Михаил Рахлин: «Нужна перезагрузка»

 
В этом театральном сезоне в МХТ им. Чехова вышел спектакль «Веселые времена» по сценарию голливудского фильма 1939 года «Ниночка». О том, почему сегодня в театре стали популярны постановки по фильмам, режиссер Михаил Рахлин рассказал в интервью «Театралу».
 
- Михаил, говорят, вы – мастер театральных капустников, все обожают ваши юмористические затеи…
– Да, я уже лет пять как провожу театральные капустники и всякие мероприятия типа Старого Нового года. И, к сожалению, видимо, у меня это получается, поэтому, что ни юбилей у кого-то или где-то, я должен придумывать поздравления. Это моя «почетная обязанность» в театре. Хотя сейчас я стараюсь чуть-чуть от этого отойти, потому что это отнимает очень много энергии, сил и времени.
 
– На что хотите направить энергию?
– Хочется заниматься тем материалом, который можно воплотить на сцене, который меня волнует, который мне интересен.
 
– В этом сезоне вы выпустили спектакль «Веселые времена» по фильму 1939 года «Ниночка». Я уже не первый раз сталкиваюсь с тем, что спектакли ставят по фильмам, это –  тренд?
– Я не знаю, тренд это или нет, но в каком-то смысле вы правы. Мне кажется, есть некий дефицит драматургии. Понятно, что классика – всегда хороша, но, с другой стороны, как только и кто только её ни ставил, и это зачастую превращается в некий экзерсис: как бы поставить так, как еще не ставили.

А толковой современной драматургии, на самом деле, не так много. Я, например, почти каждый год участвую в читках в Любимовке, но основная масса произведений все равно сливается в какую-то одну длинную пьесу.


Иногда попадаются любопытные, но, к сожалению, они для очень узкого зрительского круга, в основном в формате Театра.doc, театра «Практика», может быть, какой-то совсем маленькой сцены, но во МХАТе такие вещи пока сложно приживаются. У нас есть лаборатории, где в качестве эксперимента это «имеет место быть», но чтобы вошло в репертуар – вряд ли. В МХТ – другой зритель. Для большой и малой сцены очень важна коммерческая составляющая. Что-то современное можно было бы делать на Новой сцене, но туда мало ходит молодежь, в основном – очень взрослые люди.
 

А что касается спектакля «Веселые времена», когда я посмотрел фильм «Ниночка», мне просто эта история очень понравилась. Мне кажется, она «попадает» в сегодняшний день!


Безусловно, есть исторический контекст, который мы все прекрасно знаем и можем предположить худший исход этой истории, но ведь это своего рода сказка, выход в другую реальность.
 
– Как вы подбирали актеров для своей постановки? С кем-то советовались?
Конечно, у нас есть замечательная завтруппы Ольга Семеновна Хенкина – помощница Олега Павловича Табакова, у нее «железное» чутье. Обычно она помогает с кастингом. К ней всегда можно обратиться, все обсудить.
Например, как у нас появился Костя Крюков, который раньше к театру вообще не имел никакого отношения? Я понимал, что мне нужен «голливудский» герой, красавчик, европеец, какой-то Райан Гослинг или молодой Джордж Клуни, а с такими артистами оказалась большая проблема, и мы решили рискнуть, попробовать поработать с Константином, потому что он как раз такой «буржуазный», и роль ему очень подходит. Сначала, конечно, было непросто, потому что у него действительно не было никакого театрального опыта ни в плане речи, ни в плане существования в пространстве сцены. Но он очень хотел работать, ему это было интересно, и он все преодолел и очень органично вписался. И вообще должен сказать, что я очень давно не встречал такого человека, как Костя: во-первых, интеллигентного, во-вторых, готового работать и, в-третьих, очень порядочного. Уверен, что если он захочет и дальше заниматься театром, то у него должно все получиться.
 

А героиня – Света Колпакова – это вообще наше всё! Это человек мегаэнергии. Она много снимается и в театре очень много играет. Она великолепно танцует, поет, то есть по-настоящему универсальная актриса!
 
