«За время спектакля ни одного Ленского не пострадало»

 
«Объяснить, как рождался наш «Евгений Онегин», невозможно, – сказал Сергей Маковецкий на встрече с венгерскими зрителями. – Если бы это было так просто, то вокруг ставились бы сплошь гениальные спектакли. А этого, увы, не происходит».
 
«Евгений Онегин» Вахтанговского театра принял участие в Международном театральном фестивале имени Имре Мадача (MITEM), который завершился 30 апреля в Национальном театре Венгрии. Художественный руководитель форума, режиссер Аттила Виднянский говорит, что четыре года назад он создавал фестиваль с одной единственной целью – познакомить венгров с лучшими постановками других стран, «представить многообразие мирового театра».
 
За 19 дней фестиваля в Будапеште сыграли 23 спектакля из Италии и Дании, Македонии и Румынии, Латвии и Литвы, Норвегии и Польши. От Россию в эту палитру вошли три постановки: «Преступление и наказание» Александринского театра (см. репортаж «Театрала»), «Ашик Кериб» Альметьевского татарского драматического театра, «Фро» 9-й студии МХТ («Июльансамбль») и «Евгений Онегин» Театра им. Вахтангова.
 

Мировое турне спектакля Римаса Туминаса началось, напомним, в ноябре 2013 года на гастролях в Вильнюсе. С тех пор «Евгений Онегин» объехал множество стран. В 2015 году, например, «Линкольн-фестиваль», всегда демонстрирующий исключительно американские премьеры, специально изменил программу ради того, чтобы показать этот спектакль Нью-Йорку.

 
На гастролях в Будапеште Василий Симонов, играющий Ленского, сообщил своим коллегам, что, по его подсчетам, это уже 178-й показ спектакля. И цифра оказалась верной. Виктор Добронравов (молодой Онегин) дополняет:
– За все это время ни одного Ленского не пострадало.
 
Вообще «Евгений Онегин» Туминаса на редкость органичное произведение и сейчас, на пятом году своей сценической жизни, его трудно сравнивать с тем, что видели зрители в дни премьеры. У художников-передвижников была традиция: написанная картина демонстрировалась публике не сразу – требовалось время на то, чтобы застывшие краски, вступили в реакцию, напитав собой полотно. Менялась насыщенность, появлялся воздух и глубина.
 
– Этот спектакль надо открывать особым ключом, как сложную музыкальную шкатулку, – говорит «Театралу» Алексей Кузнецов, бессменно играющий роль главы семейства Лариных. – Вы говорите, что в постановке проступили новые акценты, «изменились реакции»? Я бы сказал проще: артисты подросли в своих ролях, поскольку лучше усвоили замысел Римаса.
 
Зал Национального театра Венгрии напоминает университетскую аудиторию: кресла расположены амфитеатром, ряды возвышаются друг над другом: отличная видимость отовсюду. Спектакль играли на русском, но каждый желающий мог воспользоваться наушниками, где транслировался перевод. Через двадцать минут после начала спектакля стало понятно, что в зале много русских. А по окончании действия (на брифинге, проходившем в фойе) Аттила Виднянский отметил:
– У нас в Венгрии аплодисменты посреди действия раздаются только в оперетте и балете. И вдруг «Евгений Онегин» нарушил эту традицию.
 
– Сегодня зритель был очень открыт, – продолжил Сергей Маковецкий. – Сколько мы играем этот спектакль, а реакции всегда разные. Замечательно принимали нас в Лондоне. В Тбилиси вообще сумасшествие было: такое ощущение, что темперамент спектакля совпал с их темпераментом.
 
– А какой прием был в Америке, – дополнила Людмила Максакова, заслужив этой фразой смех и аплодисменты. В Венгрии действительно на редкость доброжелательный зритель.
 
На брифинге, где собрались не только рядовые зрители, но и местные журналисты, звучало множество вопросов. На них отвечал Сергей Маковецкий:
 
В прошлом году Греческий национальный театр привозил в Будапешт «Иллиаду», и режиссер говорил, что на этот спектакль в Афинах трудно зазвать молодежь, поскольку у них «Иллиада» входит в школьную программу. А в России «Евгения Онегина» тоже изучают в школе. Не было риска, что он не привлечет к себе должного внимания?
– Когда Римас Владимирович предложил нам эту постановку, мы были удивлены. Как ставить «Онегина»? Как играть? Мы знаем оперу Чайковского, которая прекрасно соответствует пушкинскому стилю, но как передать пушкинское произведение в драматическом театре? Какой будет язык?
 

И все же мы стали читать замечательные стихи Пушкина, и… постепенно складывались образы, постепенно формировалась идея. Спектакль рождался совместными усилиями. А когда художник придумал декорацию (зазеркалье), композитор написал музыку, нам роздали партитуры (не роли, а партитуры), а Римас включил последнюю скорость – тогда всё вдруг заиграло, родился прекрасный спектакль, в котором много поэтических образов.

