«Мир огромив мощью голоса»

На Новой сцене Александринки - «Баня» Маяковского

 
Знающий толк в розыгрышах публики, режиссер Николай Рощин начинает спектакль с выхода «человек от театра». Дмитрий Лысенков (он играет Режиссера) просит почтеннейшую публику не волноваться и извинить за задержку: ждут высокую комиссию, которая должна принять премьеру.
 
Публика на розыгрыш покупается мгновенно. Недовольные голоса вопрошают: «Из Москвы ждем?»  – «Министерство по нашему ведомству у нас одно и оно в Москве!» – «Если должен быть лично В.В. Путин, то мы согласны подождать, а больше никого ждать не хотим!»
 
В это время в проеме арочных дверей (в этот раз перед публикой распахнуто все пространство Новой сцены) появляется высокая комиссия. Мужчины в каракулевых шапках-пирожках, женщина в меховом манто и в платье по моде конца 20-х годов. Комиссия торжественно шествует к огороженным местам в первом ряду. И начинается Пролог.

На сцене – гигантская кукла Маяковского с револьвером в руке. Задумчиво поворачивая голову в след двум практически неразличимо-похожим дамам, поэт комментирует: «Лиля Брик – сука. Вероника Витольдовна Полонская – тоже сука. Пуля вылетает из револьвера, делает воздушный разворот и стукает о висок. Тело оседает, а засветившаяся голова мгновенно обернется черепом...
 
«Это мы решили, так сказать, ввести в спектакль тему гибели поэта» – услужливо пояснит недовольной комиссии Режиссер. А сейчас начнется действие.
 
И действительно, дальше практически до финала действие пойдет строго по пьесе, написанной Маяковским в 1929 году для Всеволода Мейерхольда. И остается только охать как от злободневности текста Маяковского, так и от свободы авторского «монтажа эпизодов». 
 
Надо сказать, что Николай Рощин умеет «мыслить пространством». А с Новой сценой Александринки у нового главного режиссера – явная взаимная любовь. Распахнутая в глубину и ширину сцена становится чуть ли не главным действующим лицом. Справа примостился небольшой оркестрик, вдоль стен стоят боксы-гримерки, где «наличный состав актеров» меняет костюмы и гримы. Центральная же часть буквально танцует в такт мелодиям композитора Ивана Волкова. Катается по трамвайным рельсам кресло Победоносикова, поднимаются и опускаются лестницы и пролеты. «Невидимая машина времени» Маяковского  обрела форму и объем.
 
Пространство играет так успешно, что актерам труднее соотвествовать ему, чем превзойти в органике и естественности пресловутую «собаку».  Найти посыл звука и масштаб личного присутствия большинству исполнителей еще предстоит.
 
Монументально-внушителен Иван Иванович – Виктор Смирнов, самодовольно и веско подчеркивающий, что вот сейчас он возьмет и позвонит вышестоящему товарищу имярек...
 
Обаятельно-талантлив Режиссер Дмитрий Лысенков, буквально летающий по сцене, организуя «бодрые и грациозные дополнительные вставки»  в пьесу: «Капитал, подтанцовывайте налево с видом Второго интернационала. его руками размахались! Протягивайте щупальцы империализма... Нет щупальцев? Тогда нечего лезть в актеры. Протягивайте что хотите»...   
 
И главный камертон постановки – Виталий Коваленко, играющий главначпупса товарища Победоносикова. Маяковский гениально воплотил самый дух канцелярского языка новаторов-администраторов, неистребимый чиновничий волапюк, который до сих пор победоносно звучит с думских трибун.
 
Легкий, гладкий, похожий на игривого тюленя этот Победоносиков говорит со скоростью печатной машинки. Взбесившийся печатной машинки: «Итак, товарищи, помните, что Лев Толстой – величайший и незабвенный художник пера. Его наследие прошлого блещет нам на грани двух миров, как большая художественная звезда, как целое созвездие, как самое большое из больших созвездий – Большая медведица. Лев Толстой...» 
 
