«Кто возьмет билетов пачку…»

 
Министр культуры Владимир Мединский сообщил о разработке в его ведомстве законопроекта против деятельности перекупщиков театральных билетов.

Документ предусматривает целый ряд мер. «Ограничиваются сайты перекупщиков. Нельзя будет продавать билет дороже, чем по цене, указанной в номинале. Строго будет ограничен перечень причин, по которым можно будет сдать билет, и целый ряд других мер», – сказал министр комментируя проект. «Театрал» спросил экспертов, как, с их точки зрения, следует бороться со спекуляцией. 

Леонид Ошарин, директор Театра им. Маяковского и театра Et Cetera:

– Перечисленный комплекс мер довольно полный. К нему можно добавить, что все организации, продающие театральные билеты, должны заключать официальные договоры с театром. Продавцы билетов легализуются именно таким образом. Что касается сдачи билетов, то на данный момент, несмотря на существование закона «О защите прав потребителей», во многих театрах возврат билетов ограничен. Связано это как раз с перекупщиками, которые в противном случае имеют возможность сдать в театр непроданные билеты и несут минимальные убытки. К возвратам нужно подходить максимально строго. Необходимо разработать систему возврата. Эту инициативу я бы отдал непосредственно театрам, которые согласно своему положению о продаже билетов разработали бы и механизм сдачи.

Кто-то может сказать, раз есть спекулянты, значит, театр успешен. Но мы ведь работаем, прежде всего, для зрителя. А зрители как раз и остаются обделенными. Не продав часть билетов, спекулянты сдают их, а на рынке создается искусственный дефицит. Так что проблема серьезная, все с ней пытаются как-то бороться.


Екатерина Кретова, директор театра «Школа современной пьесы»: 

– В нашей стране есть театры, которые имеют положительный опыт решения этой проблемы. Это, в частности, Мариинский театр, который, являясь одним из самых популярных театров, привлекая интерес огромного количества людей, мог бы иметь вокруг себя множество сайтов-дублеров и организаций, продающих билеты с наценкой. Тем не менее такой ситуации там нет. Это говорит о том, что театр справляется успешно. Мне кажется, прежде чем предлагать какие-то меры, нужно ознакомиться с опытом, который уже существует.

Когда театр оказывается замешанным в истории со спекулянтами, у всех возникает один и тот же вопрос – связана ли администрация с этим преступным бизнесом? И, конечно, ответа мы не получаем, потому что система организована таким образом, что подобраться к ней очень сложно.


Заявления вроде «мы ничего не знаем, билеты были куплены, их дальнейшая судьба нас не интересуют» мне лично кажутся неубедительными. По опыту я понимаю, что без участия людей, работающих в театре на том или ином уровне, справиться со спекуляцией вряд ли возможно. Что касается самих перекупщиков, сейчас они защищены возможностью сдать билеты обратно в кассу, поэтому всегда остаются в плюсе. Даже если они и не продали билеты по цене выше номинала, они отбивают свои затраты, вернув билеты. Если они лишатся этой возможности, их бизнес серьезно пострадает. Если говорить о фальшивых сайтах, я считаю, администрация каждого театра должна самостоятельно проводить мониторинг и выявлять такие организации. Это дело руководства и службы пиар, поскольку наличие вокруг театра нездорового криминального контекста роняет тень на его репутацию. Я считаю, стыдно, когда театр окружен криминальным флером. 

Виталий Виноградов, генеральный директор компании Ticketland:

– У меня предложения стандартные. Нужно, чтобы цены на первичном рынке, то есть со стороны театров, изначально соответствовали спросу. Это значит, что билеты  в центральную часть партера должны стоить довольно-таки дорого, чтобы у спекулянтов не было желания рисковать, беря их на реализацию и зарабатывая на разнице. То есть надо более внимательно подходить к ценообразованию, делать его адекватным спросу, дифференцировать по зонам и дням недели. Второе – бороться с возвратами билетов. Полный запрет возвратов – это слишком жесткая мера, потому что у человека может быть уважительная причина, по которой он вынужден отказаться от похода в театр. Но при сдаче должна возвращаться неполная стоимость – по аналогии с железнодорожными билетами.

