Юрий Стоянов: «Я прятался от Табакова»

 
В МХТ им. Чехова и в Театре п/р Табакова есть многолетняя традиция: в какой бы точке мира ни находились артисты, все они 17 августа собираются, созваниваются, съезжаются – словом, объединяются для того, чтобы поздравить Олега Табакова с очередной годовщиной. На сей раз всенародно любимому артисту исполняется 81 год. «Театрал» тоже решил не уклоняться от традиции и в качестве подарка ко дню рождения попросил Юрия Стоянова воспеть Табакову дифирамб. Правда, вместе с дифирамбом получился целый монолог, полный горечи, иронии и… восхищений.
 
– У меня первая встреча с Олегом Табаковым произошла лет десять назад, и потом мы с ним не виделись долгое время. Честно говоря, я от него прятался. Дело в том, что при первой встрече он предложил мне войти в труппу Художественного театра и начать играть его роли. С одной стороны, предложение было безумно лестным, но с другой, я очень этого испугался и… исчез.
 
Потом прошли годы, и вдруг мой приятель Игорь Золотовицкий затеял поставить «Женитьбу», а роль Кочкарева предложил мне. Я, конечно, очень загорелся, если бы не одно «но»: мне предстояло идти в кабинет к Олегу Павловичу – то есть к человеку, которого я все эти годы сторонюсь. Но поскольку мой поступок напоминал бы в таком случае поступок гоголевского персонажа, я решил не отступать ни шагу назад, а построить свой визит исключительно в контексте материала.
 
Я очень волновался. Мне сказали:
– В приемной будет сидеть его помощница Ольга Хенкина. И она проведет тебя к Олегу Павловичу.
Кроме имени и фамилии я ничего не знал – не знал, что это важный в театре человек, невероятно преданный Табакову и МХТ. Я вошел, увидел девушку. У меня спросили:
– Вы Стоянов?
– Да.

И в следующее мгновение я переступил порог табаковского кабинета. Потом, после нашей встречи, Игорь у меня спросил:
– А была Ольга Хенкина?
Я говорю:
– Да, была. Молодая, симпатичная.
– Симпатичная, да. Ну, сколько ей лет, как ты думаешь?
– Ну, где-то до тридцати.
– Погоди, погоди, погоди… Какая же Хенкина?

Он выяснил, кто был в тот день. Оказывается, я так волновался, что принял за Ольгу Хенкину другого помощника Табакова – Кирилла Трубецкого. И вот в таком состоянии я общался с Олегом Павловичем. Причем он меня еще и добил. Едва я переступил порог, Табаков спросил:
– «Колу» будешь?
Я сказал:
– Нет, спасибо, Олег Павлович…
– А я буду. 
Он открыл бутылку, сделал глоток. И когда в бутылке появилось место, стал долго вливать туда мед из банки. Едва бутылка наполнилась до краев, он со смаком выпил все содержимое. Собственно только после этого и начался наш разговор о «Женитьбе».

А пока он переливал мед, я вспоминал свою первую встречу с ним и думал: только бы на этот раз обошлось без идеи играть его роли. Я ведь никогда не смогу играть так, как он.
Кстати, во время той первой встречи Олег Павлович задал мне один очень важный вопрос:
–  А вы, Юра, сколько лет работали в БДТ?
Я сказал сколько.
– Да, я бывал в те годы в театре, но вас не видел. Не запом-нил, к сожалению.

А я точно знал, что на спектакле «На всякого мудреца довольно простоты», где я играл гусара Курчаева, он был сто процентов. Таким образом, Табаков, сам того не зная, подтвердил мою теорию о том, что надо было уходить из БДТ, раз он меня не запомнил. А глаз у него хороший, цепкий, память тоже будь здоров, иначе бы он не собрал такой состав в своем театре.

И еще я понял, что пришел в МХТ вовремя, потому что лет двадцать назад я бы не учился у Табакова и не был бы принят в труппу ни одного из его театров, где он работал. Так что я появился уже тогда, когда у меня было имя. И, кстати, он сказал, что с большим уважением относится к моим работам на телевидении. А еще от третьих лиц (сам Табаков никогда об этом не скажет) я случайно узнал, что именно он на одном из заседаний комитета по наградам и присвоениям званий настоял на том, чтобы мне дали звание народного артиста, минуя заслуженного. Это был такой неформальный поступок, но ему удалось это сделать в обход всех принятых норм и существующих постановлений.

Но вернусь к «Женитьбе»…
Ужасно нервным был день первого просмотра нашего мате-риала. У нас тогда была готова лишь половина первого акта, и я видел, как все мои друзья и коллеги по спектаклю, вне зависимости от возраста и званий, стали равны перед авторитетом одного человека. Мне это напомнило, конечно же, ситуацию в БДТ, когда все мы были равны перед Георгием Товстоноговым.
Я боялся, что сейчас в моей судьбе повторится злосчастная история, и Табаков снова меня «не запомнит». А еще меня раздражало, что в зале все время кто-то бубнит. Но оказалось, что это Табаков сидит со своим волшебным диктофоном, и наговаривает замечания.