Маяковский писал Победоносикова для Игоря Ильинского с его природным даром органического гротеска. Актер уже сыграл в его «Клопе» монументального хама Присыпкина. Играл Победоносикова Максим Штраух (Маяковский выделил его в письме Лиле Брик). Сама же премьера в ТИМе прошла на удивление тускло, Мейерхольд, мечтавший соединить «устремленность вверх и кинетическую силу», сетовал, что на оформление не хватило средств и сил. Спектакль 1930 года шел недолго.
 
Самый последовательный постмодернист нашего театра Николай Рощин легко находит общий язык и с итальянской комедией дель арте в ее русском изводе, и с польским абсурдизмом, и с театральным языком эпохи «sturm und drang” революционных 20-х. От Мейерхольда он унаследовал не только любовь к технике сцены, но и его метод «увеликанивания» персонажей, и даже генетическую ненависть к любым формам рапповского догмата в искусстве.
 
К серии упреков, которыми осыпают Режиссера в пьесе Маяковского Николай Рощин приписал несколько злободневных укоров в расходовании «государственных средств» на сомнительные постановки.
 
В финале режиссер дописывает одну и смыслово важную сцену. Когда отвергнутый машиной времени и брошенный бывшими люзоблюлами Победоносиков вопрошает: «неужели я не нужен коммунизму», то режиссер предлагает финал переиграть. Щелчок – машина времени возвращает в 1930-й всех улетевших изобретателей, мечтателей, энтузиастов. Они помяты, изувечены, одеты в арестантские робы. И – тоже коммунизму не нужны.
 
В конце 20-х Маяковский да и Мейерхольд вопреки всему еще верили в светлое будущее. Девяносто лет спустя эта вера сильно поистрепалась...
  • Нравится

Самое читаемое

  • Александр Ширвиндт: «Артисты врут насчёт любви»

    Вечером в понедельник, 4 декабря, на большой торжественной церемонии в Театре им. Вахтангова состоится чествование художественного руководителя Театра сатиры Александра ШИРВИНДТА, который в нынешнем году стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в самой почетной номинации «Легенда сцены». ...
  • «Звезда Театрала»-2017: победители названы!

    Вечером в понедельник, 4 декабря, в Театре им. Вахтангова состоялась десятая юбилейная церемония вручения премии зрительских симпатий «Звезда Театрала».   В нынешнем году голосование по лонг-листу, а затем и по шорт-листу проходило с 10 июня по 30 ноября. ...
  • «Сатирикон» отверг обвинения

    Российский государственный театр «Сатирикон» опубликовал официальное письмо, в котором отверг все обвинения в финансовых нарушениях.   Поводом для публикации письма послужила дискуссия, разгоревшаяся в СМИ после выступления худрука театра Константина Райкина в эфире телеканала «Дождь». ...
  • Данила Козловский: «Она такая одна»

    К юбилею актрисы, чья жизнь трагически оборвалась в октябре 2012 года, в фойе МХТ им. Чехова открывается выставка «Незабываемая Марина Голуб». В экспозиции будут представлены фотографии из семейного архива и музея МХАТ. ...
Читайте также


Читайте также

  • Александр Морфов завершает «Декамерон»

    Премьера постановки болгарского режиссера Александра Морфова «Декамерон. Любовь во время чумы» по мотивам новелл Джованни Боккаччо состоится 16 января на сцене театра Et cetera под руководством Александра Калягина.   «Много лет назад Александр Морфов поставил спектакль по одной из великих книг человечества – «Дон Кихоту» Мигеля де Сервантеса. ...
  • Выбор родины

    Премьеры балета «Нуреев» в Большом театре ждали с понятным волнением – после отмены выпуска в июле, ареста режиссера Кирилла Серебренникова и лавины публикаций с версиями случившегося в СМИ и соцсетях показ в декабре вызвал предсказуемый ажиотаж. ...
  • В «Школе современной пьесы» расскажут о еврейской мудрости

    В московском театре «Школа современной пьесы» выходит спектакль «Умер-Шмумер, лишь бы был здоров», созданный на основе текстов еврейских анекдотов, высказываний и афоризмов. Премьера состоится 15 и 16 декабря. ...
  • «Нуреев» войдёт в историю балета»

    В минувшие выходные главным событием театральной жизни Москвы стала долгожданная премьера балета «Нуреев» в ГАБТе. Спектакль выпускали без режиссера: Кирилл Серебренников с августа находится под домашним арестом. ...
Читайте также