–  У вас актерское образование или режиссерское?
– Вообще-то первое образование у меня экономическое, а уже второе – режиссерское, но курс в Школе-студии МХАТ был экспериментальный – актерско-режиссерский. Это был последний совместный курс Романа Козака и Дмитрия Брусникина. К сожалению, когда мы учились на третьем курсе, Роман Ефимович умер. Нас тогда «подхватил» Виктор Анатольевич Рыжаков, он занимался с нами режиссурой. Но я выполнял все в двойном объеме. Я не только с режиссерами, но и с актерами все делал: и отрывки готовил, и танцами занимался, и сцендвижением, и даже фехтованием, хотя и недолго. 
 
– В МХТ вы попали сразу после Школы-студии?
– Так получилось, что одним из педагогов у нас был Евгений Писарев. Когда мы учились на втором курсе, он выпускал в МХТ спектакль «Пиквикский клуб» и взял на небольшие роли меня и еще одного моего однокурсника. Так мы окунулись в мир МХТ, и в итоге я здесь остался. Кстати, во многом благодаря все-таки капустникам, потому что, когда в Школе-студии у нас был капустник, руководству МХТ понравилось, и нас, еще студентами, стали приглашать делать какие-то номера в театр.
 
– Почему сейчас решили задуматься о чем-то серьезном?
– Сейчас, когда, наконец, отгремели все праздники и юбилеи, я активно принялся за чтение, получаю от этого колоссальное удовольствие.  

У меня, наверное, такой период, что мне нужна некая перезагрузка, нужно новым напитаться, начитаться. Я чувствую, что у меня наступает какой-то новый этап. Поэтому нужна «перезарядка», в том числе литературная.

 
Сейчас, например, у нас в театре проходит Лаборатория по текстам 1920–1930 годов, я взял пьесу Виктора Гусева (кстати, это прадедушка комментатора Виктора Гусева), который был в свое время известным поэтом, киносценаристом и драматургом. Это он написал сценарии фильмов «Свинарка и пастух», «В 6 часов вечера после войны». И вот у него есть пьеса 1935 года «Слава», которая, видимо, когда-то была очень популярна. Она, конечно, с таким советским пафосом, но самое в ней интересное, что она полностью в стихах. Вот сейчас пытаемся как-то с этим текстом работать, что получится, пока не знаю…
 

Помимо этого, я ищу еще какой-то материал. Сейчас второй раз читаю «Нарцисс и Гольдмунд» Гессе, первый раз читал в оригинале, сейчас решил перечитать на русском. Хотя это совершенно не театральная вещь, но замечательная литература, было бы очень интересно это сделать.

 
– Вы так хорошо знаете немецкий язык?
– Я ведь жил в Германии два года и за это время выучил, но не так хорошо, как английский, который знаю еще со школы. В 10-м классе я уехал по обмену на год в Америку и там окончил школу. Потом вернулся, учился в университете в Перми на экономическом, после окончания поехал в Германию. Потом, можно сказать, случайно поступил в Питере в СПБГАТИ на режиссуру эстрады, а потом из Питера уехал в Москву – в Школу-студию.
 
– Да, путь извилистый. В МХТ вы же еще и как актер заняты?
– Да, сейчас у меня два названия осталось. Сейчас играю в спектакле Саши Молочникова «1914» на малой сцене и у Адольфа Яковлевича Шапиро на большой сцене в «Мефисто». Раньше был еще «Пиквикский клуб», «Амадей» и «Прокляты и убиты» Рыжакова.
 
– У кого из режиссеров, с которыми работали как актер, вы чему-то научились в плане режиссуры?
У всех понемногу. На самом деле мне кажется, что режиссерам еще иметь и актерский опыт очень полезно, чтобы понимать это все действительно изнутри.  Адольф Яковлевич Шапиро – мастер разбора текста, он умеет это делать профессионально! У Саши Молочникова, хоть он и младше меня, но у него тоже есть чему поучиться. Сколько в нем энергии! Как он умеет завести всех на какое-то дело! Евгений Александрович Писарев – это настоящая школа тонкого юмора. Я действительно считаю, что, как бы банально это ни звучало, надо всю жизнь учиться, и прекрасно, когда возникает такая возможность. Вот сейчас я помогал, например, Олегу Глушкову, в Театре наций мы выпускали «Синюю синюю птицу», я у него был вторым режиссером, и от Олега я тоже могу многое позаимствовать. А на некоторые репетиции к нам приходил Евгений Миронов, для меня это был настоящий мастер-класс, потому что он действительно великий артист. И когда он начинает что-то показывать, это грандиозно!
 