После показа он всех нас собрал и, извлекая из наушника свои записи, детально разобрал работу, разнеся ее в пух и прах. Но мне он все же сказал отличные слова (дескать, вы на правильном пути), чем воодушевил и ободрил – с этим настроением я ходил на все последующие репетиции вплоть до самой премьеры. Да и спектакль я играл на большом подъеме. Мне казалось, что роль складывается неплохо и уж, во всяком случае, Игорю Золотовицкому стыдно за меня не будет. Для полной гармонии не хватало только встречи с Табаковым.

Короче говоря, когда состоялся показ на первых зрителях, я, воодушевленный успехом, иду по коридору с цветами наперевес. Настроение превосходное. Публика приняла хорошо. И вдруг – долгожданный момент! – навстречу идет Олег Табаков. Я с улыбкой во весь рот подхожу к нему:
– Олег Павлович!
Но он вдруг насупился, строго посмотрел на меня:
– Ну, ничего-ничего, ты главное не отчаивайся.
Я уронил букеты. Пришел в гримерную к Игорю Золотовицко-му.
– Игорь, что это было, скажи мне, пожалуйста? Что значит, «не отчаивайся»?
Он говорит:
– Это педагогический ход.

И надо сказать, что этот ход был сделан вовремя. Меня это отбросило назад, к началу репетиций, я прошел всю роль от начала до конца. И думаю, мне это очень помогло: я не на коне въехал в премьеру, а через какие-то сомнения. Потом, спустя несколько недель, когда я снова заглянул в глаза Табакову (дескать, есть ли повод для отчаяния), он  мне сказал:
– Да пошутил я тогда.

Но знал бы он, сколько времени и сил я потратил на то, чтобы «спасти ситуацию». Да к тому же, все это наслаивалось на весь накопленный опыт наших с ним взаимоотношений, когда человек сначала тебя не узнал, потом ты от него долго прятался, а потом он сказал тебе «не отчаивайся». Здесь невольно задумаешься: правильно ли ты пришел в театр? Но выбор оказался абсолютно верный, потому что в театре совершенно потрясающая атмосфера – это точно.

Не знаю, стал ли я человеком Художественного театра, но то что это мой театр, безусловно. И, конечно, огромная в этом заслуга Олега Павловича. Я думаю, что если будет еще один прогон, и Табаков будет сидеть в зале, то меня опять отбросит на много лет назад.
  • Нравится

Самое читаемое

  • Александр Ширвиндт: «Артисты врут насчёт любви»

    Вечером в понедельник, 4 декабря, на большой торжественной церемонии в Театре им. Вахтангова состоится чествование художественного руководителя Театра сатиры Александра ШИРВИНДТА, который в нынешнем году стал лауреатом премии «Звезда Театрала» в самой почетной номинации «Легенда сцены». ...
  • «Звезда Театрала»-2017: победители названы!

    Вечером в понедельник, 4 декабря, в Театре им. Вахтангова состоялась десятая юбилейная церемония вручения премии зрительских симпатий «Звезда Театрала».   В нынешнем году голосование по лонг-листу, а затем и по шорт-листу проходило с 10 июня по 30 ноября. ...
  • «Сатирикон» отверг обвинения

    Российский государственный театр «Сатирикон» опубликовал официальное письмо, в котором отверг все обвинения в финансовых нарушениях.   Поводом для публикации письма послужила дискуссия, разгоревшаяся в СМИ после выступления худрука театра Константина Райкина в эфире телеканала «Дождь». ...
  • Данила Козловский: «Она такая одна»

    К юбилею актрисы, чья жизнь трагически оборвалась в октябре 2012 года, в фойе МХТ им. Чехова открывается выставка «Незабываемая Марина Голуб». В экспозиции будут представлены фотографии из семейного архива и музея МХАТ. ...
Читайте также


Читайте также

  • Анатолий Смелянский празднует юбилей

    В среду, 13 декабря, исполняется 75 лет историку театра, педагогу и автору книг Анатолию Смелянскому, чья жизнь последних сорока лет прочно связана с Московским Художественным театром. Со страниц «Театрала» Анатолия Мироновича поздравляют его коллеги. ...
  • В честь Маргариты Назаровой назвали цирк

    В Нижнем Новгороде, где прошли последние годы жизни Маргариты Назаровой (1926-2005), местному цирку присвоили имя этой легендарной дрессировщицы. На фасаде здания появилась металлическая табличка, а коллектив подготовил праздничный аттракцион. ...
  • В Малом театре готовится бенефис Василия Бочкарёва

    В честь 75-летия народного артиста России Василия Бочкарёва 17 декабря в Малом театре после окончания спектакля «Сердце не камень», где Василий Иванович играет главную роль, на сцену выйдут друзья и коллеги артиста – поприветствовать юбиляра. ...
  • Александр Калягин о Леониде Броневом: «Это был уникальный актер»

    В связи с уходом из жизни Леонида Броневого Союз театральных деятелей опубликовал соболезнования Александра Калягина.   Дорогие друзья, коллеги! Не стало Леонида Сергеевича Броневого, народного артиста СССР.   Он был совершенно уникальным, потрясающим актером, со своей нотой, интонацией, со своим стилем. ...
Читайте также