Марина Могилевская

«Мой мужчина на подходе»

 
Марина Могилевская хорошо знакома зрителям по сериалам «Марш Турецкого», «Каменская», «Московские окна» и другим. За роль в фильме «Репортаж» актриса получила приз за лучшую женскую роль на кинофестивале «Стожары». По ее сценарию снят фильм «Когда ее совсем не ждешь», в котором Марина сама сыграла главную роль. Последнее время ее имя регулярно появляется на театральных афишах – возвращение на сцену не случайно, ведь начинала Марина Могилевская как актриса театральная. Вот и сейчас она готовится к премьере – репетирует роль леди Гамильтон в пьесе Теренса Рэтигана «Леди и Адмирал», которую ставит Леонид Кулагин.
Мы встретились сразу после репетиции, и с первых минут общения стало ясно – передо мной умный и открытый собеседник. Никакого позерства и игры на публику. Все в ее поведении просто и естественно. И на вопросы для журнала «Театрал» Марина отвечала искренне, доверяя читателям самое сокровенное.

– Марина, как проходит ваше слияние с образом Эммы Гамильтон?

– Это та роль, о которой мечтает любая актриса, потому что материал колоссальный. И вообще тема любви Нельсона и леди Гамильтон – это совершенно легендарная история. Вы знаете, сегодня, к сожалению, не так много пьес о великих страстях, о настоящих чувствах. Таких глубоких и таких человеческих историй мне не попадалось за многие годы работы. Хотя начинала я как раз с хорошей драматургии, когда работала в Киеве, в Театре русской драмы им. Леси Украинки. Это замечательный театр, и я могу сказать, что он замечательный своей «провинциальностью».

– На нас киевляне не обидятся за «провинциальность»?

– Нет, я думаю, не обидятся. Потому что это в хорошем смысле слова. Просто когда я работала в Киеве, туда еще не докатилась волна дешевеньких пьес на потребу. А в Москве этот бум уже был. Это было зарождение антрепризы: три стула, две звезды и, собственно, всё. А дальше всё не важно. А в нашем театре мы играли только хорошие пьесы, только классику, и отношение к театру там такое, знаете, очень трепетное. А в Москве я работала только в антрепризах, и мне ужасно не хватало этого ощущения театрального дома. Потому что, несмотря на какие-то интриги, проблемы, соперничество, непростую атмосферу в любом театре, все равно есть ощущение дома, в который ты приходишь, пусть не всегда в простую ситуацию, но это твой дом.

– Вы сразу согласились сыграть в спектакле «Леди и Адмирал»?

– Да, и знаете, я так рада! Я давно так не репетировала: чтобы не спать ночами, чтобы просыпаться от каких-то идей, чтобы бежать, лететь на репетицию, чтобы поделиться чем-то новым. Это счастье. И я так по этому соскучилась.

– Глядя на вас, сразу видно, что вы испытываете полное удовлетворение от работы. Вы просто светитесь счастьем. Говорите о работе, а в глазах такой азартный огонь.

– Заметно, да? Хотя репетиция тяжелейшая, с десяти утра до трех дня я нахожусь на сцене, и все – на разрыв аорты. С первой секунды до последней. Но я ухожу с репетиции не усталая, а окрыленная.

– А кино классическое американское видели? «Леди Гамильтон»?

– Конечно. Но у нас это вообще другая история, не имеющая ничего общего с фильмом. Я специально пересмотрела фильм, когда согласилась играть леди Гамильтон, думала что-то для себя почерпнуть. И поняла, что это невозможно. Потому что у нас все совершенно о другом.

– А чисто внешне не боитесь сравнения с Вивьен Ли?

– Нет, я давно не боюсь никаких сравнений. Прекрасно знаю, что ко мне можно относиться как угодно. Для меня гораздо важнее то, что я сама о себе думаю. Меня это больше беспокоит, чем что-то, что обо мне подумает кто-то другой.

