Марина Есипенко

«Артист и политика — вещи несовместимые»

 
30 июля свой юбилей празднует ведущая актриса Театра Вахтангова Марина Есипенко. О ближайших планах, о первом диске, который записала с супругом Олегом Митяевым и о том, зачем деятели культуры идут в политику, именинница рассказала «Театралу».
— С какими мыслями подходите к юбилею?
— С разными. Честно говоря, эта цифра со мной совершенно не сочетается. Это как-то странно и… смешно. Хотя у меня есть приятельницы, которым по семьдесят, которые говорят, что им — по 35. Ну, мне где-то 30 (смеется). Чувствую, что будет что-то особенное по тому, как старается муж. Приехали родственники, будет много гостей, друзей.

— А в театре отмечать будете?
— В театре сейчас отпуск, так что если что-то и будет, то уже по возвращению. А вообще я из тех, кто всю жизнь немножечко страдает из-за того, что день рождения летом. Особенно это заметно в детском возрасте, когда ты не можешь прийти в школу в день рождения, угостить всех конфетами и чтобы тебя поздравляли всем классом.

Но 19 октября в Доме актера будет мой первый творческий вечер. Надеюсь, что он пройдет с участием Олега Митяева, артистов театра, которых я очень люблю — Василия Ланового, Юлии Рутберг, Марии Ароновой, Юлии Борисовой, Людмилы Максаковой и других. Владимир Иванов будет режиссером, а Сергей Плотов напишет сценарий вечера. Не знаю, что получится, и очень переживаю. Но надеюсь, что все пройдет хорошо.

— Вы всю жизнь посвятили только одному театру — Театру Вахтангова. Неужели никогда не было мысли сменить место службы?
— У меня были приглашения в другие театры, но мысли категорически оставить Театр Вахтангова никогда в голову не приходили. У меня достаточно большой послужной список, 25 главных ролей. Я работала с такими режиссерами, как Петр Фоменко, Владимир Мирзоев, Римас Туминас, Григорий Дитятковский и многими другими. Это такое счастье! Меня всегда любили и уважали в театре. А когда берегут, уважают и любят, уходить не хочется.

— О вашей карьере говорят как об истории Золушки. Вы с этим согласны?
— Как на это посмотреть. Если говорить о том, что приехала девочка из провинции, поступила в Щукинское училище и стала одной из ведущих артисток Театра Вахтангова, таких золушек очень много (смеется). Так что в какой-то степени — да. Но ведь у Золушки какая была судьба — в нее влюбился принц, а дальше Золушка отдыхала. А я всю жизнь добивалась всего сама, без каких-либо покровителей и принцев.

— Сейчас вы довольны своим положением в театре? Пока многие артисты выстраиваются в очередь к Римасу Туминасу, вам уже удалось с ним поработать.
— Конечно, каждый артист хочет поработать с Туминасом. Мне это уже удалось дважды, и хотелось бы еще. Он — очень большой мастер, прекрасный, талантливейший режиссер и очень интересный человек. Но есть и такой момент, который происходит в биографии любой актрисы: не секрет, что драматурги в основном писали и пишут для молодых. И это нормально. Но когда ты переходишь в другую возрастную категорию, драматургии, как мне кажется, для тебя становится все меньше. Если раньше я играла принцесс, начиная с принцессы Турандот, то сейчас я играю королев, матерей принцев и принцесс. Так устроена наша жизнь, для молодых работы больше. Хотя многое зависит от трактовки. Недавно Владимир Мирзоев мне сказал, что он хочет поставить «Ромео и Джульетту», но — с артистами за 50. Это может быть очень интересно. Конечно, хотелось бы быть востребованной в театре больше, но я как-то убедила себя, что надо радоваться тому, что есть. Значит, больше времени буду уделять семье, кино, озвучанию.

— Но премьера у вас в новом сезоне будет?
— Да. Хотя я человек суеверный и боюсь сглазить. Но мы уже начали репетировать достаточно известную пьесу американского автора. Могу сказать одно: там участвуют пять артистов: Юлия Рутберг, Ольга Чиповская, Елена Сотникова, Юрий Красков и я. И, надеюсь, в конце ноября что-то на эту тему у нас случится.

— А в кино есть новые контракты? 
— Буквально в июне-начале июля по телевидению шел сериал «Все только начинается» и четырехсерийный фильм «Деревенщина». Поскольку летом все процессы замирают, плюс сейчас у нас в целом все не очень хорошо с кино, ровно как и с хорошими сценариями. Но постепенно в этой сфере все налаживается, так что, надеюсь, с нового сезона начнет что-то происходить.

— При этом в кино вас часто видели в роли стервы…
— В каждой женщине есть стерва. Другое дело, в каком процентном соотношении и как часто она включается.

