А судьи кто?

В РАМТе вспомнили Нюрнбергский процесс

 
От прямолинейности политического театра – «вот я сейчас встану на табуретку и скажу правду» – Алексей Бородин отказался. Но задумал и сделал «Нюрнберг» в комплекте с масштабной образовательной программой. На протяжении сезона в РАМТе проводят лекции и дискуссии, где выносят на обсуждение вопрос безответственности конформистского большинства и личной ответственности каждого.
«Наша вина не в том, что мы знали обо всем, что творит Гитлер, а в том, что мы не хотели этого знать», – говорит Эрнст Яннинг (Илья Исаев), «последний великий юрист Германии» и составитель Веймарской конституции. Он единственный из 16 подсудимых признал свою вину на Нюрнбергском процессе 1947 года. «Суд над судьями» – теми, кто перевел в «правовое русло» террор верховной власти Третьего рейха, приняв законы о поражении в правах оппозиционеров, католиков, евреев и прочих политически неблагонадежных и «расово неполноценных» граждан, – американские власти вели в период, когда между бывшими союзниками, США и СССР, уже начиналась холодная война. Международный трибунал уже разобрался с главными нацистскими преступниками, а до их пособников, которые тысячами подписывали смертные приговоры и отправляли людей на принудительную стерилизацию, никому не было дела.

Судебные прения за кружкой пива


Германия старательно и стремительно забывала о своем недавнем прошлом, пытаясь сохранить остатки национального достоинства, и жадно наслаждалась мирной жизнью. И в спектакле Бородина она гудит в многолюдных бюргерских пивных, поет и танцует в кабаре, где немецкую военную элиту сменила американская, ужинает в ресторанах, где между столиками снуют кельнеры в красных фартуках и между делом – под пиво и живую музыку – идут судебные слушания.

Пространство «Нюрнберга» с массивной мебелью и стеновыми панелями из темного дерева, хоть и повторяет интерьер Нюрнбергского суда, имеет мало общего с залом заседаний: оно трансформируется из одного развлекательного заведения в другое. Здесь шумно празднуют «день дурака», в рубищах, скованные одной цепью, исполняют духоподъемные оперные арии, а затем и фривольные эстрадные номера с мужской «обнаженкой».

Происходит постоянная смена «кинематографических» планов. Процесс «выходит в город» – и автоматически распространяется на всех, касается каждого. Но, очевидно, никто не считает нужным это замечать, равно как и вспоминать, что принимали правила игры в исключительную нацию, приветствовали присоединение территорий без единого выстрела, начиная с родственной Австрии, и верили в фюрера. Впрочем, как замечает адвокат (Евгений Редько), Гитлеру потворствовали многие: и Сталин с пактом о ненападении, и американские военные промышленники, и сам Папа Римский.

Понятие «справедливость» – вне политики


Обвиняемые отвечают на вопросы, не переставая жевать и не отрываясь от пивной кружки. В отличие от подавленного и молчаливого коллеги Эрнста Янинга, который наливает себе за барной стойкой, юристы ощущают себя вполне уверенно, комфортно и не признают вину, более того, оправдывают свои действия противостоянием «восточной угрозе»: «Мы были оплотом в борьбе с большевиками и оставались столпом западной культуры. И этот бастион, этот оплот, которым являлась и является ныне Германия, Запад должен сохранить». Американское командование во главе с президентом Трумэном это понимает и ставит свои геополитические интересы выше представлений о справедливости. Обвинителю и судье дают понять – Штатам, чтобы не потерять Германию, нужны оправдательный приговор и сворачивание показательных судебных процессов.

Впрочем, «русская угроза», о которой сегодня настойчиво твердит Америка и Евросоюз, в «Нюрнберге» – не главное, как бы ни перекликались политические мотивы «противостояния». Бородина интересует, скорее, вопрос личного выбора, а он, очевидно, был: свидетелем по делу проходит судья, который сразу понял, что не будет штамповать смертные приговоры, и вышел из игры. Это право было у каждого, но никто из обвиняемых им не воспользовался. Принципам они решили предпочесть даже не «самосохранение», а влияние и положение, возможность находиться при власти. Сдерживать преступную власть? Вряд ли кто-то всерьез рассчитывал и пытался. Эрнст Янинг все это признает, но попытку публичного покаяния – и это самый острый момент спектакля – «срывает» толпа, буквально встает на пути и оттесняет, не дает докричаться. Большинство предпочитает не думать и утверждать «мы ничего не знали», но Нюрнбергский процесс поделил ответственность на всех.

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • Голая правда

    Новый спектакль «Гоголь-центра» взбудоражил публику и прессу задолго до первых показов, когда стало известно, что в нем участвуют Сати Спивакова, Константин Богомолов и около двадцати обнаженных перформеров. Театр же позиционировал свою премьеру, как запоздалое пришествие на отечественную сцену немецкого драматурга Хайнера Мюллера, которого у нас хоть и ставили, но весьма эпизодически, тогда как в Европе он был одной из знаковых театральных фигур конца прошлого века, а в 90-е возглавлял «Берлинер Ансамбль». ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Дмитрий Крымов проведет мастер-класс в Петербурге

    Художник Дмитрий Крымов принял предложение Мастерской Современного Театра провести мастер-класс (28 и 29 октября), посвященный извечной теме театрального искусства «Замысел и его воплощение». «Как рождаются шедевры на сцене? Как подобрать тот самый ключик образного языка, который будет вскрывать смысл пьесы и затрагивать душу зрителя? Мастер-класс Дмитрия Крымова не дает ответы на все вопросы, но позволяет прийти к самостоятельным выводам экспериментальным путем», – говорится в аннотации на странице Мастерской Современного Театра в Вконтакте. ...
  • «Ленком» готовит премьеру последнего спектакля Марка Захарова

    Творческая команда «Ленкома» продолжает работу над спектаклем «Капкан» по произведениям Владимира Сорокина, который не успел закончить Марк Захаров. Первоначально премьера намечалась на 2 декабря. Эту дату дирекция «Ленкома» решила не менять. ...
  • Театр «Практика» обратился к польской драматургии

    Театр «Практика» готовится представить премьеру спектакля «У нас все хорошо» по пьесе польского драматурга Дороты Масловской. Над постановкой работают артисты театра «Июльансамбль» под руководством молодого режиссера Ивана Комарова, известного работами «Баал» и «Абюьз» в Центре им. ...
  • Театр Ленсовета представит просветительский проект «Связь времен»

    Премьера «Гоголь и К°», первый вечер литературно-просветительского проекта «Связь времен», состоится 18 октября на Малой сцене Театра им. Ленсовета. По замыслу авторов, проект, который будет проходить в формате читок, соединит в себе классическую и современную литертуру. ...
Читайте также