– Марина, поскольку вы играете историю о великой любви, позвольте спросить у вас (а не у леди Гамильтон) – вы уже встретили свою великую любовь?

– Есть такое замечательное выражение, я уже не помню, кто это сказал: «У меня всю жизнь великая любовь, только объекты меняются» (смеется), вот это, видимо, про меня… Потому что я, наверное, так устроена – для меня простые, какие-то поверхностные взаимоотношения неприемлемы, невозможны в принципе. Я такой человек. Если испытываю какое-то чувство, то я целиком там. Я не влюбчивый человек. И у меня вот таких великих ощущений было немного в жизни, но если они были, то до глубины души. И я полностью подчиняюсь этому чувству. Не знаю, хорошо ли это, но у меня это так.

– А первую свою любовь помните?

– Помню, конечно. Первая любовь у меня случилась в 18 лет.

– Поздновато что-то для первой любви.

– Да, вы знаете, я вообще поздняя. В 17 лет первый раз поцеловалась.

– Интересно получается, сначала поцеловались, потом влюбились. Зачем же целовались без любви?

– (Смеется.) Вы знаете, хотелось поцеловаться, потому что понимала, что пора. Все сверстницы уже были в каких-то романах и чувствах, а я нет. Моя мама воспитывала меня одна. Она преподавала в школе немецкий язык и историю, а я была такой учительской дочкой, правильная, отличница. Я ходила на музыку, на плавание, на гимнастику, занималась в художественной школе, английским языком, немецким. Поэтому мне было просто некогда. И когда я уже окончила школу, то поняла, что надо срочно найти объект хотя бы для поцелуя. И нашла. Признаюсь честно, что в момент поцелуя я отчего-то потеряла сознание. Наверное, случилось эмоциональное помутнение в мозгах.

– Да уж, действительно непредсказуемая реакция. Ну, объект для первого поцелуя, вы нашли, надеюсь достойный?

– Это был мальчик на несколько лет старше меня, который учился в ПТУ. Он мне понравился какой-то своей внутренней свободой. В нем было, наверное, то, чего мне недоставало. Потому что он ходил на дискотеки, пил пиво, ругался матом. И для меня это был эталон настоящего мужчины. Вот, наверное, этим он мой интерес и завоевал. Но мы с ним больше не встречались. Потому что мне было жутко стыдно, что я так отреагировала на поцелуй. Он, наверное, решил, что я какая-то ненормальная. И больше мы не виделись.

– А в 18 лет пришла серьезная любовь, которая на всю жизнь?

– Ну, нам всегда кажется, что на всю жизнь. (Смеется.) Дело в том, что, собственно, это была любовь, которая в каком-то смысле перевернула всю мою жизнь, потому что в 18 лет, не поступив в МГИМО, я влюбилась и, бросив все, уехала вслед за любимым в Киев, где прожила 10 лет. Так что в каком-то смысле первая любовь определила мою жизнь. И актрисой я стала, потому что в Киеве совершенно случайно оказалась на кинопробах, и меня утвердили на главную роль. Таким образом, я попала в профессию. Так что любовь стала для меня судьбоносной.

– Это муж приобщил вас к гончарному делу? Я знаю, что вы на досуге любите создавать что-то своими руками.

– Что-то придумывать и создавать я любила еще с детства. Может, потому что материально нам с мамой жилось непросто и мне пришлось научиться шить, вязать. Не было другого выхода. При этом я всегда была одета лучше всех в классе. Говорю это без ложной скромности. Все шила сама по модным журналам, поэтому у меня были самые оригинальные вещи. Я вязала шикарные свитера, которые моя мама, кстати, носит до сих пор.

– Своим любимым мужчинам вяжете шарфики, свитера?

– (Смеется.) Да, вяжу. И шарфики, и свитера, когда как. Вот свитер недавно связала, роскошный белый. Хотя, как «недавно»? Вообще-то давно, два года назад…

– А сейчас для кого-то вяжете?

– Нет, не вяжу. Потому что не для кого.

