Конфликт, которого нет

 
Дмитрий Назаров в роли Несчастливцева. «Лес», МХТ.
Судьба новой режиссуры – тема далеко не исчерпанная. Время движется вперед, а конфликт поколений остается прежним. Но не надуман ли этот конфликт?
В театр пришло новое поколение режиссеров. Перед этим поколением встала задача заявить свои художественные идеи. Будучи от природы талантливыми людьми, они сумели первыми своими спектаклями обратить на себя внимание. Нина Чусова продемонстрировала себя как смелого, энергичного постановщика в «Геде Габлер» на малой сцене «Сатирикона». А Кирилл Серебренников – в «Пластилине» в Центре драматургии и режиссуры под руководством А.Казанцева и М.Рощина. Но жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Эта истина остается по сей день актуальной. Потому что нас во многом формирует время. В эпоху нынешнего застоя одни почти простились с иллюзиями создания демократии в нашей стране. Другие, воспользовавшись хаосом, анархией и развалом государства, сумели приобрести немалые материальные ценности. Третьи влились в новый класс потребителей, который с большими поправками можно назвать средним классом, и ринулись в область бытового обустройства жизни, туризма и развлечений. Четвертые, и их огромное большинство, влачат полунищенское существование. И возник постсоветский компот, в котором намешано масса разных и порой взаимоисключающих друг друга тенденций. Все смешалось. Эзотерика и магия, религия и атеизм, бандитизм и коррупция, бульварная пресса и развлекательное телевидение. А чувства социальной перспективы весьма размыты. Никто не знает будущего и не уверен в том, что оно вообще уготовано этой стране, развал в которой превзошел все мыслимые ожидания.

Сориентироваться в этом мире мнимостей и хаоса очень трудно. На этой волне и расцвело новое искусство молодой режиссуры, которая сегодня ставит изящное ироническое зрелище о гомосексуальной любви на материале Шекспира. Завтра бросается в религиозные идеи Гоголя. Послезавтра переворачивает Островского с ног на голову просто для того, чтобы продемонстрировать свою оригинальность. Но не все их заявки складываются в общую тему. Впрочем, у Кирилла Серебреникова в некоторых спектаклях эта тема звучит. Тема молодого человека, живущего в жестоком мире, где царят насилие и цинизм. В «Пластилине» и «Сладкоголосой птице» мир убивает молодого человека. А в «Лесе» на сцене МХТ молодому человеку удается обуздать жизнь, сделать карьеру, сыграв на амбициях престарелой, но еще желающей любви барыни, охочей до молодых мальчиков. В «Лесе» центральным героем становится вовсе не центральное лицо, а безродный Буланов (Юрий Чурсин), празднующий в финале свое торжество и попадающий в клан родовитых особ, сильных мира сего. Мотив этот звучит у Серебренникова яростно и с некоторым надрывом. Очевидно, в страданиях молодого человека, желающего сделать карьеру, есть немало личных ассоциаций. Несомненно, Буланов – один из героев нашего времени. Какое время, такие и герои.

Серебренников в своих спектаклях борется с советским прошлым. Например, в «Мещанах», где конфликт с отцами приобретает резкие экстатические формы. Формы бунта и отторжения, проклятия и праведного, как ему самому кажется, суда. Серебренников в «Мещанах» одел своих героев в советские одежды, подчеркнув, что поколение Бессеменова, то есть отцов – советское поколение, родом из 60-х.

С советским прошлым Серебренников борется и в своем последнем спектакле «Голая пионерка». Разоблачает миф войны, миф бойцов, погибших в этой войне. Но когда Михаил Кононов писал свою повесть «Голая пионерка», это были 80-е годы, и советская реальность еще была жива. И писатель-диссидент проклинал ее в своей повести, где отраженно присутствуют Сталин, генерал Жуков и где заложена главная «бомба» – образ девочки-пионерки Маши Мухиной, обслуживающей изголодавшихся по женскому телу однополчан из чувства долга, из идейных соображений. Насколько же чудовищны эти соображения, если ради них пионерке Мухиной надо идти на такие жертвы. Думается, напрасно на сей раз Серебренников упустил многие из шокирующих подробностей «службы» Маши Мухиной. Тем самым он обеднил этот образ. Если показать реальную ту яму, в которую упала голая пионерка, то боль за нее и отчаяние будут сильнее. Когда она в финале превратится в народную героиню, мы ощутим объем Содома и святости.

С 80-х годов, когда была написана повесть, многое изменилось в нашей жизни. И сейчас выступить с антисоветским произведением – не такая уж большая смелость. Хотя спектакль обладает сильным раздражающим эффектом и вызывает чувства обиды и оскорбления у тех, кому еще дорога наша победа в войне. Можно перешагнуть через эти обиды. Но нельзя не понимать того, что именно на них играет Кирилл Серебренников, которому нужны скандал и шумиха.

На фоне этих блужданий в лабиринте эпохи особое благородство и нравственную, социальную зрелость приобретает позиция старших поколений режиссуры. Например, Марка Захарова, который с добродушным юмором, но и не без сарказма высказался в последнем спектакле «Ва-банк» о нынешнем веке, обрисовав неосновательный, шаткий мир мнимых ценностей, где слащавый красавчик Дульчин (Дмитрий Певцов) ищет легкой наживы у глупой, хотя и обаятельной вдовы Тугиной (Александра Захарова). Тема общества, где основную ценность составляют бесчестным путем нажитые деньги, особенно актуальна сегодня, в мире нашей дикой и нецивилизованной буржуазности. Театр вновь берет на себя роль нравственного судьи и наставника общества. Иных средств воздействия сегодня как будто не существует.

