Александр Славутский: «Предпочитаю театр, который уважает зрителя»

 
В понедельник, 27 ноября, художественному руководителю Казанского БДТ им. Качалова, режиссеру Александру СЛАВУТСКОМУ исполняется 70 лет. Он из той породы людей, кто никогда не боялся перемены мест. Творческий путь начинал в Челябинске, работал в Озерске, Чите, Ростове-на-Дону, Москве. Учился в Щукинском институте у Бориса Захавы и в ГИТИСе у Андрея Гончарова.
 
Однако где бы режиссер ни работал, везде дольше нескольких сезонов не задерживался, пока, наконец, в 1994 году не получил предложение возглавить Качаловский театр. Говорит, что ехал «буквально на один сезон», а остался, как выяснилось, навсегда. И сегодня Качаловский БДТ – один из интересных российских театров. О секретах своего руководства юбиляр рассказал в интервью «Театралу».
 
Александр Яковлевич, вы сменили много театров, а как, на ваш взгляд, есть ли секрет успешного руководства?
Их много… Но главный один: я не был диссидентом никогда и не собирался, равно как не был сторонником верноподданнических проявлений. Я просто ставил хорошую драматургию. И этим горжусь.

Мои авторы – Островский, Гоголь, Чехов, Мольер, Зощенко, Булгаков, Ильф и Петров, Фриш, Брехт, Катаев, Дюрренматт. Почти все они – в нашей афише. Люблю ироничность, не люблю пафос. Несмотря на мою внешнюю уверенность, я очень сомневающийся в себе человек. А хорошая драматургия, настоящая, подлинная литература в основе репертуара – это мой принцип на все временя. У меня ведь не было «новых» и «старых» времен, у меня было одно время всегда. Я никогда не ставил то, чего не хотел.

Долго я подбирался к «Пиковой даме». Произведение Пушкина хотя и классика и, что называется, не теряет своей актуальности в любую эпоху, но с ним нельзя обращаться грубо – слишком много факторов должно сойтись, а прежде всего – интонация времени. В 1999 году я ставил спектакль о потерянном шансе, упущенных возможностях. Но постепенно, конечно, он обрастал и другими темами.

И несмотря на мою любовь к комедии, почему-то именно «Пиковую даму» стали называть визитной карточкой нашего театра. Вероятно происходит это потому, что «Пиковая дама» уже объехала пол света, завоевала множество наград на театральных фестивалях и по-прежнему собирает полные залы.

Стало быть, современность ищете в классике? А как же «новая драма»?
К современной драматургии отношусь с интересом. Мы первыми в Казани еще в 1997 году поставили Николая Коляду, его «Куриную слепоту». У нас прошли первые читки пьес новой драмы с участием авторов Вадима Леванова, Юрия Клавдиева, Ярославы Пулинович. Это был полезный опыт. Сложность в том, что современная драматургия зачастую «плоская»,  неглубокая. Хочется открыть глубины, а там глубин недостаточно. Даже в лучших образцах.

Но вот недавно мы выпустили спектакль «Последний коммунист» по современной повести Валерия Залотухи. Почему я взял этот материал? Меня никто не заставлял, как не заставляли в свое время брать для постановки киносценарий Ираклия Квирикадзе. Это два серьезных, интересно мыслящих писателя. Мы играем сейчас «Последнего коммуниста», и спектакль находит такой отклик, такой эмоциональный отзыв в зале, не оставляет людей безразличными. Автор написал настолько искреннее, с такой верой. Он мыслит так же, как я. Для меня он единоверец.

В ваших спектаклях часто звучит тема художника, вынужденного приспосабливаться к обстоятельствам, людям, ситуациям – «Глумов», «Великий комбинатор», «Плутни Скапена». Почему так?
Потому что и в жизни эта тема преследует постоянно: не принятие обстоятельств человеком, а трагикомическая необходимость к ним приспосабливаться.

Невозможно все изменить под себя. На какие-то компромиссы все равно приходится идти. Это в природе человеческой существует, это находит отражение в спектаклях. Иногда надо пойти и в обход. Для того, чтобы добиться результата. Я вот только в последние годы стал понимать, что надо иногда хитрить с артистом, надо уметь, если поругать, то тут же сказать хорошее. Иначе не убедишь.

На своем веку вы сменили множество театров. Иногда уходили резко, не найдя общего языка с городским начальством. А почему все же Казань стала для вас столь крепким пристанищем?
Видимо, возраст… Я стал мудрее, стал опытнее, стал хитрее, методологически крепче, потому что, когда начинаешь, непременно кому-то подражаешь. Сейчас я никому не подражаю, а делаю, как я делаю, как мне хочется, дышу свободно, пишу свободно.

Я верю в театр-дом. Я может быть в него и не верил бы, если бы я не вырос в нем, не воспитался на нем. Я другого ничего не знаю. А то, что знаю, меня не устраивает.

