Михаил Кисляров: «На ком останется театр – вопрос не ко мне»

 
Камерный музыкальный театр им. Бориса Покровского расторг контракт с Михаилом Кисляровым, главным режиссером театра, и упразднил эту должность. Вместо нее известному режиссеру, принявшему театр после смерти Бориса Покровского, предложили место реквизитора. Ситуация столь абсурдна, что в нее невозможно поверить, говорят видные деятели театра. Что произошло, «Театрал» узнал у режиссера. 

– Никто ничего не объяснял и не мотивировал, – рассказал «Т» Михаил Кисляров. –  История началась во время подготовки оперы «Милосердие Тита». Мы делали ее с Игнатом Солженицыным, которого [музыкальный руководитель театра] Геннадий Николаевич [Рождественский] пригласил в качестве дирижера-постановщика. Мы с Игнатом договорились о концепции спектакля, после чего он уехал в Америку, а у нас начались репетиции. Мы переписывались по почте о том, как идет работа, и все было нормально. Вдруг я получаю письмо, в котором он практически требует делать [спектакль] так, как он считает необходимым. Неожиданно для меня – совершенно другой тон, саркастический. Я ответил, что призываю общаться в других выражениях, а так – неплодотворно. А кроме того, написал, что театр у нас, в общем, режиссерский – таким его задумал основатель Борис Покровский, а это значит, необходимо следовать режиссерской концепции, которую мы и обговорили заранее. Этот нормальный творческий спор мог быть разрешен в переговорах, что я предлагал неоднократно, однако ответа не получил.

По словам Кислярова, его письмо Солженицын переслал находящемуся в Париже музыкальному руководителю театра Геннадию Рождественскому, а тот в свою очередь написал в Москву директору Олегу Михайлову.

– Суть письма была следующая: Кисляров выражает кредо, что театр режиссерский, а такая позиция несовместима с должностью главного режиссера. Поэтому Рождественский потребовал снять меня с постановки, а также издать приказ о сокращении в театре этой должности. Директор дал на это положительный ответ, причем, судя по переписке, на решение ему потребовалось семь минут.

Все же мы с директором выразили надежду, что конфликт разрешится. Спектакль будет ставить другой режиссер – тут я решил не лезть в бутылку. А что касается должности – дождемся приезда Геннадия Николаевича, может, все уладится. Поскольку все случилось в середине сезона, а в репертуаре много моих спектаклей и впереди гастроли, то я сказал, что сезон доработаю до конца.

Министерство культуры в этой ситуации проявило инициативу примирения, попытку поговорить с Геннадием Николаевичем. Но он не выходил на связь, а когда вышел, то, по словам директора, сказал, что на «эту тему разговаривать не собирается ни с кем и никогда».

О сокращении меня по закону предупредили за два месяца. Поскольку я решил работать до конца сезона, то предполагал, что директор откроет новую ставку штатного режиссера и заключит со мной на это время договор. Вместо этого за два дня до сокращения мне предложили на выбор две должности – реквизитора или артиста оркестра. Ну, поскольку у меня нет специального инструментального образования, я ради стеба выбрал реквизитора. Должен сказать, они отнеслись к этому очень серьезно. Принесли мне список должностных обязанностей и контракт на подпись. На это я ответил, что с обязанностями реквизитора ознакомился, но боюсь, что не справлюсь. 



Кроме того, за день до увольнения мне предложили в течение трех дней освободить кабинет, потому что директор намерен делать там ремонт. Срочно понадобился ремонт в середине сезона. Кабинет будет отдан главному бухгалтеру.

Еще один прискорбный момент. Вчера был мой последний спектакль, и я попросил помощника режиссера собрать в антракте труппу, чтобы по-человечески попрощаться с артистами и поблагодарить за работу. Буквально через минуту в режиссерском управлении раздался звонок от директора, который в этот момент был дома, с требованием, чтобы никаких сборов не было. Я все равно встретился с артистами, независимо от его воли – попрощался и поблагодарил.

…Все это довольно абсурдно, потому что должность сокращена на основе частной переписки с дирижером, в которой я сказал, что театр режиссерский. Я действительно так считаю и от своих слов не отказываюсь. Но, во-первых, это было сказано не публично, а во-вторых, это никак не умаляет заслуг ни одного дирижера, включая уважаемого Геннадия Николаевича Рождественского. Мое «кредо» выражено только в работе, а никак не в словах о режиссерском театре, за которые Геннадий Николаевич внезапно зацепился. Не понимаю, что могло его обидеть. У нас никогда не было конфликтов, и, с моей точки зрения, все произошло на ровном месте.


