Собственной «Персоной»

«Гоголь-центр» представил свою версию культового сценария Бергмана

 
Персона – человек. Персона – личина, маска. То, чем он является и то, чем он оборачивается к людям, кем выглядит для других. Быть и казаться – если эти ипостаси вдруг расслаиваются, раздваиваются, мир приходит в болезненное содрогание, и в поисках новой целостности человек может оказаться где угодно, но, вероятней всего, в начале – на больничной койке.
 
Там мы и встречаем героиню нового спектакля «Персона», поставленного Лерой Сурковой на Малой сцене «Гоголь-центра». Евгений Казачков сплел сюжет одноименного фильма Ингмара Бергмана и античный миф об Электре – во время исполнения этой роли актриса умолкла посреди сцены и с тех пор, попав в клинику, не проронила ни слова. Немота постигла ее, как античный рок, как слепота – Эдипа, чтобы в этой бессловесной тьме начало выступать несказанное.
 
На сцене – женское трио, потом дуэт, потом опять трио. Три возраста, три лица, три голоса, которые время от времени начинают сливаться, звучать как внутренние голоса одной личности. Ольга Науменко – старшая, и не только по возрасту. Она врач, она знает о человеческой природе больше прочих, именно она придумает выход, найдет путь к исцелению больной, даст ключи и инструменты, и сложит, в конечном итоге, сюжет. Костюм, стянутые в узел светлые волосы, прямой, светлый, взыскательный взгляд, четкость и сила – в каждом движении и звуке голоса. Это материнский архетип, суровый, требовательный и спасающий. Она ясно видит, что пациентка не больна душевно, что речь здесь не о патологии, а о кризисе личности. И жесткость ее – обратная сторона доброты, с которой она неотступно и упрямо борется за смятенную, захлебнувшуюся душу героини.
 
Юлия Ауг молчит – и первые сцены спектакля, и далее, долго, долго, почти весь спектакль, и молчит по-разному. Закутанная в болотного цвета халат, она то лежит, отвернувшись, на больничной койке, то садится, по-прежнему не реагируя на появление врача, на новую молоденькую медсестру. В метре от зрительного ряда она сидит и смотрит в зал – спокойно, без напряжения, без выражения, и в этой позе, в ее молчании столько тяжести, величия и тишины, как в каменной скифской бабе в степи. Словно она способна просидеть так столетия, не двигаясь, позволяя времени течь мимо и сквозь, погруженная в то, что невидимо прочим. Что происходит у нее внутри, мы можем предположить по тому, как она вдруг начинает руками рвать на себе чулки – не меняясь в лице, не проронив ни звука, она методично раздирает, кажется, не нейлон, а саму кожу. Когда так же молча она рвет фотографию дочери – в этом действии решимость и вызов; когда позже слушает откровения юной девушки – в ее молчании мягкое, теплое внимание, на которое та ведется, как и зритель, принимает его за участие, а оно оказывается исследовательским любопытством.
 
Медсестра – Мария Селезнева – худенькая, подвижная, по манере держаться и разговаривать – совершенно сегодняшняя девочка, будто прямо с московской улицы. Рядом с актерской маститостью старших она выглядит очень всамделишной, чуть неловкой, но подлинной, словно репортажной съемкой выхваченной и вмонтированной в художественный фильм старой школы. В ее героине, помещенной в сумрак и тишину палаты, рядом с непроницаемо отчужденной пациенткой, очевидна беззащитность – и врач беззастенчиво манипулирует тем, что ей нужна эта работа, что она не может отказаться от задачи, которая кажется непосильной. Беззащитность, но не беспомощность – она отважно, старательно, едва ли не с вызовом возьмется за порученное дело. Расшевелить, вернуть к жизни, перелить в чужие жилы собственную витальность – можно ли это вопреки воле того, кто от жизни отвернулся…
 
С точки зрения врача, человек остается человеком, пока он готов коммуницировать с обществом, причем, по правилам самого общества. Есть заданная роль, которую должно достать мужества и душевной силы выдержать до конца. Для главной героини как раз эта роль в один момент оказалась не просто неподходящей, а готовой поглотить и уничтожить собственную личность. Именно на поиски себя, не личины, а личности, она и отправляется, словно во внутренний ашрам, дав обет молчания. Внешний мир – лишь система зеркал; что останется, если перестать складывать себя, как сумму чужих отражений? Семья, работа, социум – есть ли человек вне их, каков и где он сам – вот круг вопросов, над которыми в напряженной медитации сосредотачивается героиня. Младшая из трех, чуждая этой рефлекции, живая, слишком живая, импульсивная, доверчивая, яростная в обиде, трогательная в откровенности – именно в ней, лишенной еще опыта и интеллектуальной зрелости, мастерства и горечи, утонченности и сложности старших, и есть источник жизни и спасения. Персонажи спектакля – не столько три женщины, сколько три символических сущности. Супер-эго, Эго и Ид, в одной терминологии, Родитель, Ребенок и Взрослый – в другой. То, что мы усвоили как культурные коды и социальные нормы, и то стихийное, бессознательное, детско-звериное, что роднит нас со всей живой природой – между этими полюсами сознание современного человека рвется, дрожит и замирает, боясь и желая познать себя.
 