– Не может быть! Я вам не верю. Вы такая роскошная женщина.

– Однако это так. Может быть, в этом моя проблема.

– Капризничаете при выборе мужчины?

– Вы знаете, у меня было достаточно опыта совместной жизни с мужчинами, и их всех объединяло одно – у меня не было ни одного неталантливого мужчины и неумного. Наверное, это то качество, которое я очень ценю и за которое могу полюбить. Все остальное не имеет значения. Ни количество денег, ни дело, которым человек занимается. Это может быть абсолютно не связано с творчеством, не важно. Для меня важно, чтобы мужчина был талантлив в своем деле. Чтобы он был увлечен этим. Понимаете, я не люблю легковесных мужчин.

Раньше, когда я была замужем, я была просто отвратительная в совместной жизни. Это я признаю. И слава Богу. Потому что я очень изменилась.

– В чем выражалась эта противность? Вы что, заставляли своего мужа постоянно вами восхищаться?

– Нет (Смеется.), вот этого мне абсолютно не надо! Единственное, что я делала, – позволяла себе выплескивать дома накопившиеся эмоции. Чего делать абсолютно нельзя. Теперь я этого не делаю. Поэтому считаю, что сейчас я настолько готова к правильной совместной жизни, что осталось только найти объект.

– Эй, мужчины, где вы?

– Я не знаю. Не знаю. Но у меня всегда был принцип, лучше я буду одна, чем с кем попало. И могу сказать, что это ужасно тяжело. Я человек семейный и люблю отдавать. Для меня смысл жизни в этом. Это приносит мне стимул что-то делать, к чему-то стремиться, чего-то добиваться. Для того чтобы отдать любимому человеку.

– Сколько планируете иметь детей?

– Да сколько будет. Только надо торопиться, годы-то поджимают, а я все ищу. Я уже даже начинаю по этому поводу волноваться, потому что понимаю, что время уходит.

– Не страшно, сейчас и в пятьдесят рожают. Главное найти на роль отца хорошего мужчину.

– Вот в том-то и дело. Поскольку я сама без отца выросла, я знаю, что это так неправильно для ребенка. И могу сказать, что все мои проблемы с мужчинами, которые были в начале моего становления как женщины, это только потому, что я не видела нормальной семьи. И я не знала, как женщина должна себя вести с мужчиной в семье. Я никогда этого не наблюдала. И мне пришлось пройти огромный путь самой для того, чтобы понять, как это должно быть. Вот я его прошла. А теперь? Осталось применить.

– Пока нет любимого мужчины, остается найти этому применение на сцене и в кино.

– Я так и делаю. Поэтому я благодарна, когда для этого есть материал. А это такая редкость, к сожалению. Вот я сейчас в этом спектакле выливаю все, что у меня накопилось. И это такое счастье. Почему я и летаю после репетиции.

– В партнера по спектаклю не влюбились?

– Вы знаете, у меня на партнеров какое-то внутреннее табу с молодости. Если меня связывает что-то большее, чем партнерские отношения, мне тяжело работать. Это исключено. Для меня мои партнеры не мужчины, а коллеги.

– Может, на съемочной площадке происходит что-то такое, отчего их героизм меркнет и они, как мужчины, падают в ваших глазах?

– Нет. Разные есть актеры, и разные есть ситуации. Просто если я отдаюсь чувствам на работе, то тогда теряю процесс. Но спасибо за совет, я подумаю. Может, правда не надо искать мужчину где-то далеко и стоит присмотреться к коллегам. Откровенно говоря, я верю, что мой мужчина где-то на подходе.

– Марина, я прочитала, что для вас очень большое значение имеют запахи, парфюмерия. И что для каждой новой роли, т.е. для каждого своего персонажа, вы подбираете новые духи. Это правда или очередная журналистская байка?

– Да, это так. Правда, не к каждой роли. Я считаю, запах – это очень важная часть представления о человеке. Иногда, не зная человека, по запаху можно понять, твой он человек или нет.