Петр Фоменко тоже очень определенно высказался по поводу новой эпохи в спектакле «Безумная из Шайо». Саркастически обрисовав среду грязных дельцов и мошенников, он выразил свое отношение и к нынешней российской буржуазности.

В позициях Фоменко и Захарова, представителях демократической линии искусства, некогда боровшихся против советского официоза и идеологии, а сейчас с горечью ощутивших, что до истинной демократии нынешнему обществу еще очень и очень далеко, есть своя правда.

Но Серебренников конфликтует с этим поколением. «Когда говорят про духовность, я хочу взяться за пистолет», – признавался он в одном из интервью. Это было сказано в адрес идеалиста Петра Фоменко.

Да, за старшим поколением стоят духовность и нравственность. Но ведь они правы в своей трезвой оценке реальности и исходят при этом из своего человеческого и творческого опыта.

Фоменко в спектакле «Безумная из Шайо» противопоставляет корысти и цинизму буржуазного мира образ поэтического безумия. Четыре героини этого спектакля попросту городские сумасшедшие. Но у них есть понятия о нравственности, красоте, верности и чести. Фоменко хочет сказать, что лучше быть безумным, но нравственным в этом худшем из миров.

У Серебренникова иной опыт, который он противопоставляет опыту старших: «Вот я смотрю на своих родителей и понимаю, что обладаю гораздо большим эмоциональным опытом. Они неопытны, они дети» (из того же интервью). Поэтому герой Серебренникова из спектакля «Лес» в циничном, извращенном мире сам идет по пути цинизма и безнравственности. Здесь больше нет ни одного персонажа, который бы мог что-то противопоставить этому дикому лесу, в котором правят волчьи законы. Разве что актер Несчастливцев Дмитрия Назарова. Но Несчастливцева не принимают в гостиной Гурмыжской. Режиссер говорит о том, что истинному искусству в этом мире нет места, оно никому не нужно. Горькая позиция и вполне реалистичная. «Лес», думается, один из лучших спектаклей Серебренникова, потому что в нем он высказывается наиболее откровенно и даже личностно. В «Голой пионерке» этой личностной интонации не хватает.

В эпоху общественного, социального, нравственного регресса режиссеры разных поколений реальность оценивают, в общем, одинаково. В чем же тогда конфликт? Конфликт в том, что Фоменко и Захаров, пришедшие из 60-х, из того времени, когда достоинство человека дорогого стоило, не сомневаются в этом достоинстве и по сей день. И поэтому у них есть идеалы. У Серебренникова более короткий исторический и человеческий опыт. Поэтому пафос Серебренникова – это всегда пафос отрицания. Он отрицает все подряд – и нынешнюю реальность, и прошедшую, окрашивая своим негативизмом и шестидесятников. Не понимая того, что они, так же как и его поколение, обмануты в современной жизни.

У Серебренникова нет идеалов, но есть иллюзии. Он полагает, что нынешняя эпоха – эпоха нового языка и нового мировоззрения. Но он сам определил полюса этого мировоззрения. С одной стороны, цинизм Буланова. С другой, трагедия Несчастливцева, которого не принимают в расчет хозяева жизни. Примерно о том же самом сегодня говорит и Петр Фоменко.

Так что между поколением Фоменко и поколением Серебренникова нет и не должно быть конфликта.


  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • Голая правда

    Новый спектакль «Гоголь-центра» взбудоражил публику и прессу задолго до первых показов, когда стало известно, что в нем участвуют Сати Спивакова, Константин Богомолов и около двадцати обнаженных перформеров. Театр же позиционировал свою премьеру, как запоздалое пришествие на отечественную сцену немецкого драматурга Хайнера Мюллера, которого у нас хоть и ставили, но весьма эпизодически, тогда как в Европе он был одной из знаковых театральных фигур конца прошлого века, а в 90-е возглавлял «Берлинер Ансамбль». ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Директор театра Karlsson Hause Анна Павинская: «Мы любим риск»

    У репертуарного театра в России есть очевидное преимущество: здесь возможен риск. Например, не сложился спектакль, и постановку списали уже на генеральной репетиции. Но в частном театре, наверное, подобные риски недопустимы. ...
  • Артисты «Ленкома» попросили присвоить театру имя Марка Захарова

    Артисты «Ленкома» обратились к мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой присвоить театру имя Марка Захарова, который был художественным руководителем коллектива. «Сейчас подготовлено обращение от труппы театра, со всеми народными артистами и другими уважаемыми артистами, на имя Сергея Семеновича Собянина о том, чтобы назвать театр «Ленком Марка Захарова», – сказал ТАСС председатель комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям Евгений Герасимов. ...
  • Мосгорсуд отменил возврат дела «Седьмой студии» в прокуратуру

    Во вторник, 8 октября, Мосгорсуд признал незаконным возвращение в прокуратуру уголовного дела «Седьмой студии» и постановил вернуть дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе суда. Это решение принято по ходатайству прокуратуры. ...
  • В устав Большого театра внесли изменения

    Назначения и отставки в филиалах Большого театра будут согласовываться с Министерством культуры РФ. Об этом говорится в пояснительной записке к проекту постановления правительства РФ «О внесении изменений в устав федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный академический Большой театр России». ...
Читайте также