В надежде на пробуждение, на реакцию, на взаимодействие врач отправляет героинь на природу, пожить в уединении в домике на острове. Условная и лаконичная обстановка больничной палаты сменяется столь же условными признаками дикого ландшафта – художница Екатерина Щеглова скупо обозначает камни, сосну, тень птицы, одевает героинь в светлое. В этом месте им предстоит на самом деле сблизиться, и это сближение не будет счастливым и легким – в нем смешаны влечение, интерес, доверие, иллюзии, обманутые чувства, разочарования, злость, отчаяние, притяжение и ненависть, чуждость и родство, соблазн и драка. Примерно то же, что испытывает каждый, погружаясь в собственную психику. Чтобы встретиться с собой настоящим, мало не говорить – надо перестать слышать, а это едва ли возможно, ведь внутренние голоса всегда здесь, перекрикивают друг друга, тянут за руки, как старшая и младшая, стоящие в финале спектакля по бокам героини, читая монолог античной драмы.
 
Спектакль оказывается сеансом психодрамы – а только ли для героинь, или и для зрителей тоже – это каждый решает единолично. Омажем фильму Бергмана на экране плывут, мерцают, сливаются лица героинь – или внутренние возрасты и лики той одной, что решилась в тишине взглянуть себе в лицо. Тишину в театре, возможно, потому так трудно переносить, что она – лишь эхо той тишины, в которой каждый неизбежно начинает диалог с самим собой.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Умерла Ирина Цывина

    Актриса театра и кино, заслуженная артистка России Ирина Цывина скончалась в четверг, 18 апреля, в возрасте 55 лет. Широкому зрителю она известна по сериалам «Кадетство», «Ольга», «Полицейский с Рублевки», «Папины дочки», «Петровка, 38». ...
  • «Не проще ли увеличить нищенский заработок ярославцев?»

    Круглый стол Союза театральных деятелей РФ, состоявшийся в понедельник, 8 апреля, и посвященный проекту объединения Волковского театра и Александринки, собрал многочисленных деятелей культуры - от представителей Министерства культуры РФ до режиссеров и худруков ведущих театров. ...
  • Названы лауреаты премии «Золотая маска»

    На Исторической сцене Большого театра завершилась XXV церемония награждения премии «Золотая маска». Публикуем полный список лауреатов сезона 2017-2018 гг. ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/ЖЕНСКАЯ РОЛЬ Юлия ДЯКИНА, Эвридика, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/МУЖСКАЯ РОЛЬ Игорь ЛАДЕЙЩИКОВ, Харон, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/ЛУЧШАЯ РОЛЬ ВТОРОГО ПЛАНА Агата ВАВИЛОВА, Луиза Вампа, «Граф Монте-Кристо», Театр музыкальной комедии, Санкт-Петербург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/РАБОТА РЕЖИССЕРА Филипп РАЗЕНКОВ, «Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/РАБОТА ДИРИЖЕРА Валерий ШЕЛЕПОВ, «Винил», Музыкальный театр, Красноярск   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/СПЕКТАКЛЬ РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ, Музыкальный театр, Новосибирск     БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/ЖЕНСКАЯ РОЛЬ Екатерина КРЫСАНОВА, Джульетта, «Ромео и Джульетта», Большой театр, Москва   БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/МУЖСКАЯ РОЛЬ Вячеслав ЛОПАТИН, Ученик, «Нуреев», Большой театр, Москва   БАЛЕТ/РАБОТА ДИРИЖЕРА Павел КЛИНИЧЕВ, «Ромео и Джульетта», Большой театр, Москва   БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/РАБОТА БАЛЕТМЕЙСТЕРА–ХОРЕОГРАФА Юрий ПОСОХОВ, «Нуреев», Большой театр, Москва   СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/СПЕКТАКЛЬ МИНУС 16, Музыкальный театр им. ...
  • На «Золотой маске» назвали лучшие драматические спектакли

    В эти минуты на Исторической сцене Большого театра завершается XXV церемония награждения премии «Золотая маска». Как передает корреспондент «Театрала», под занавес церемонии наградили лауреатов номинации «Лучший драматический спектакль». ...
Читайте также


Читайте также

  • В Театре Вахтангова выходит премьера «Новая квартира»

    Премьера спектакля итальянского режиссера Джорджио Сангати по пьесе Карло Гольдони «Новая квартира» состоится 24 апреля на Новой сцене Театра Вахтангова. Об этом «Театралу» сообщили в пресс-службе театра.   «В этой пьесе нет места маскам и уличным сценам комедии дель арте: действие переместилось с площадей в квартиры венецианцев, – рассказал режиссер накануне премьеры, его слова цитирует пресс-служба. ...
  • «Каждый может сотворить чудо»

    В четверг вечером, 18 апреля, на сцене детской театральной студии «Маленькая Луна» (при «Театре Луны») состоялась премьера музыкального спектакля «Алые паруса». Режиссер и актриса «Театра Луны» Алена Захарова поставила нежную и романтическую историю о дружбе и первой любви. ...
  • Зрители «Сферы» увидят «Гиперболоид инженера Гарина»

    28 апреля 2019 года в 18. 00 на Основной сцене театра «Сфера» пройдет премьера спектакля «Гиперболоид инженера Гарина» в постановке режиссера Глеба Черепанова по одноименному роману Алексея Толстого. Художник-постановщик спектакля - Ольга Хлебникова. ...
  • Атлантида, которая никак не хочет затонуть

    Практически одновременно в РАМТе и в Губернском театре появились постановки, воскрешающие быт и атмосферу застойных 1970 – 1980-х годов. Сергей Безруков выпустил спектакль-караоке по повести Василия Шукшина «Энергичные люди» (отметив в премьерном интервью, что давнюю идею подстегнул и актуализировал 90-летний юбилей писателя). ...
Читайте также