«Этот закон угробит культуру»

Руководители театров обеспокоены проектом Минфина

 
В ближайшие дни состоятся парламентские слушания законопроекта  о социальном заказе*, против которого уже выступили Союз театральных деятелей и Союз музеев. Суть документа заключается в том, чтобы снизить нагрузку на бюджет, допустив на рынок «культурных услуг» некоммерческие организации и передав им на конкурсной основе бюджетное финансирование, предназначенное государтсвенным и муниципальным учреждениям культуры. 

Ранее руководители театров направили заместителю министра финансов Алексею Лаврову письмо (скан документа - см.внизу публикации), в котором заявили, что отношения в сфере культуры и искусства в принципе не могут рассматриваться в виде социального заказа. Письмо подписали Евгений Миронов, Кирилл Крок, Евгений Писарев, Константин Райкин, Мария Ревякина, Владимир Урин и Валерий Фокин. В чем опасность законопроекта для театров, объясняют эксперты.

Анатолий ПОЛЯНКИН, директор театра «Сатирикон»:

– Этот закон – начало конца российского репертуарного театра. Как можно представить театр, творческую, художественную конструкцию, в системе социального заказа? Закон означает, что образуется новый социальный рынок, на котором присутствует художественная организация под названием театр. На рынок выбрасываются деньги, которые должны были поступать в театр в качестве финансирования, и эти деньги может выиграть какая-нибудь некоммерческая организация социальной направленности, которая занимается, скажем, патронированием пожилых людей. Эта организация выигрывает наши деньги, берет в качестве режиссера-постановщика любого непрофессионала и ставит спектакль «Король Лир». Можно привести еще сотню таких же примеров. Но самое смешное, что теперь мы этих денег не получим. Потому что они теперь будут не целевые, они не будут адресованы конкретно театру «Сатирикон». Следовательно, спектакль «Король Лир», который мы захотим ставить, могут у нас отобрать и поставить в другом театре.

Нужно понимать, что это планомерный процесс. Он был практически прописан еще в программе реструктуризации бюджетной сферы в 2000 году. План хотели реализовать за шесть лет, но не успели, и он растянулся во времени. Однако они это сделают, это в их программе, это планомерное сокращение  бюджетных средств на культуру и искусство, и ничего с этим сделать нельзя. Я пытаюсь достучаться с этой мыслью до своих коллег, но они от этого немножко отмахиваются, думая, что борьба в конечном итоге принесет какой-то успех. Не принесет. Все равно государство, в частности, Минфин, найдет другие инструменты обойти наши попытки затормозить процесс. Лично мне это понятно. Не может ни одно государство содержать такое количество [учреждений]. Другое дело, что в более цивилизованном государстве параллельно с сокращением бюджетного финансирования должна создаваться структура альтернативного финансирования – профессиональная благотворительность. В конечном итоге мы все равно к этому придем.

Но действовать нужно очень осторожно. Нельзя на корню уничтожать такое уникальное явление как российский репертуарный театр. На основе этого явления мы создали культуру в малых городах, где теперь работают крохотные театры. Этот закон уничтожит их в одночасье. От них ничего не останется. Он угробит эту, пусть не высшего уровня, но культуру во всех регионах, в малых городах несчастной провинции, где зачастую, кроме театра, ничего другого и нет. 

Софья АПФЕЛЬБАУМ, директор РАМТа:

– К этому законопроекту я отношусь крайне отрицательно, потому что он не учитывает специфики театральной сферы. Ничего плохого в том, чтобы раздавать средства некоммерческим организациям, нет, но это должны быть другие средства, нельзя отчуждать их от репертуарных театров, потому что репертуарные театры несут большие затраты на существование, а закон этого не учитывает. Закон считает, что дать деньги на постановку некоммерческой организации и репертуарному театру – это одно и то же, в то время как репертуарный театр – это институция, у которой есть здание и необходимость его содержать. Если этот закон додумать и отделить содержание здания от творчества, то, может быть, это бы и имело смысл, но, к сожалению, сейчас это не предполагается.

Никаких критериев, кто и каким образом будет получать средства, нет. В итоге либо закон превратится в профанацию, когда деньги будут получать те же театры, а конкурсы будут проводиться под них, и никакого развития некоммерческих организаций (чего и хотят законодатели) не произойдет, либо действительно в сферу театра придет поток непонятных структур, которые будут готовы за меньшие деньги оказывать государству те же услуги, а это для культуры не менее опасно.