Справка
Михаил Рахлин
Образование: Экономический факультет Пермского университета (2002), Школа-студия МХАТ, курс Романа Козака и Дмитрия Брусникина (2011).
Карьера: Играл в спектаклях Художественного театра: «Амадей», «Пиквикский клуб», «Прокляты и убиты», «Белоснежка и семь гномов».   Играет в спектаклях: «19.14» (реж. Александр Молочников, 2014), «Мефисто» (реж. Адольф Шапиро, 2015), «Юбилей ювелира» (реж. Константин Богомолов, 2015). В 2015 году поставил спектакль «Santander. Две новеллы» по пьесам А. Конэхеро «Темный камень» и Х. Падилья «Кликни здесь», в 2017-м — спектакль «Весёлые времена» по сценарию фильма Любича «Ниночка».


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы
 

  • Нравится


Самое читаемое

  • Юрий Бутусов: «Сгустился туман запретов и преследований»

    В понедельник, 3 декабря, в Театре им. Вахтангова вручается ежегодная премия зрительских симпатий «Звезда Театрала». Лауреатом в одной из главных номинаций – «Лучший спектакль большой формы» стала работа Юрия Бутусова «Гамлет» в Театре им. ...
  • Римас Туминас: «Никогда не считай себя первым»

    Вечером в пятницу труппа Театра Вахтангова вернулась из Милана, где в рамках проекта «Русские сезоны» представила спектакль «Евгений Онегин». Постановку сыграли дважды (28 и 29 ноября) на сцене театра «Пикколо ди Милано» Джорджо Стрелера. ...
  • Эдуард Бояков назначен худруком МХАТа им. Горького

    Продюсер и театральный режиссер Эдуард Бояков назначен новым художественным руководителем МХАТа имени Горького. Заместителем руководителя театра по творческой работе стал Сергей Пускепалис, а заместителем худрука по литературной части - писатель и публицист Захар Прилепин. ...
  • «Эта система порочная»

    Сегодня все театры оказались в системе БОР (бюджет, ориентированный на результат), в которой создана прямая взаимосвязь по формуле «результат – качество – конкуренция». Не первый  год подряд мы вместе с Союзом театральных деятелей, экспертами, учеными пытаемся доказать, что природа искусства зависит от множества других критериев и выделять прямую связь между, скажем, финансированием и посещаемостью – мягко говоря, неправильно. ...
Читайте также


Читайте также

  • Оптимизм лицедея

    «Никто не может лишить меня права существовать в оптимистическом ключе, – сказал однажды Ростислав Плятт. – Но если вы ощутите некоторую горечь, поймите ее правильно: я страстно не люблю штампы».   В самом деле, казалось, что любая роль, любая стилистика ему подвластна – от трагедии до фарса. ...
  • Елена Санаева: «Родителям я давала шороху»

    Перед спектаклем «Подслушанное, подсмотренное, незаписанное» за кулисами «Школы современной пьесы» звенели детские голоса. Двое сыновей актрисы Екатерины Директоренко играли с дочкой Светланы Кузяниной, пока обе мамы готовились к выходу на сцену. ...
  • Алексей Франдетти: «Хочу создавать другую реальность»

    Кажется, совсем недавно в Большом театре состоялась премьера «Кандид», а режиссер Алексей Франдетти уже с головой окунулся в новый проект: в Театре наций начались репетиции «Стиляг». В его жизни всё по графику: планы расписаны на два года вперед. ...
  • Римас Туминас: «Никогда не считай себя первым»

    Вечером в пятницу труппа Театра Вахтангова вернулась из Милана, где в рамках проекта «Русские сезоны» представила спектакль «Евгений Онегин». Постановку сыграли дважды (28 и 29 ноября) на сцене театра «Пикколо ди Милано» Джорджо Стрелера. ...
Читайте также