Элина Быстрицкая: «Я понимала, что мое место на фронте – рядом с отцом»

 
Элина Быстрицкая не только Народная артистка СССР, лауреат премии «Звезда Театрала» в номинации «Легенда сцены», она ко всему же – участница Великой Отечественной войны.  В память об актрисе, скончавшейся утром 26 апреля, публикуем интервью из архива "Театрала".

Элина Авраамновна, день начала войны вам запомнился?
– Конечно. Утром 22 июня 1941 года вестовой принес моему папе, военному врачу, сообщение о том, что началась война. Папа собрал инструменты и ушел в госпиталь. Мне было тринадцать лет. Жили в Киеве с мамой и маленькой сестренкой. Но вскоре я понимала, что мое место на фронте – рядом с отцом и стала проситься в госпиталь. Пролезла сквозь дыру в заборе – подошла к майору и сказала о своем решении. Тот опустил глаза: «А что ты можешь?» - «Для фронта я могу все».

Я не лукавила, ведь очень много работы выполняла по дому – убрать, постирать, принести из колонки воду – моя задача. Думаю, майор не поверил в твердость моего решения, но разрешил читать книги и письма раненым. А вскоре я была уже на подхвате - мыла полы, помогала отцу в лаборатории… В то же время окончила курсы медсестер и стала совсем юной медичкой. Но поскольку госпиталь был походным, вскоре мы переместились в прифронтовую зону. Так я оказалась в Ростовской области – в станице Обливской. Мама (больничный повар. – «Т») вместе с сестренкой была с нами. Нас расселили по куреням. Я жила в доме местной учительницы. И тогда впервые увидела разницу между обычными крестьянками и донскими казаками.


Какой была станица в годы войны?
– Людей я помню, с которыми довелось общаться. Но что касается улиц и площадей, то ничего сказать не могу, потому что работать приходилось с утра до ночи. Только на короткий сон расходились по куреням, рано утром надо было снова идти в госпиталь.

А в юности вы почувствовали там, на фронте, что такое голод?
– Нет, я почувствовала это позже: в 1946-1947 годах на Украине люди умирали от голода. А в армии все-таки нас кормили. И в это время голод мог быть только если бойцы сидят в окопах и им не подвезли провизию. Наш госпиталь стоял в десяти-двенадцати километрах от переднего края. Мы ели пустые щи, перловую кашу без масла… Потом в 1943 году уже начались американские консервы – тушенка, сладкое масло с орехами. Все ели очень мало, все были легкие, подвижные. В приемный покой поступали все. А дальше врачи решали: кто остается для срочной операции, кого отправляют в тыл эшелонами, кого направляют в команду выздоравливающих. То есть пять тысяч раненых госпиталь мог принять в целом. Но сколько бойцов поступало в сутки, не знаю. Я тогда маленькая была.

Сколько лет прошло, а картина корчащихся от боли солдат у меня до сих перед глазами. Ничего страшнее в жизни не видела. Окровавленные шинели, облепленные грязью сапоги; по полу ползают вши… Извините, что я об этом вспомнила. Вообще о войне нужно говорить без громких слов: каждый фронтовик сталкивался с чем-то подобным. Все мысли были только о победе. Это был бесконечный труд во имя свержения фашизма.


И все-таки вы не чувствовали себя слишком юной для работы на фронте?
– Нет. Да и на мой возраст не особенно смотрели. Я числилась санитаркой, но поскольку многое могла, хирурги воспринимали меня как лаборантку – делала анализы крови, определяла ее группу. В операционных стояли тазы, а в них – ампутированные конечности. Но я стойко держалась. Нервный срыв случился в другой раз, под Одессой, когда я везла на машине четверых раненых. По дороге мы попали под обстрел. Подъехали к госпиталю, залезла в кузов, а там – все убиты. Нам с водителем ничего, а их смерть достала…  

Знаком «Сын полка» вас наградили в годы войны?
– Нет, много времени прошло. Я поначалу и не задумывалась о каком-то признании моих военных заслуг, ведь об этом не нужно кричать, а близкие знали обо мне все. Но в 1984 году я сказала в отделе кадров Малого театра, что являюсь участницей войны, и мне полагается то-то и то-то за пребывание в действующей армии. И вдруг дама, которая мною занималась, сказала: «Это вранье, вы не могли в таком юном возрасте там быть». И я поехала в архив – привезла документы. Справедливость была восстановлена, а вскоре меня наградили знаком «Сын полка», Орденом Отечественной войны II степени, были и другие медали.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Скончалась актриса Театра армии Ольга Вяликова

    Актриса ЦАТРА Ольга Вяликова скончалась в понедельник, 15 июля на 66-м году жизни. О скоропостижной утрате сообщила пресс-служба театра. «Ольга Петровна работала в нашем театре с 1980 года. С 1993 по 1995 гг. была занята в знаменитой постановке «Орестея» выдающегося немецкого режиссера Петера Штайна», - говорится в некрологе. ...
  • «Счастлив, что свободен»

    На минувшей неделе в Театре драмы им. Федора Волкова в Ярославле произошли кардинальные перемены: от должности директора решением Министерства культуры был освобожден назначенный в декабре Алексей Туркалов, а следом по собственному желанию уволился и худрук Евгений Марчелли, возглавлявший театр с 2011 года. ...
  • Ушла из жизни Джемма Осмоловская

    Актриса театра и кино Джемма Осмоловская скончалась в понедельник, 15 июля, после продолжительной болезни на 81-м году жизни. Об этом сообщает пресс-служба РАМТа, в котором актриса работала с 1964 года (была принята в труппу сразу по окончании Школы-студии МХАТ). ...
  • Кирилл Крок: «Ситуация для российских театров чудовищная»

    Круглый стол, состоявшийся 8 сентября в Большом театре, был посвящен опыту Дирекции императорских театров – точнее, тем лучшим его достижениям, которые можно применить и сегодня. При этом некоторые участники дискуссии коснулись и острых проблем нынешнего дня. ...
Читайте также


Читайте также

  • Кирилл Серебренников встретится со зрителями

    В следящий четверг, 25 июля, режиссер Кирилл Серебренников встретится со зрителями. Паблик-ток о том, какие изменения произошли сегодня в профессии режиссера, пройдет во дворе института дизайна «Стрелка». Об этом сообщается на сайте организации. ...
  • Его голос звучит нам из космоса...

    18 июля выдающемуся поэту Евгению Евтушенко могло бы исполниться 87 лет. Но уже два года его нет с нами. Остались лишь стихи, фотографии, фильмы, воспоминания. И его голос, который звучит нам из космоса. С нами, с редакцией журнала «Театрал», он словно и не расставался. ...
  • Зураб Церетели подарил студентам ГИТИСа звезду

    В среду, 17 июля, Зураб Церетели подарил Российскому институту театрального искусства (ГИТИС) свою композицию «Монумент будущим звездам». Ее установили во дворе института в Малом Кисловском переулке. Скульптура выглядит как большая золотая звезда на темном фоне и выполнена в технике выколотки из меди. ...
  • Сергей Чонишвили: «Мы живём во власти стереотипов»

    Больше всего в театре Сергей ЧОНИШВИЛИ опасается однообразия и говорит, что ради интересного эксперимента согласится на любую работу. Главное, чтобы она сопровождалась творческим поиском и расширяла актерский диапазон… – Сергей, вы актер, который не перестает удивлять своей разноплановостью: столько у вас премьер и проектов… – На сцене, конечно, интереснее существовать, когда ты ставишь над собой эксперименты, хотя и не знаешь, каков будет результат – плюсовой или не плюсовой. ...
Читайте также