительно упустили — не продумали специальных проектов, которые были бы направлены на  поддержку  театров, в которых играют дети. ...
  • «Наступает взросление!»

    Владимир Этуш, ветеран Великой Отечественной войны, актер Театра им. Вахтангова: – Уверен, что я не только самый «старший» ваш читатель, но и самый преданный, ведь на протяжении всех этих лет не расстаюсь с «Театралом». ...
Читайте также