Судить иль не судить?..

 
В нашем нескучном отечестве жизнь без борьбы – не жизнь. Во все времена и при всех режимах было принято с кем-то и с чем-то бороться. Это у нас такая национальная забава – судить, даже если невинны, осуждать, даже если не видели... Столетия летят, а ничего не меняется. Недавно какие-то деятели из Государственной думы, считающие себя представителями народа, решительно осудили спектакль, который не видели. И призвали оградить народ от этого непатриотичного зрелища. А другие деятели, которые якобы из народа, ворвались на сцену и попытались сорвать спектакль, который, по их мнению, что-то оскверняет и чему-то не соответствует... Сообщения о подобной борьбе то с искажением классики, то с нарушением моральных норм, то с покушением на религиозные устои... звучат все чаще из разных уголков страны, считающей себя цивилизованной. И раз за разом, год за годом, век за веком творческие натуры, не умеющие ходить строем и не желающие петь хором, вынуждены отстаивать свое право на собственное видение мира, искусства и классики. На собственный стиль. И на свое прочтение...

В свое время современники за что-то осуждали Пушкина, Достоевского, Толстого, Горького, Булгакова, Набокова, Станиславского, Вахтангова, Ефремова, Любимова... Имена тех современников сегодня никто не знает и никто не помнит. Как и имена тех представителей народа или представителей власти, которые осуждали или поучали. Они ушли в небытие, а осуждаемые стали классикой.

Причудливые формы осуждений не обошли стороной и нас. В редакцию то и дело долетают мнения возмущенных сограждан, не понимающих, почему мы написали о премьере, не достойной внимания «приличных людей». Или почему не написали о достойной премьере. Нас осуждают за то, что в номинацию на нашу премию «Звезда Театрала» не попал такой-то достойный режиссер, актер или спектакль... И за то, что попал такой-то – не очень достойный... А мы, выслушивая эти мнения, руководящие и не очень, стараемся не отвечать. Не заводиться. И не реагировать. Лишь изредка напоминаем, что всех номинантов на «Звезду» предлагают зрители, выбирают зрители и награждают зрители. Любить или не любить этих номинантов и лауреатов каждый решает сам. Как и героев наших публикаций, к которым мы относимся с уважением даже тогда, когда их критикуем. И пишем о них с пониманием даже тогда, когда не разделяем их творческих или политических взглядов. Наша задача – показать, рассказать и дать возможность высказаться. А понять или не понять, осудить или оценить – это уже ваше право. И ваш выбор.

Почему российская публика недолюбливает экспериментов над классикой?


Павел Каплевич, сценограф:
– А кто вам сказал, что публика это недолюбливает? Хожу в театры часто и еще не видел, чтобы к концу действия зал опустел. Другое дело, что если режиссер ставит классику, то негативных откликов ему действительно не избежать (у каждого ведь свой Чехов, свой Пушкин). В современных условиях постдраматического театра ни одна постановка без эксперимента невозможна. Важно понимать, что давным-давно изменилось время, поменялись формы режиссерского высказывания. Вон тот же «Идеальный муж» Богомолова – это сплошной PR. А зрители, видимо, ждут нечто друе.

Светлана Аманова, актриса Малого театра:
– Классика – это слишком хрестоматийная вещь. И если в руках режиссера она меняется, то зрителей подчас охватывает оторопь (тут все зависит от такта самого режиссера). Мне кажется, что эта черта превозносить классику присуща прежде всего русскому театру, поскольку долгое время наша страна была литературоцентристской. И формулу «театр = литература» люди давно считают единственно верной. Тут дело даже не в зрителях: так устроена жизнь.
  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

Читайте также