«Надев широкий боливар…»

«Евгений Онегин» удивил китайцев

 
Три дня подряд (19-21 октября) в китайском городе Учжэнь Театр им. Вахтангова играл один из лучших своих спектаклей – «Евгений Онегин» в постановке Римаса Туминаса. Этим спектаклем здесь, в заповедном уголке южного Китая, открылся международный фестиваль, на котором до конца октября свои работы представят театры всего мира, включая Европу, Австралию и США.
 
В день открытия арт-директор фестиваля, режиссер Тянь Циньсинь сказала обозревателю «Театрала», что в Китае большой интерес не только к Пушкину и русскому театру, но и к творчеству Римаса Туминаса, о котором театральные деятели здесь очень наслышаны.
 
И похоже, что это не просто красивые слова. Когда на следующий день после первого спектакля Римас Туминас встретился с местной общественностью, его долго и подобострастно расспрашивали не только о России и Пушкине, русской зиме и масленице, но и о том, изменилась ли наша жизнь со времен «Евгения Онегина».
 
– Китайцы очень внимательны: смотрят, впитывают, анализируют, - сказал Римас Туминас «Театралу» после окончания встречи. – В нашем менталитете такого нет: недопоняли, не оценили – не страшно. Пропускаем! А они – нет. Они должны понять до конца, что означает эта мысль или эта метафора. «Что вы имели в виду?» Должны знать! Требовательны к себе и к театру. У меня такое впечатление, что они вечно учатся. Учатся и учатся. Отсюда и вопросы. Порой они кажутся наивными, но за наивом другие ассоциации возникают. В сравнении хотят познать, что это такое и как бы перенести им это в общепонятный язык.
 
Кстати, о языке. Зрительская аудитория Учжэнского фестиваля – исключительно китайцы, которые вот уже пятый год подряд съезжаются сюда, в этот старинный городок на воде со всей страны – из Пекина и Шанхая, из Тяньцзиня и Шанцю… Человек, понимающий русскую речь (равно как и английскую) здесь большая редкость. И все же в один из дней фестиваля к вахтанговцам обратилась китаянка, которая на ломанном русском рассказала, что еще недавно училась в Москве, а, узнав о гастролях театра, специально приехала на фестиваль из своего родного Пекина (от Учжэня это 2 часа на автобусе до Шанхая и 2,5 часа самолетом).
 
– Понятен ли местной публике «Евгений Онегин»? – поинтересовался у нее директор театра Кирилл Крок. (Поясним, что спектакль идет в сопровождении субтитров – английских и китайских – и каждый раз при аншлаге в полторы тысячи мест в зале стоит идеальная тишина: китайцы – благодарная публика.)
 
– Понимаете, – сказала она, система иероглифов отличается от европейских языков. Перевод надо читать внимательно: у каждого иероглифа бывает разное значение, и потому в зале стоит такая тишина. Все боятся потерять нить.
 
И все же в спектакле Римаса Туминаса многое понятно без слов – в особенности те сценические метафоры, которым, как и Пушкин в романе, режиссер придает особое значение. Такое впечатление, что китайцы, когда смотрят «Евгения Онегина», боятся помешать действию. Короткие аплодисменты раздаются лишь в самых редких случаях, но на поклонах весь зал поднимается в едином порыве и устраивает громовую овацию. Некоторые приходят за кулисы, показывают жестами, что хотят сфотографироваться или подписать афишу.
 
– А как найти Татьяну? – вдруг спрашивает по-русски китаец лет двадцати трех.
Его обступают. Начинаются расспросы. Оказывается, что недавно он окончил в Пекинском университете факультет, где учат на переводчиков. Любит Пушкина и фильмы Тарковского. «Евгения Онегина» читал в подлиннике, а язык хорошо знает потому, что «другого выхода не было».
– В Пекине строго, – пояснил он, показав кулак, и тут же представился. – Меня зовут Чай Сюйдун, но по-вашему Саша.
– Как вам спектакль? – спрашиваю.
– Интересно. И он очень отличается от романа. Я, когда читал, всё представлял себе совершенно иначе. А тут Татьяна меня покорила своей чуткостью, душой. Не знал, что Татьяна такая красивая. Просто – как сказать? – не-под-ра-жае-мой красоты.
– Вы говорите, что «Евгения Онегина» прочли в подлиннике…
– Да. А потом и в переводе на китайский.
– И каковы впечатления?
– Читать нелегко. Ваш русский язык очень сложный, поэтому и на спектакле я без китайских субтитров многое бы не понял. Но я рад, что приехал сюда еще и потому, что увидел Маковецкого, мы сфотографировались на телефон.
 