Театр только набрал силу, за семь лет удалось на 80-85% обновить творческий состав, репертуар, в  котором так активно участвовал Геннадий Николаевич. Зачем закапывать самих себя?

Кисляров также подчеркнул, что Театр Покровского без должности главного режиссера существовать не может: 

– Сейчас театр существует по инерции, потому что был заложен довольно крепкий фундамент. Но дальше начнется обратное движение. Для того чтобы театр жил, он должен постоянно развиваться. Ежедневная работа с артистами, репертуаром – очень много сопутствующих творчеству работ лежит на плечах главного режиссера. Поэтому за последние 7 лет у меня фактически не было ни нормального отпуска, ни выходного. Но будущее, видимо, не очень заботит директора и музыкального руководителя. На ком останется театр – вопрос не ко мне, потому что я уже существую вне театра.

По поводу дальнейших планов режиссер пока затруднился ответить:
– Я пока ничего не решил. Этот театр был для меня не просто местом работы. Это родной дом, где я был воспитан моим учителем и который после его смерти мне предложили возглавить в качестве главного режиссера. Для меня не существовало проблемы выбора – это был просто долг перед учителем. И сейчас вопрос не во мне, не в моих амбициях или и обидах – это я переживу. Вопрос более глобальный. Камерный театр – это достояние российской культуры. Так поступать с государственным театром кажется достаточно легкомысленным. То есть это вопрос не мой личный, а государственный.

Михаила Кислярова поддержали многие представители профессионального сообщества. Среди них режиссеры Александр Титель, Дмитрий Бертман, Георгий Исаакян, Владимир Мирзоев, Денис Азаров, артист балета Большого театра Владимир Васильев, композитор Александр Чайковский.

– Это просто вопиющее событие, – сказал «Т» Дмитрий Бертман. – В театре, который, является символом оперной режиссуры, который всегда был гербом режиссерского оперного театра, ликвидирована должность главного режиссера. Мало того что ликвидирована, так еще и режиссеру унизительным образом предложена должность реквизитора или артиста оркестра.


Михаил Степанович Кисляров является последователем и учеником Бориса Александровича Покровского. Он работал с Покровским, а после его смерти взял в свои руки работу в театре, ведя репертуар, набирая труппу. Театр пользуется успехом, его спектакли ездят на зарубежные и российские гастроли, и даже сейчас, после позорного увольнения Кислярова, театр едет на гастроли с его же спектаклями. Главное, что этот прецедент дает возможность убрать и музыкального руководителя, и директора, и главного бухгалтера. Как такое возможно? Это какое-то самоуправство.

Геннадий Николаевич Рождественский – выдающийся дирижер, я сам работал с ним и могу сказать, что это потрясающий музыкант, человек энциклопедических знаний. Но это дирижер-одиночка, который не может руководить коллективом просто потому, что он главным образом один на один общается с музыкой. Потом, он живет не в России, руководит театром дистанционно, а вся тяжелейшая рутинная работа – репетиции, вводы, выпуск новых постановок, приглашение режиссеров, а Михаил Степанович приглашал огромное количество молодых режиссеров – лежит на Кислярове. Ситуация непонятная и унизительная. Просто перед памятью Покровского, который для всех нас является учителем. Решение было принято без ведома Министерства культуры. Я уверен, министерство будет внедряться [в это дело]. Думаю, история должна быть исправлена.

Ранее директор театра Олег Михайлов в интервью «Коммерсанту» подтвердил, что увольнение Кислярова произошло по инициативе маэстро Рождественского:
– Это решение, видимо, связано с разногласиями в видении работы. Разногласия возникли совсем недавно, именно на выпуске спектакля «Милосердие Тита».
На вопрос, сыграл ли какую-то роль в происшедшем Игнат Солженицын, директор ответил: «Ни в коем случае». 

На вопрос, отразится ли упразднение должности на работе театра, он ответил:  
– Театр будет дальше работать, все остальное – уже наша внутренняя кухня, будем разбираться сами.

«Театрал» готов предоставить слово всем заинтересованным сторонам. 
  • Нравится

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Также вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

Читайте также