Нина Шацкая

«Я не соответствую критериям шоу-бизнеса»

 
Исполнительницу романсов, блестящую джазовую певицу Нину ШАЦКУЮ называют иконой стиля. Но оказывается, что основную часть своего гардероба певица подбирает сама – на собственный вкус…
– Нина, на ваших концертах всегда много молодежи. Получается, что и тихий жанр романса превращается в модное явление…

– Вы знаете, тут дело не в моде. Вот молодой человек тусуется, валяет дурака. Потом происходит серьезная история: человек влюбился. Или расстался с девушкой. Душа перестрадала, а стало быть, потрудилась. И она нуждается теперь в каком-то другом оформлении. Люди не чувствуют жанра за моим пением. Человек в этот момент не меня слушает. Он себя слушает. Поэтому, когда организаторы концертов мне советуют: «Нина, надо бы повеселее репертуар», – я отвечаю, что не надо повеселее. Если люди пришли слушать романсы и джаз, значит, они не нуждаются в безудержном хохоте, который предоставляет им шоу-бизнес. Для того чтобы встретиться с самим собой, заглянуть в свою душу, совершенно не обязательно скакать под электронную музыку…

– Вопрос, возможно, наивный, но все-таки… Многие вас считают иконой стиля. Одежда тоже помогает вам раскрыть свой внутренний мир или перед исполнительницей романсов такой задачи не ставится?

– Непростой вопрос… Долгое время так задача действительно не ставилась, поскольку, когда я начинала свой путь, времена были переменчивые. Кричащая мода девяностых совершенно не подходила моему жанру и амплуа, поэтому приходилось полагаться на собственный вкус. Покупала вещи в бутиках – в России и за рубежом, шила на заказ – в театральных мастерских и домах моды. Но так или иначе это были платья певицы, которая не гонится за модой, а ищет свой стиль в классике или ретро. Я и сегодня, как видите, не соответствую критериям шоу-бизнеса с его оголенными ногами, мини-юбками и шортами.

– А это, кстати, для публичного человека не опасно – идти вразрез с модой?

– Мой отец, который, к сожалению, рано ушел из жизни, всегда повторял: на сцене нет ничего важнее индивидуальности. То есть как ты музыку «чувствуешь», так ее и исполняй (папа руководил джазовым оркестром «Радуга»). То же самое и в одежде, и в твоем стиле жизни: не надо ни под кого подстраиваться, не надо подражать. Создавай свой собственный стиль и тебя заметят.

– Лично для вас существуют иконы стиля?

– Их много. Это, например, Ольга Кабо, с которой мы выпустили уже два поэтических спектакля – один по произведениям Ахматовой, второй – на темы Цветаевой. Или, скажем, восхитительная Елена Образцова, с которой меня однажды свела судьба.

– Дружили?

– Нет. Мы виделись всего три раза. Причем в первый раз это был порыв с ее стороны, которого я в ту пору не была достойна. Произошло все молниеносно. Я участвовала в концерте, посвященном памяти Владимира Высоцкого. Организаторами концерта являлись Борис Хмельницкий и Александр Панкратов-Черный. Меня пригласили в мужскую компанию, поскольку считалось, что Высоцкий любил джаз и романсы. У нас был европейский тур. Один из таких вечеров проходил в Петербурге. А поскольку Александр Панкратов-Черный и Боря Хмельницкий дружили с Еленой Образцовой, они пригласили оперную приму на концерт. Была такая прекрасная, замечательная атмосфера, и я посвящала Владимиру Высоцкому романс «Гори, гори моя звезда». А потом вдруг по окончании Елена Васильевна пришла ко мне за кулисы, сняла с пальца такое маленькое колечко и… подарила мне. Причем я до сих пор не верю своему счастью: между мной и оперной дивой – колоссальная пропасть. Но все-таки факт остается фактом – подарила.

И вот возвращаясь к вашему вопросу о стиле жизни… То как Елена Васильевна держалась, как деликатно и ненавязчиво интересовалась твоими успехами, как внимательно слушала собеседника – во всем, буквально в каждой мелочи, проявлялась порода. Рядом с ней спина становилась ровнее, потому что стиль – он не только в одежде… Образцова задавала планку.

– А одежда, сценический костюм могут ли «задавать планку»?

– Иногда так тоже бывает. Когда мы готовили ахматовский спектакль «Память о солнце», Ольга Кабо познакомила меня с замечательной художницей по костюмам Витой Севрюковой. Она придумала, например, платье с длинным шлейфом, как на знаменитом портрете Альтмана. И благодаря этому шлейфу можно не только дать намек на портрет Ахматовой, но и показать, обыграть целый ряд персонажей. Мне такой ход понравился (прежде мои выступления не были ведь столь театральными) и, едва мы приступили к цветаевскому спектаклю, я попросила Виту сделать мне шифоновые рукава немыслимой длины. Вита до сих пор удивляется, как мне удается управляться с этой тканью. А я просто почувствовала, что с помощью этих рукавов смогу показать множество образов – и цыганку, и испанку, и женщину с ребенком.

– Вы как Ермолова! Из подручных средств придумали целый театр.

– Мы недавно, кстати, рассуждали с мамой на эту тему. Она говорит, что я очень изменилась в последние годы. А у меня у самой ощущение, что я очень долго находилась в состоянии яйца, но только не могла из этой скорлупы выбраться. Училась в Петербурге, бегала по всем музеям и выставкам, ходила на концерты – словом, жадно поглощала знания, но ничего не могла дать взамен. И вдруг наконец это произошло: все что копилось десятилетиями, я смогла осмыслить и привнести в свое творчество – через отдельные штрихи, интонации, костюмы и прическу.

  • Нравится

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Анна Михайловская: «Всегда прислушиваюсь к себе»

    Анна МИХАЙЛОВСКАЯ – из тех актрис, для которых яркое сценическое обаяние в порядке вещей. Станиславский называл это качество «лучеиспусканием», полагая, что на такого артиста хочется смотреть, даже когда он молчит. ...
  • Любовь Толкалина: «В женщине есть обещание счастья»

    В новогодние праздники «Театрал» публикует лучшие материалы, вышедшие в 2017 году. Сегодня в нашей подборке беседа с актрисой Любовью Толкалиной о секретах женственности.   – Любовь, вы играете очень разных по характеру героинь, но все они потрясающе женственны. ...
  • Любовь Толкалина: «В женщине есть обещание счастья»

    Изящный стан, заразительный смех и солнце в глазах… Любовь Толкалина уже не раз становилась собеседником «Театрала». На этот раз мы решили ее расспросить о тайнах женственности.   – Любовь, вы играете очень разных по характеру героинь, но все они потрясающе женственны. ...
  • Вера Васильева: «К бриллиантам я равнодушна»

    Актриса, перешагнув определенный возрастной рубеж, наверное, имеет право на некоторые преференции. Она может нечасто играть спектакли и прибегать к помощи суфлера. Единственное, чего она не может себе позволить, так это выглядеть плохо, убеждена Вера ВАСИЛЬЕВА, которая и в 91 год остается ведущей актрисой Театра сатиры. ...
Читайте также