Похоже, что у Сергея Маковецкого в Китае целый пул поклонников. 20 октября к служебному входу пришла китаянка с небольшим подарком для артиста. Оказывается, она учит русский язык, Маковецкого полюбила по фильму «Двенадцать» и, узнав, что он играет в спектакле, специально приехала на фестиваль. Когда артист вышел к ней навстречу, дама заплакала от умиления и, протянув том Булгакова с романом «Мастер и Маргарита», попросила оставить на книге автограф.
 
– Такой фестиваль – большая редкость для Китая, – сказал «Театралу» посол России Андрей Денисов. – Министерство культуры КНР делает очень многое для сохранения и развития национальной культуры, а фестиваль, на котором встречались бы театры разных стилей и направлений, для Китая все-таки редкость. Но то, как принимают здесь спектакль Римаса Туминаса, лично у меня вызывает гордость. В России один из лучших театров мира, и этого не надо стесняться.
 
Свободных часов у вахтанговцев в Китае было немного. Перед каждым спектаклем – большая репетиция. Даже за несколько минут до открытия занавеса Римас Туминас обсуждает сцены с артистами, в особенности много говорит об интонациях и акцентах – как бы поверх готового рисунка создает новый.
– Римас так делает всегда, – пояснил «Театралу» Алексей Кузнецов, играющий в спектакле отца семейства Лариных. – Мы были с «Онегиным» в Саратове. На репетиции, как полагается, я выхожу в своей сцене, но вдруг Римас говорит из зала в микрофон: «Алексей Глебович, впереди оркестровая яма». Думаю: и что же? «Когда подойдете к ней ближе, гляньте в нее, как в пропасть: мол, впереди могила». Ларин в моей сцене, действительно, умирает. Какое точное решение! Римас удивительный режиссер: он видит то, на что артист порой не сразу обращает внимание.
 
Дневная репетиция превращается в режиссерский спектакль. Чем ближе к кульминации, тем чаще он поднимается на подмостки, чтобы показать мизансцену – за Онегина, за Татьяну, за Ольгу, за Ленского. Всякая новая задача наполняет артистов энергией: при всем желании не получится сыграть, как уже было однажды: слишком много нюансов в новых паузах и интонациях.
 
При этом свой вечерний спектакль Римас Владимирович никогда не смотрит из зала. Бывает поглядывает из-за кулис или слушает некоторые сцены по радиотрансляции и утверждает, что намеренно избегает столь откровенной встречи со своим детищем.
 
– Мне тяжело смотреть из зала, – говорит он. – Все время хочется что-то поправить, изменить в готовом материале. Это, наверное, режиссерский зуд.
 
– Скорее режиссерский джаз: когда задается тема и далее звучат «трактовки».
 
– Очень точное определение вы дали. Буду им пользоваться. Правильно: джаз. Артисты – джаз-бэнд. Сегодня одно настроение – сыграли так, завтра другое – выступили иначе. Мы живем, и герои Пушкина живут вместе с нами. Это правильно…
 
– А в Китае какое у вас настроение?
– Бодрое. Хочется зарядившись этой красотой и гармонией, поставить что-нибудь неожиданное.
 
Интервью с Римасом Туминасом читайте в «Театрале» в ближайшее время



Читайте также:
«Евгений Онегин» открыл фестиваль в Китае

Посол России Андрей Денисов: «Китайцам очень интересен русский театр»
Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.
  • Нравится

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Летят журавли» покажут на Берлинале

    Отреставрированную советскую картину «Летят журавли» покажут на 68-м Берлинском международном кинофестивале, который будет проходить с 15 по 25 февраля, сообщает пресс-служба Министерства культуры. Премьера оцифрованной версии состоится в рамках программы «Классика Берлинале». ...
  • Александринка отправилась в Париж

    Премьерный спектакль «Крум» Ханоха Левина – «комедию с двумя свадьбами и двумя похоронами» – Александринский театр будет играть с 18 по 28 января на сцене Театра Жерара Филиппа в Сен-Дени (северный пригород Парижа). ...
  • В Москве начинается фестиваль «Коляда-Театра»

    Традиционная встреча с «Коляда-театром» в этот раз состоится в Москве с 15 января по 2 февраля. В рамках театрального марафона, помимо 29 репертуарных названий, пройдут читки пьес уральских драматургов, показы фильмов творческой студии «KinoLook», премьеры Центра Современной Драматургии. ...
  • Мариинский театр открывает в Риме «Русские сезоны»

    В четверг, 11 января, Мариинский театр начинает в свои выступления на фестивале Чайковского в Концертном зале Национальной академии Санта-Чечилия в Риме в рамках масштабного культурного проекта «Русские сезоны». Выступления «Мариинки» пройдут с 11 по 16 января. ...
Читайте также