— Но душа просит других ролей?
—  В свое время я мечтала сыграть и Джульетту, и Настасью Филипповну, Раневскую, Аркадину, благо время еще есть. Хотелось бы играть хорошую классику. Островского, Чехова, Шекспира, Толстого. Душа просит хорошей драматургии. 

Хотя я очень люблю экспериментировать и с удовольствием бы сыграла в водевиле, комедии. Люблю фантастику.

— А экспериментальный театр? Последнее время кипят не театральные страсти, слетают директора…
— Я не буду называть фамилии режиссеров, которые вызывают у меня недоумение. Когда это искусство, когда мы, выходя на сцену или ставя спектакль, пробуждаем положительные чувства или эмоции… В конце концов, когда зритель выходит из театра не изумленный матом или извращениями на сцене, а все-таки переваривая то, что хотели сказать автор и режиссер, я — за такой эксперимент. Но если режиссер ставит первостепенной задачей все перевернуть с ног на голову, лишь бы был скандал и на спектакль пришла толпа народу, которому, как они говорят, «все равно, что хавать», я с этим категорически не согласна. У нас очень умный зритель, тонкий и все понимающий. На мой взгляд, наша профессия — сеять разумное, доброе и вечное.

— А что делать, если на такой экспериментальный спектакль придет человек, который вообще никогда не был в театре? Он ведь больше не вернется в зрительный зал…
— Со своей стороны я вижу только один способ бороться: не участвовать в «чернухе». А зрителям могу посоветовать не судить обо всем театральном искусстве по одному спектаклю. Всегда есть выбор, масса постановок разной режиссуры, которая может стать не только ложкой дегтя, но и бальзамом для души.

— В то же время, в искусстве есть еще одна тенденция: деятели культуры все чаще становятся связанными с политикой…
— Мы все граждане своего государства, вне зависимости от профессии. Но, на мой взгляд, артист, особенно популярный, в ответе за умы и эмоции нашей многомилионной страны. Надо быть очень осторожным, потому что отчасти мы можем влиять на мнение людей. Лично я всегда была вне политики, и, даст Бог, ничто меня не заставит идти по этой дороге, хотя в жизни бывает всякое. Мне кажется, что артист и политика — вещи несовместимые. И если артист идет в политику видимо, он перестал реализовываться в своей профессии и ищет эту реализацию в другой. Политика — такой же наркотик, как и театр. И если у кого-то получается идти по этой стезе и поставлены благие цели помочь своему народу, хотя почти всегда это заканчивается печально, — это одно. Но если во главу угла ставятся цели обогатиться самому... Честно говоря, я не очень верю, что в политике могут быть честные отношения. Чаще всего человек вынужден подстраиваться, прогибаться, чтобы подняться по карьерной лестнице. А когда поднимется, начинает мстить за то, что ему когда-то приходилось перед кем-то унижаться и идти на компромисс. Все это — служение. Я же хочу служить только прекрасному.

— Тогда давайте вернемся к прекрасному. Каково это — быть женой известного музыканта?
— «Как здорово...» Конкретно этого музыканта, автора и исполнителя своих песен Олега Митяева — прекрасно, у меня самый лучший муж на свете, мне очень повезло (смеется).

— А творческих споров не возникает?
— Все-таки мы работаем в разных направлениях. Он — бард, и если бы я тоже была бардом, то не знаю, как бы себя чувствовала. Олег прекрасно понимает, что требует от меня моя профессия, я прекрасно знаю, что требует от него его. Мы понимаем друг друга, и это замечательно. И потом, я — самая большая его поклонница (смеется). Бывают, конечно, какие-то творческие споры. То он мне может сказать что-то про спектакль, но очень мягко. Мне его мнение очень важно. Я бываю гораздо резче. А поскольку часто являюсь самым первым слушателем, то могу чуть-чуть где-то что-то осторожно посоветовать. Но все равно поэты, на которых снисходит озарение, которое они потом воспроизводят на бумаге — для меня это что-то запредельное, непонятное и необъяснимое. Поэтому он всегда все делает по-своему и вмешиваться в этот процесс — не дай Бог.

— Но диск с его песнями вы все-таки записали…
— Да, это была долгая работа, практически три года мы к нему подбирались, и в этом году диск «В Александровском саду» вышел. Я записала 15 песен, две из них — как раз для фильма «Александровский сад», в котором я снималась. Это замечательно, что Олег иногда пишет для кино. 

— В день рождения обычно желают друг другу счастья. Что это для вас?
— Счастье — очень объемное понятие. В каждый период жизни это что-то разное. Когда я была маленькой, счастьем было, что мама пораньше пришла домой с работы. Счастье, когда покупали конфеты, потому что они нам доставались редко. В Сибири, а я родилась в Омске, было счастье, когда мама с сорокаградусного мороза приносила мандарин или апельсин — ей кто-то подарил из пациентов (она работала медсестрой).

