Римас Туминас: «Мне Германа жалко…»

Режиссер рассказал о своей новой постановке

 
Вечером в воскресенье, 18 февраля, в Большом театре завершается серия премьерных показов «Пиковой дамы» в постановке Римаса Туминаса (дирижер-постановщик Туган Сохиев, хореограф Анжелика Холина).

Одно из ключевых произведений русской литературы, за последние годы в третий раз появляется в афише главного музыкального театра страны. В 2007 году «Пиковую даму» выпускал Валерий Фокин (дирижер-постановщик Михаил Плетнев), в 2015 году – Лев Додин (дирижер-постановщик Михаил Юровский).

Для Римаса Туминаса это вторая работа в Большом театре. Первой стала «Катерина Измайлова» Шостаковича, выпущенная в 2016 году.

В преддверии премьеры Римас Владимирович поделился подробностями своей постановки. Его слова передает пресс-служба Большого театра:

– Держать зрителя в напряжении и создавать мистическое настроение будет музыка Чайковского – «руками» дирижера-постановщика Тугана Сохиева. Моя же задача – рассказать историю.

Графиня - Лариса Дядькова, Герман - Юсиф Эйвазов. Фото: Дамир Юсупов

Этот сюжет, который Пушкин изначально записал как анекдот, курьезный случай, на самом деле очень петербургский по духу, он очень созвучен месту действия. Вся повесть, а вслед за ней и опера, пронизана особенной, только этому городу свойственной таинственной и зыбкой атмосферой. Петербургская архитектура нашего спектакля, созданная Адомасом Яцовскисом, узнаваема, но выдержана строго. Сценическое пространство почти не меняется. Гораздо важнее для нас то, что есть в нем некая переливающаяся составляющая, нечто, что постоянно мерцает, заставляя работать воображение и «собственноручно» дорисовывать картину. И люди в нашем спектакле тоже представляют собой некие зыбкие, мерцающие субстанции.
Действие мы переносим в Петербург времен Чайковского. Это город, безусловно, модный, но довольно скучный. Его жители пребывают в постоянном поиске, чем себя занять, каким увеселениям предаться – устроить маскарад или прием, театральное представление или какое-нибудь иное празднество. Они живут, играя и заигрываясь. «Разыграют» в том числе и эту историю.

Из толпы горожан возникают персонажи, главные действующие лица. Они не входят, а именно как бы «проявляются», словно на фотопленке. Мы так задумали, что все они — немного демоны (!). Умеют дистанцироваться и как бы видеть себя со стороны и одновременно рассказывать свою историю.


Вот возникает Герман (он неспешен, абсолютно не умеет бегать, торопиться) – и будто сам не понимает, кто он такой и как сюда попал. Немец! Ничего специального – мы это не подчеркиваем, но ощущение, что он — чужой и не прижился в этом обществе, должно существовать в самом его сознании. Вроде бы и друзья его окружают, но всегда он остается замкнут, скрытен. «Инженеришка». Беден, безроден, от всего и вся оторван. Но человек он терпеливый и упорный, все замечает, все впитывает, все накапливает. Однако отличается некой «странной» особенностью: внутри его живет трагический романтик, почти дитя в своей доверчивой незащищенности. Поэтому анекдот «о трех картах» вдруг и приобретает для него такой трагический оборот.

Князь Елецкий - Игорь Головатенко, Лиза - Анна Нечаева. Фото: Дамир Юсупов
Герман мечтает стать Индивидуальностью. Верит, что добьется уважения и будет нравиться себе, когда достигнет положения «туза». Его размышления на тему, «что наша жизнь — игра», следует воспринимать буквально. Он считает, что может себя сотворить и сделаться великим человеком. Не любовь – деньги доставят ему положение. Ведь он не умеет любить – и вот это и есть настоящая причина его страданий. В сущности, он совсем не раскрывает себя и не чувствует в себе живительной силы любви.

Потому он очень несчастлив, сам себя ненавидит и сознательно разрушает. Мне Германа жалко… «Несчастье убивает человеческое достоинство, — цитирую «Дорогу на кладбище» Томаса Манна. — С несчастьем связано одно странное и зловещее обстоятельство. Бесполезно уверять себя в собственной невиновности: в большинстве случаев человек будет презирать себя за свое несчастье. Но презрение к себе и порок находятся в самом жутком взаимодействии, они сближаются, работают друг на друга, и выходит кошмар».
Вот в такой момент жизни мы и застаем нашего героя…


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.
 

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Елена Санаева: «Родителям я давала шороху»

    Перед спектаклем «Подслушанное, подсмотренное, незаписанное» за кулисами «Школы современной пьесы» звенели детские голоса. Двое сыновей актрисы Екатерины Директоренко играли с дочкой Светланы Кузяниной, пока обе мамы готовились к выходу на сцену. ...
  • Алексей Франдетти: «Хочу создавать другую реальность»

    Кажется, совсем недавно в Большом театре состоялась премьера «Кандид», а режиссер Алексей Франдетти уже с головой окунулся в новый проект: в Театре наций начались репетиции «Стиляг». В его жизни всё по графику: планы расписаны на два года вперед. ...
  • Римас Туминас: «Никогда не считай себя первым»

    Вечером в пятницу труппа Театра Вахтангова вернулась из Милана, где в рамках проекта «Русские сезоны» представила спектакль «Евгений Онегин». Постановку сыграли дважды (28 и 29 ноября) на сцене театра «Пикколо ди Милано» Джорджо Стрелера. ...
  • Постпенсионный взгляд на предпенсионную реформу

    Поэт когда-то воскликнул: «Времена не выбирают, в них живут и умирают!» Умирать стали очень дисциплинированно, с жизнью сложнее.   Ряды редеют. Что сделаешь – возраст. Прежде вечная проблема бренного людишкинского существования скрашивалась песенной бодростью типа «пока я ходить умею» или «возьмемся за руки друзья». ...
Читайте также