– Тогда скажите, какой запах вы подобрали для леди Гамильтон?

– Вы знаете, сейчас вы заставили меня задуматься. Я об этом еще не думала. Но вот сейчас для себя сформулировала. Никаких парфюмов. Знаете, на ней вообще не должно быть парфюма.

– Почему?

– А потому что она должна пахнуть женщиной. В моем понимании это настоящая женщина, которая знала, что такое любовь. Поэтому я даже не представляю, чтобы она пахла каким-то искусственным запахом. Мне кажется, она должна пахнуть женщиной. Это будет запах женщины. Понимаете? Я вообще считаю, что предназначение женщины, по большому счету, это любить. Мы для этого созданы, для этого посланы на эту землю. Наше предназначение – это гармония. А гармония – это любовь. Пытаясь компенсировать недостаток любви в своей жизни, мы придумываем миллион занятий, «пашем», как лошади. На самом деле вся эта энергия должна отдаваться любви.



  • Нравится


Самое читаемое

  • Ушла из жизни актриса МТЮЗа Наталья Корчагина

    Московский ТЮЗ сообщил трагическое известие: 5 ноября скончалась ведущая актриса театра, заслуженная артистка России Наталья Корчагина. О времени и месте прощания пока не сообщается. Актрисе было 70 лет. Творческий путь она начала в 1971 году в Казанском БДТ им. ...
  • В Мещанском суде Москвы рассматривают уголовное дело «Седьмой студии»

    В среду, 7 ноября, в Мещанском суде Москвы рассматривается уголовное дело «Седьмой студии». Корреспонденты «Театрала» передают с места событий.  Заседание было назначено на 9.30, фигуранты дела уже прибыли, но заседание еще не началось. ...
  • «Куда ни глянь, везде одна глупость»

    Для переезда в историческое здание на Чистых прудах «Современник» готовит премьеру спектакля «Дюма» по пьесе Ивана Охлобыстина. Этот материал предложил для постановки Михаил Ефремов, который сам при этом выступит режиссером. ...
  • Диана Вишнева провела открытый мастер-класс

    В воскресенье, 11 ноября, прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнева впервые в своей творческой карьере провела большой мастер-класс «Наследие классического балета» в студии Context Pro в Санкт-Петербурге.   «Диана Вишнева впервые проведет мастер-класс «Наследие классического танца» в формате открытой репетиции на примере одной из самых известных вариаций классического репертуара — Маши из балета «Щелкунчик» (третий акт) в постановке Василия Ивановича Вайнонена», — цитирует РИА сообщение пресс-службы студии. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Куда ни глянь, везде одна глупость»

    Для переезда в историческое здание на Чистых прудах «Современник» готовит премьеру спектакля «Дюма» по пьесе Ивана Охлобыстина. Этот материал предложил для постановки Михаил Ефремов, который сам при этом выступит режиссером. ...
  • «Не всё что делается, мне понятно…»

    2019 год станет в России Годом театра. Практика этих посвящений нравится не всем, скептики есть всегда. Мне приходится довольно много летать, и в самолетах я слышу, помимо привычных слов о погоде и температуре за бортом: «Этот год указом президента Российской Федерации объявлен Годом кино», например. ...
  • «Роли находят меня быстрее, чем я их»

    Вечером в субботу, 27 октября, в Театре Пушкина состоится премьера Анатолия Шульева «Гедда Габлер». Классический сюжет Генрика Ибсена рассказывает о дочери генерала, жизнь которой резко изменилась со смертью отца. ...
  • Мария Ревякина: «Мы продали 4500 билетов за короткий срок»

    От чего зависит успех театра? От громких премьер? От оригинальности художественной программы? От наличия в труппе звездных имен? От удобного местоположения? Можно перечислить и множество других слагаемых, но есть еще один немаловажный аспект: любой спектакль, как творческий продукт, должен найти своего потребителя. ...
Читайте также