У транспортной системы можно позаимствовать и схему, при которой ты можешь купить билет дороже, но с возможностью возврата, или дешевле, но без такой возможности. Эти меры опять же увеличат риски перекупщиков. И третье – это борьба с коррупционной составляющей. Все же происходит из-за того, что сами театры заинтересованы занижать цены на билеты и так далее.

Систему нужно сделать абсолютно прозрачной, чтобы можно было следить за движением билета и понимать, как он оказался в том или ином месте. Для этого есть специальные информационные технологии. В принципе, такие мероприятия уже проводятся. Думаю, направление правильное, надо только, чтобы это было сделано и не осталось на словах. 

  • Нравится

Самое читаемое

  • «Прекрасная женщина, которая находится в тяжелом состоянии»

    На торжественном приеме Союза театральных деятелей, приуроченном, по традиции, к началу Масленицы, председатель СТД Александр Калягин объявил, что председательской Премией в нынешнем году награждается директор РАМТа Софья Апфельбаум, находящаяся ныне под домашним арестом. ...
  • На 44-м году жизни умер артист Дмитрий Соловьев

    В понедельник, 12 февраля, стало известно, что накануне ушел из жизни сын кинорежиссера Сергея Соловьева – Дмитрий Соловьев. По словам друзей актера, предполагаемой причиной смерти стало осложнение после воспаления легких. ...
  • Умерла мать Кирилла Серебренникова

    Мать Кирилла Серебренникова Ирина Александровна Литвин умерла 17 февраля после тяжелой болезни в Ростове-на-Дону. В понедельник, 19 февраля, состоялась кремация.   «Ее кремировали полчаса назад. Мать умерла после тяжелой болезни, была парализована. ...
  • Лия Ахеджакова: «Живем в диком абсурде»

    В среду, 21 февраля, Мосгорсуд подтвердил решение Басманного суда о продлении меры пресечения троим фигурантам дела «Седьмой  студии». Одним из участников заседания стала Лия Ахеджакова: адвокат Алексея Малобродского Ксения Карпинская заявила ходатайство о допуске Лии Меджидовны в качестве общественного защитника, однако суд Ахеджаковой отказал, сославшись на то, что у нее нет диплома по юриспруденции. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Не бывает на корабле двух капитанов»

    В Министерстве культуры 21 февраля прошло заседание, посвященное наболевшей теме для театрального менеджмента. Дело в том, что в настоящее время во многих театрах должности художественного руководителя и директора совмещены, а, следовательно, право финансовой подписи (и вся финансовая ответственность) лежит на худруке. ...
  • «Мы надеялись, что сжалятся хотя бы над Малобродским»

    Несмотря на многочисленные доводы защиты и представленные доказательства, Мосгорсуд не изменил меру пресечения фигурантам дела «Седьмой студии» после рассмотрения апелляции, которое состоялось 21 февраля. Создатель организации Кирилл Серебренников и бывший гендиректор Юрий Итин остаются под домашним арестом, бывший генпродюсер Алексей Малобродский – в СИЗО. ...
  • «Я не ознакомлен ни с одной строчкой дела – я просто сижу в тюрьме»

    В среду, 21 февраля, Мосгорсуд подтвердил решение Басманного суда о продлении меры пресечения троим фигурантам дела «Седьмой  студии». Наибольший резонанс вызвало выступление бывшего генпродюсера организации Алексея Малобродского, заявившего об ошибках, которые, по его мнению, допустил суд в ходе разбирательства. ...
  • Лия Ахеджакова: «Живем в диком абсурде»

    В среду, 21 февраля, Мосгорсуд подтвердил решение Басманного суда о продлении меры пресечения троим фигурантам дела «Седьмой  студии». Одним из участников заседания стала Лия Ахеджакова: адвокат Алексея Малобродского Ксения Карпинская заявила ходатайство о допуске Лии Меджидовны в качестве общественного защитника, однако суд Ахеджаковой отказал, сославшись на то, что у нее нет диплома по юриспруденции. ...
Читайте также