 
Как понимать композицию спектакля? У вас на сцене два Онегина – один в возрасте, другой – молодой. Сразу чувствуется разрыв времени. Скажите прямо: эту историю надо смотреть глазами пожилого Онегина?
– Вы вольны смотреть ее, как считаете нужным. А два Онегина – это была подсказка Пушкина. Как идеально сыграно разорванное письмо – единственное, которое получил человек за свою жизнь. И поэтому зона действия моего Онегина в углу сцены, возле этого разорванного письма. Называйте это фантазией, называйте воспоминанием – как угодно. Жизнь прошла, но когда мы начинаем ярко что-то вспоминать, нам кажется, что это сейчас происходит. Мы можем даже услышать запах, который был когда-то. Хотя у моего персонажа все давно позади.
 
– В антракте зрительница говорила, что увидела на сцене совсем не тех Онегина и Татьяну, о которых сложилось у нее представление в школе…
– Человеку, который не увидел тех Онегиных и Татьян, которых он себе представлял, можно сказать только одно: ничего страшного. Он к своему видению, надеюсь, добавил новое. Его собственное видение станет богаче, отчего он только выиграет.
 
Не мешала ли работе над поэтическим текстом опера Чайковского?
– Когда шли репетиции, я сошел с ума. Читаю Пушкина и не могу найти слова Ленского: «Я люблю вас, Ольга». Думаю: неужели в томике Пушкина сократили? Перелистываю поэму и не вижу этих слов. Подошел к Людмиле Васильевне Максаковой, говорю: мол, дожили до того, что Пушкина сокращают. Но она объяснила, что фразу: «Я люблю вас, Ольга», - добавил в либретто Модест Чайковский, брат великого композитора.
 
Согласны ли вы с маркировкой «16+»? И в каком возрасте надо изучать «Евгения Онегина»?
– У нас в Москве зрители приходят на этот спектакль с детьми-подростками. И никто их, конечно, не выгоняет. Есть поклонники спектакля, которым 13-14 лет, и они смотрят его постоянно. Как принимают его подростки, – надо спросить, конечно, у них. Но мне кажется, для каждого возраста – свой «Онегин». И в 16 лет о любви ты знаешь чуть больше.
  • Нравится

Самое читаемое

  • Засада для художника

    На сайте Министерства культуры появился приказ, зарегистрированный в Минюсте 18 мая нынешнего года, согласно которому утверждаются «типовые отраслевые нормы труда на работы, выполняемые в организациях исполнительских искусств». ...
  • Умер актер Игорь Лях

    Заслуженный артист РФ Игорь Лях, известность которому принесла роль Леньки в фильме «Любовь и голуби», скончался на 56-м году жизни. Об этом в пятницу, 8 июня, сообщила актриса Московского академического театра сатиры Лариса Бравицкая. ...
  • Умер актер Театра Маяковского Игорь Охлупин

    Народного артиста РСФСР, ведущего актера театра имени Маяковского Игоря Охлупина не стало в субботу, 9 июня. Он скончался в московской больнице «после непродолжительной болезни на 80-м году жизни». Об этом сообщили в театре им. ...
  • По системе Маковецкого

    Педагог Сергея Маковецкого по Щукинскому театральному училищу Алла Казанская любила говорить, что бывают артисты, чей талант не укладывается ни в какую систему, не поддается характеристике и описанию. Он как ртуть – отзывчив к любым переменам. ...
Читайте также


Читайте также

  • Фестиваль «Мир русского театра» завершился в Берлине

    Вечером во вторник, 12 июня, в столице Германии спектаклем «Ласточка» варшавского театра «ОК» завершился фестиваль, который собрал русскоязычные коллективы из нескольких стран мира. Журнал «Театрал» проводит такой форум уже во второй раз (в прошлом году местом его дислокации был итальянский курорт Монтекатини-Терме) и, смеем надеяться, что традиция укорениться. ...
  • «Главное, что мы собрались вместе…»

    Впереди заключительный день фестиваля, стартовавшего 8 июня в столице Германии. Во вторник, 12 июня, свои работы покажут театры из Эрлангена (Anicula по Хармсу) и Варшавы («Ласточка» по Тургеневу), но уже очевиден итог: традицию ежегодно собирать русскоязычные коллективы из разных стран мира журнал «Театрал» будет продолжать. ...
  • Берлин и русские

    Фестиваль «Мир русского театра» достиг экватора. В самом центре Берлина (в Адмиралспаласт на Фридрихштрассе и в «Русском доме») свои спектакли уже показали русскоязычные театры из Дюссельдорфа, Нью-Йорка, Цюриха, Копенгагена; впереди еще работы из Лондона, Варшавы, Израиля и Эрлангена, но дело не столько в «географическом охвате», сколько в том, что фестиваль дает возможность всем коллективам встретиться друг с другом, поделиться опытом и принять участие в дискуссиях и мастер-классах. ...
  • Евгений Князев: «Смотрю на Берлин и восторгаюсь: каким он стал!»

    Третий день фестиваля «Мир русского театра», который стартовал 8 июня в Берлине и, по инициативе «Театрала» собрал театры русского зарубежья, ознаменовался гостевым визитом. Евгений Князев сыграл в «Русском доме» свой моноспектакль «Пиковая дама», который вызвал всеобщий восторг публики и стал настоящим украшением фестиваля. ...
Читайте также