«Мир огромив мощью голоса»

На Новой сцене Александринки - «Баня» Маяковского

 
Знающий толк в розыгрышах публики, режиссер Николай Рощин начинает спектакль с выхода «человек от театра». Дмитрий Лысенков (он играет Режиссера) просит почтеннейшую публику не волноваться и извинить за задержку: ждут высокую комиссию, которая должна принять премьеру.
 
Публика на розыгрыш покупается мгновенно. Недовольные голоса вопрошают: «Из Москвы ждем?»  – «Министерство по нашему ведомству у нас одно и оно в Москве!» – «Если должен быть лично В.В. Путин, то мы согласны подождать, а больше никого ждать не хотим!»
 
В это время в проеме арочных дверей (в этот раз перед публикой распахнуто все пространство Новой сцены) появляется высокая комиссия. Мужчины в каракулевых шапках-пирожках, женщина в меховом манто и в платье по моде конца 20-х годов. Комиссия торжественно шествует к огороженным местам в первом ряду. И начинается Пролог.

На сцене – гигантская кукла Маяковского с револьвером в руке. Задумчиво поворачивая голову в след двум практически неразличимо-похожим дамам, поэт комментирует: «Лиля Брик – сука. Вероника Витольдовна Полонская – тоже сука. Пуля вылетает из револьвера, делает воздушный разворот и стукает о висок. Тело оседает, а засветившаяся голова мгновенно обернется черепом...
 
«Это мы решили, так сказать, ввести в спектакль тему гибели поэта» – услужливо пояснит недовольной комиссии Режиссер. А сейчас начнется действие.
 
И действительно, дальше практически до финала действие пойдет строго по пьесе, написанной Маяковским в 1929 году для Всеволода Мейерхольда. И остается только охать как от злободневности текста Маяковского, так и от свободы авторского «монтажа эпизодов». 
 
Надо сказать, что Николай Рощин умеет «мыслить пространством». А с Новой сценой Александринки у нового главного режиссера – явная взаимная любовь. Распахнутая в глубину и ширину сцена становится чуть ли не главным действующим лицом. Справа примостился небольшой оркестрик, вдоль стен стоят боксы-гримерки, где «наличный состав актеров» меняет костюмы и гримы. Центральная же часть буквально танцует в такт мелодиям композитора Ивана Волкова. Катается по трамвайным рельсам кресло Победоносикова, поднимаются и опускаются лестницы и пролеты. «Невидимая машина времени» Маяковского  обрела форму и объем.
 
Пространство играет так успешно, что актерам труднее соотвествовать ему, чем превзойти в органике и естественности пресловутую «собаку».  Найти посыл звука и масштаб личного присутствия большинству исполнителей еще предстоит.
 
Монументально-внушителен Иван Иванович – Виктор Смирнов, самодовольно и веско подчеркивающий, что вот сейчас он возьмет и позвонит вышестоящему товарищу имярек...
 
Обаятельно-талантлив Режиссер Дмитрий Лысенков, буквально летающий по сцене, организуя «бодрые и грациозные дополнительные вставки»  в пьесу: «Капитал, подтанцовывайте налево с видом Второго интернационала. его руками размахались! Протягивайте щупальцы империализма... Нет щупальцев? Тогда нечего лезть в актеры. Протягивайте что хотите»...   
 
И главный камертон постановки – Виталий Коваленко, играющий главначпупса товарища Победоносикова. Маяковский гениально воплотил самый дух канцелярского языка новаторов-администраторов, неистребимый чиновничий волапюк, который до сих пор победоносно звучит с думских трибун.
 
Легкий, гладкий, похожий на игривого тюленя этот Победоносиков говорит со скоростью печатной машинки. Взбесившийся печатной машинки: «Итак, товарищи, помните, что Лев Толстой – величайший и незабвенный художник пера. Его наследие прошлого блещет нам на грани двух миров, как большая художественная звезда, как целое созвездие, как самое большое из больших созвездий – Большая медведица. Лев Толстой...» 
 
Маяковский писал Победоносикова для Игоря Ильинского с его природным даром органического гротеска. Актер уже сыграл в его «Клопе» монументального хама Присыпкина. Играл Победоносикова Максим Штраух (Маяковский выделил его в письме Лиле Брик). Сама же премьера в ТИМе прошла на удивление тускло, Мейерхольд, мечтавший соединить «устремленность вверх и кинетическую силу», сетовал, что на оформление не хватило средств и сил. Спектакль 1930 года шел недолго.
 
Самый последовательный постмодернист нашего театра Николай Рощин легко находит общий язык и с итальянской комедией дель арте в ее русском изводе, и с польским абсурдизмом, и с театральным языком эпохи «sturm und drang” революционных 20-х. От Мейерхольда он унаследовал не только любовь к технике сцены, но и его метод «увеликанивания» персонажей, и даже генетическую ненависть к любым формам рапповского догмата в искусстве.
 
К серии упреков, которыми осыпают Режиссера в пьесе Маяковского Николай Рощин приписал несколько злободневных укоров в расходовании «государственных средств» на сомнительные постановки.
 
В финале режиссер дописывает одну и смыслово важную сцену. Когда отвергнутый машиной времени и брошенный бывшими люзоблюлами Победоносиков вопрошает: «неужели я не нужен коммунизму», то режиссер предлагает финал переиграть. Щелчок – машина времени возвращает в 1930-й всех улетевших изобретателей, мечтателей, энтузиастов. Они помяты, изувечены, одеты в арестантские робы. И – тоже коммунизму не нужны.
 
В конце 20-х Маяковский да и Мейерхольд вопреки всему еще верили в светлое будущее. Девяносто лет спустя эта вера сильно поистрепалась...
  • Нравится

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Также вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Личностью можно быть и в десять лет»

    С потолка сыплются цветные фотографии, учительница математики отчитывает зал так, что у взрослых людей по спине пробегает давно забытый холодок, а актеры внезапно оказываются сидящими на перилах зрительского балкона – бесстрашно болтают ногами прямо над опешившим партером. ...
  • В Театре теней выйдет спектакль о Шерлоке Холмсе

    18 июня в Московском детском театре теней состоится премьера спектакля по рассказу Конан Дойла «Пёстрая лента». Он станет уже третьей частью театрального сериала «Шерлок».    Рассказы Конан Дойла о Шерлоке Холмсе считаются самыми экранизируемыми произведениями в истории литературы, по ним поставлено множество спектаклей и  даже балет. ...
  • Александр Титель поставил «Снегурочку» в Большом театре

    Премьера оперы Николая Римского-Корсакова «Снегурочка» по мотивам одноименной пьесы Александра Островского в постновке режиссера Александра Тителя и главного дирижера Большого театра Тугана Сохиева 15 июня состоялась на Исторической сцене Большого театра. ...
  • В РАМТе состоится премьера спектакля о школе

    Российский академический Молодежный театр (РАМТ) по занавес сезона подготовил премьеру. 15 и 23 июня состоятся первые показы спектакля «Я хочу в школу», который поставлен по одноименной повести Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак - известных авторов книг для подростков. ...
Читайте также