Предпочитаю театр сердца, театр души, театр, который уважает зрителя. Если ты не уважаешь зрителя и говоришь, что зритель – холодец (такое определение прочитал недавно в одном журнале), то тебе нечего делать в этой профессии. Ежи Лец сказал очень просто: «Время – оно дано, оно не подлежит обсуждению. Обсуждению подлежишь ты, расположившийся в этом времени». 
Зритель – это данность. Я ведь не могу сегодня взять и слить в унитаз всего зрителя, взять другого из другого пакета, растворить, размешать и привести в зал. Важно, чтобы и я сам уважительно к нему относился и заставил его уважать нас. Его надо увлечь: сюжетом, изобразительной составляющей, языком действия, существованием артиста на сцене по принципу «быть, а не казаться». 

Мы должны быть интересны зрителю. Он же, как ребенок, приходит в зал, чтобы сопереживать, плакать, смеяться. Он не приходит разгадывать ребусы. Да, человек идет отдохнуть. И нет в этом ничего постыдного. А если человек, придя отдыхать, вдруг почувствует, заплачет, его душа завибрирует, и он поймет какие-то вещи для себя – это прекрасно! Брехт, Дюрренматт, Фриш говорили в той или иной последовательности: «Поучая развлекай, развлекая поучай». Мне близок этот принцип.

В юбилей принято подводить промежуточные итоги.  Чем-то особенно гордитесь?
Я горжусь тем, что русский Театр имени Качалова стал академическим, обрел молодое поколение, которое воспитано здесь, в наших стенах.

Мы открыли зарубежные просторы. На фестивале русского искусства в Марселе, например, побывали порядка десяти раз, а 20-й юбилейный фестиваль открывали сразу двумя нашими спектаклями  – «Вишневым садом» и «Дядюшкиным сном».
В каких бы городах мы ни выступали, везде проходили «на ура», зрители аплодировали и кричали нам «браво».

Недавно в театре закончилась масштабная реконструкция. Основная сцена теперь великолепно оснащена. Кроме того, у нас появилась Малая сцена и просторный репетиционный зал, которого нет во многих театрах.

Это, подчеркну, не самолюбование, а лишь некоторые итоги. Горжусь, что нахожу общий язык с властью, что власть меня слышит и понимает, и я ее понимаю. Сидеть на кочке и оплевывать власть, что я вот весь такой чистый, а власть такая-сякая, мне совсем неинтересно. Надо суметь любую власть убедить работать на духовный потенциал народа, что вклад в искусство – это вклад в генофонд народа. И реконструкция русского театра у нас прошла не на деньги федерального центра, а на свои, республиканские. Когда власть понимает культуру, для меня это показатель здравого смысла, разумности власти.
Недавно у нас зародился Качаловский фестиваль, о котором я мечтал с первых лет моей работы в Казани Сейчас уже есть поддержка и Министерства, и Президента. Но в то помещение, которое было, привозить такие театры, которые я хотел привезти, было неловко. А теперь мы можем приглашать солидные коллективы и будем развивать это направление. Кроме того, Малая сцена позволит привозить экспериментальные постановки. То есть мы будем иметь возможность видеть, знать, показывать самые разные стороны развития современного российского театра. И, конечно, основной нашей деятельность останется выпуск новых спектаклей. 



Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.


  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • В театре «Гешер» прошли Дни российского кино

    Со 2 по 4 ноября в Израиле показывали российское кино.  Семь лет продолжается творческое содружество фестиваля «Кинотавр» с театром «Гешер», куда, российские кинематографисты ежегодно привозят свои новые картины. ...
  • «Не ожидал, что получится целый спектакль»

    Фестиваль СТД «Артмиграция-детям» стартовала спектаклем Большого театра кукол (Санкт-Петербург) «Мой дедушка был вишней» по книге итальянской писательницы Анджелы Нанетти. Примечательно, что это редкое для отечественных подмостков произведение, согласно рейтингу Международной мюнхенской юношеской библиотеки, входит в список выдающихся книг для детей. ...
  • Русский театр из Берлина привез в Москву спектакли про Иуду и Нуреева

    Театр «Русская сцена» из Берлина приехал с гастролями в Москву. В первых числах ноября коллектив покажет столичным зрителями два спектакля - «И вот пришел Иуда» и «Рудольф Нуреев. 48 часов». Корреспондент «Театрала» пообщался с художественным руководителем труппы Инной СОКОЛОВОЙ-ГОРДОН. ...
  • «Лучшее время, чтобы добавить тепла»

    С 19 по 25 ноября в Рязани пройдет III Международный фестиваль спектаклей о любви «Свидания на Театральной». Подробнее об этом «Театралу» рассказал директор Рязанского театра драмы, руководитель фестиваля Семен ГРЕЧКО. ...
Читайте также