Андрей ВОРОБЬЕВ, директор «Мастерской Фоменко»:

– Я не очень хорошо понимаю, для чего нужен этот закон применительно к театрам. У нас уже есть такое понятие как «государственный заказ», в рамках которого нам приходится существовать, зачем еще и «социальный заказ»? В какой форме он может быть выражен? Мне кажется, от государства в адрес театра может быть только один социальный заказ – чтобы театр в принципе был. Существовал, сохраняя свою самобытность и занимаясь тем творчеством, которое ему интересно и которое сегодня, с его точки зрения, важно и необходимо зрительской аудитории. Может быть, этот закон связан с продвижением дополнительных проектов? Но если государство хочет каких-то дополнительных проектов, оно может объявить конкурс, и те театры, которые хотят, могут в нем участвовать, выиграть и получить дополнительное бюджетное финансирование на осуществление тех или иных мероприятий.



 * «О государственном (муниципальном) заказе на оказание государственных (муниципальных) услуг в социальной сфере и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».



Читайте также:
МАРИЯ РЕВЯКИНА: «КТО СПАСЁТ ТЕАТР ОТ ЗАКАЗА?»



Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы. 



  • Нравится

Самое читаемое

  • «Прекрасная женщина, которая находится в тяжелом состоянии»

    На торжественном приеме Союза театральных деятелей, приуроченном, по традиции, к началу Масленицы, председатель СТД Александр Калягин объявил, что председательской Премией в нынешнем году награждается директор РАМТа Софья Апфельбаум, находящаяся ныне под домашним арестом. ...
  • На 44-м году жизни умер артист Дмитрий Соловьев

    В понедельник, 12 февраля, стало известно, что накануне ушел из жизни сын кинорежиссера Сергея Соловьева – Дмитрий Соловьев. По словам друзей актера, предполагаемой причиной смерти стало осложнение после воспаления легких. ...
  • Умерла мать Кирилла Серебренникова

    Мать Кирилла Серебренникова Ирина Александровна Литвин умерла 17 февраля после тяжелой болезни в Ростове-на-Дону. В понедельник, 19 февраля, состоялась кремация.   «Ее кремировали полчаса назад. Мать умерла после тяжелой болезни, была парализована. ...
  • Лия Ахеджакова: «Живем в диком абсурде»

    В среду, 21 февраля, Мосгорсуд подтвердил решение Басманного суда о продлении меры пресечения троим фигурантам дела «Седьмой  студии». Одним из участников заседания стала Лия Ахеджакова: адвокат Алексея Малобродского Ксения Карпинская заявила ходатайство о допуске Лии Меджидовны в качестве общественного защитника, однако суд Ахеджаковой отказал, сославшись на то, что у нее нет диплома по юриспруденции. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Не бывает на корабле двух капитанов»

    В Министерстве культуры 21 февраля прошло заседание, посвященное наболевшей теме для театрального менеджмента. Дело в том, что в настоящее время во многих театрах должности художественного руководителя и директора совмещены, а, следовательно, право финансовой подписи (и вся финансовая ответственность) лежит на худруке. ...
  • «Мы надеялись, что сжалятся хотя бы над Малобродским»

    Несмотря на многочисленные доводы защиты и представленные доказательства, Мосгорсуд не изменил меру пресечения фигурантам дела «Седьмой студии» после рассмотрения апелляции, которое состоялось 21 февраля. Создатель организации Кирилл Серебренников и бывший гендиректор Юрий Итин остаются под домашним арестом, бывший генпродюсер Алексей Малобродский – в СИЗО. ...
  • «Я не ознакомлен ни с одной строчкой дела – я просто сижу в тюрьме»

    В среду, 21 февраля, Мосгорсуд подтвердил решение Басманного суда о продлении меры пресечения троим фигурантам дела «Седьмой  студии». Наибольший резонанс вызвало выступление бывшего генпродюсера организации Алексея Малобродского, заявившего об ошибках, которые, по его мнению, допустил суд в ходе разбирательства. ...
  • Лия Ахеджакова: «Живем в диком абсурде»

    В среду, 21 февраля, Мосгорсуд подтвердил решение Басманного суда о продлении меры пресечения троим фигурантам дела «Седьмой  студии». Одним из участников заседания стала Лия Ахеджакова: адвокат Алексея Малобродского Ксения Карпинская заявила ходатайство о допуске Лии Меджидовны в качестве общественного защитника, однако суд Ахеджаковой отказал, сославшись на то, что у нее нет диплома по юриспруденции. ...
Читайте также