Потом, когда я стала заниматься театром, счастьем было бежать каждый день на репетиции. Когда меня приняли в театр и мне поручили роль принцессы Турандот и многие другие, и я играла их, это было счастьем. Когда появилась семья, счастьем стал мой муж. Потом моя дочь. Потом я поняла, что счастье — когда у них все хорошо, когда дочь не болеет, когда мы все дома. В то же время, я не представляю жизни без своей работы. И счастье — это любовь зрителей, их восторженные глаза, когда идешь тихонько после спектакля и видишь их.

В момент нашей непростой жизни я думаю — какое счастье, когда живы родители, когда нет войны и люди бессмысленно не гибнут. Потому что то, что происходит сейчас — это безумие. Сегодня я слышала, как один священник сказал о ситуации на Украине, что если мы не можем любить, то должны хотя бы терпеть друг друга. Но без любви не может существовать ничего, Бог есть любовь. Счастье — любить и быть любимым.

Однажды я сказала тост — за любовь и ее последствия. И Алла Петровна Парфаньяк, жена нашего худрука Михаила Ульянова, засмеялась. А я была молодой артисткой и мне впервые поручили сказать тост в такой важной и знаменитой компании, я смутилась и добавила: я имела ввиду детей! А еще важно, чтобы природа- мать, которая нас терпит, терпела и дальше, не наказывала стихиями и бедствиями. Хотя я понимаю, что мы во многом этого заслужили. 
  • Нравится

Самое читаемое

  • «Это путь к гибели театра»

    Юрий Бутусов разделяет тревогу Константина Райкина по поводу строительства нового здания Российского государственного театра «Сатирикон». Об этом режиссер сказал «Театралу» во вторник, 14 ноября, комментируя заявление, которое худрук «Сатирикона» сделал накануне вечером. ...
  • Александр Калягин: «Нас хотят выкинуть за обочину общественной жизни»

    Вечером в среду, 8 ноября, в СТД завершилось заседание, на котором Александр Калягин, худруки и директора столичных театров (в их числе Алексей Бородин, Олег Табаков, Марк Захаров, Кама Гинкас, Мария Ревякина, Евгений Писарев) призвали пересмотреть законы, регулирующие творческие процессы. ...
  • «Развернута кампания по дискредитации культурной сферы»

    В среду, 8 ноября, состоялась большое чрезвычайное заседание расширенного секретариата Союза театральных  деятелей, об итогах  которого руководство СТД  сообщило на пресс-конференции. Председатель СТД Александр Калягин так объяснил собравшимся журналистам  важность сегодняшней встречи: «Речь идет о человеческом достоинстве, речь идет о личностях, речь идет о страхе, речь идет о том, что правомерно и неправомерно». ...
  • «Я несколько лет жизни потерял на этом судебном заседании»

    Целый ряд существенных заявлений, которые 8 ноября Александр Калягин сделал на чрезвычайном заседании СТД, касались прежде всего несовершенства правовой системы. По мнению председателя Союза, в стране развернута «кампания по дискредитации культурной сферы», которая «ведется по нескольким направлениям». ...
Читайте также


Читайте также

  • Дмитрий Хворостовский: «Красивый голос – это только аванс»

    После двух с половиной лет борьбы с тяжелым заболеванием Дмитрий Хворостовский ушел из жизни в ночь на 22 ноября на 56-м году жизни. В память о выдающемся баритоне, чей талант вызывал восторг и согревал сердца, хочется напомнить интервью артиста «Театралу». ...
  • Эймунтас Някрошюс: «Надо ценить ежедневную жизнь»

    Во вторник, 21 ноября, Эймунтас Някрошюс отмечает 65-летие. По случаю юбилея «Театрал» приводит фрагаменты интервью режиссера нашему изданию.   О судьбе …Мне действительно повезло. Как-то все совпало. Как, бывает, выигрываешь в лотерее. ...
  • «Аморальность политиков – вот что особенно опасно»

    Вечером в понедельник, 20 ноября, в Театре им. Вахтангова пройдет вечер памяти народного артиста СССР Михаила Ульянова. Впрочем, вспоминают его не только в родном театре. Союз театральных деятелей, например, подготовил большую фотовыставку в память о своем экс-председателе (1986-1996). ...
  • «Ощущение, что прошла целая вечность»

    18 ноября 90 лет со дня рождения Эльдара Рязанова. О дружбе и сотрудничестве с замечательным кинорежиссером «Театралу» рассказала Светлана НЕМОЛЯЕВА.   – Светлана Владимировна, 18 ноября для рязановских артистов день особенный. ...
Читайте также