«Где куклы так похожи на людей...»

Главный режиссер Театра кукол им. Образцова провел экскурсию для читателей «Театрала»

 
Закрепилось понятие «театр-бренд». Обширный репертуар, десяток кассовых названий, спектакли для семейного просмотра, общедоступность. После того, как не стало Сергея Владимировича Образцова, театр долгое время шел по этому пути. «Необыкновенный концерт» и «Божественная комедия», «Волшебная лампа Аладдина» и «По щучьему веленью» не одно десятилетие украшают репертуар …
Но вдруг началось движение – о театре заговорили эксперты и критики, он не только получил «Золотые маски» и «Гвоздь сезона», но и завоевал внимание активных зрителей (о чем свидетельствуют отклики, поступающие на форум премии «Звезда Театрала»). Так что же там происходит?.. С этим вопросом мы отправились за кулисы Театра Образцова.

«Обращайтесь ко мне на «ты».


– Вы к главному режиссеру? – охранник на входе долго рассматривает редакционные удостоверения. – Раньше к нам журналисты нечасто ходили, а теперь просто один за другим…

– А почему так происходит, не скажете? – поинтересовались мы.

– Понятия не имею. Вот если б вы меня про футбол спросили...

Впрочем, разговор о футболе внезапно прервался возгласом, доносившимся откуда-то из недр ступенчатых коридоров:

– Там из «Театрала» пришли – пропустите, пожалуйста! Борис Анатольевич ждет.

Борис КОНСТАНТИНОВ – человек для Москвы новый. Театр кукол Образцова он возглавил год назад, в октябре 2013, но, как говорят в кулуарах, согласился на это не сразу – вроде бы его долго уговаривали. Но все же после длительных переговоров он переехал в Москву.

– Борис Анатольевич! – перешагнув порог кабинета, где на вешалке для одежды висит марионетка, направились мы к столу режиссера.

– Можно просто Борис и лучше на «ты», – предлагает главный режиссер.

– Главный режиссер и вдруг на «ты»?

– А что здесь такого? Я работал в Европе, и там в театральных кругах все друг с другом на «ты» – вне зависимости от возраста и регалий. Зато атмосфера потрясающая, творческая.

«Прошлые заслуги быстро забываются»


Борис захлопнул толстую книгу старинных песен (позже выяснится, зачем она ему), встал из-за стола и быстро направился к двери:

– Пойдемте, покажу вам театр.

– Борис, вот ты говоришь, что главное стать для театра своим. Но ведь роль у тебя совсем непростая: ты пришел в коллектив с давно устоявшимися традициями. Наверное, имя Сергея Образцова в какой-то мере давит на тебя, как на режиссера?

– Наоборот, поддерживает. Для меня, профессионализм Сергея Владимировича является фундаментом, на котором можно строить Театр-Дом. Я пришел с добрыми намерениями – строить, а не ломать. Весь прошлый сезон смотрел спектакли текущего репертуара. Заходил в зал – прислушивался к дыханию зрителей: интересно им или нет? И могу заверить: многие постановки не потеряли своей актуальности и принимаются на «ура».

Да, конечно, определенные перемены требуются. Только дело здесь не в судьбе уникального наследия Образцова, а в том, что меняется восприятие, меняется темпоритм, меняются формы воплощения режиссерских идей… И в этом плане мы не должны останавливаться в творческом развитии.

– Вопрос простой: что для этого делается?

– И ответ простой – мастер-классы и тренинги. Мы провели несколько мастер-классов европейских кукольников, Эрика де Саррия и Николя Гуссефа. Такие мастер-классы – это синтез русской кукольной школы и европейской. И здорово, что из этой практики вырастают новые постановки – репертуар пополнился спектаклем, я бы даже сказал спектаклем-экспериментом «Некто Нос» по повести Гоголя (режиссер Эрик де Саррия, художник – Виктор Никоненко).

А тренинги, я считаю, необходимы каждому уважающему себя профессионалу для поддержания рабочей формы. Ничего нового и необычного в этом нет – во многих театрах такая практика существует. Конечно, удивляют разговоры: «Зачем я буду ходить на тренинг, если у меня звание заслуженного артиста», или «я проработал в театре тридцать лет – могу и сам кому хочешь мастер-классы давать».

Мастер для меня – это тот, кто постоянно учится. Прошлые заслуги быстро забываются. И доверие зрителя в секунду можно потерять.

– Тебя услышали?

– Думаю, что да. Услышали. А услышав, стали понимать, что от них хочет вновь пришедший режиссер. Для меня это очень важно – такое взаимопонимание, а не творчество «из-под палки».

Судьба человека

Мы прошли в зрительный зал. До вечернего спектакля есть время. Занавес закрыт, все дышит ожиданием.

В этой атмосфере в самый раз поговорить о судьбе.

– Борис, ты начинал свой творческий путь в Бурятии, потом работал в Петербурге и за рубежом. Сочинил уйму спектаклей, завоевал три «Золотые маски», а мог ли представить, что возглавишь однажды самый знаменитый театр кукол России?

– Я об этом никогда не думал. И театр кукол не любил. В моей жизни все должно было сложиться иначе. Я родился под Иркутском в таежном поселке, на берегу Лены, где не было никакого театра. Однажды к нам приехал на гастроли театр кукол. Я, будучи школьником, посмотрел спектакль, и мне он совсем не понравился. Бред какой-то! Стоит ширма, куклы говорят неестественными голосами… Еле-еле дождался финала и побежал в войнушку играть. Уж в войнушке, в отличие от спектакля, все происходит по правде!

Но судьба связала меня с театром и именно с театром кукол. Театру я обучался сначала на режиссера драмы. В театре работал: был и монтировщиком, был и актером – это очень помогло узнать механизм изнутри. Но мне всегда больше хотелось сочинять, чем играть спектакли. Находить новые формы. А это новое, как всегда, оказалось рядом, в театре кукол – там, где оживает неживое.

«Начнем с балагана»


Трудно понять, чего в словах Бориса Константинова больше – самоиронии или удивления перед жизнью, перед собственной судьбой. Он оглядывает зрительный зал и говорит:

– А теперь я хожу по этим намоленным подмосткам…

– Страшно?

– Да нет, если тебе страшно – надо уходить из профессии. Интересно.

И мы еще долго рассуждаем о том, как важно сохранить планку театра, насытить репертуар свежими постановками…

– Ты понимаешь, какая вещь, – продолжает Борис. – Можно ведь повести театр диснеевским путем: заказать веселую музыку, сделать яркие мюзиклы со спецэффектами, тотально разрекламировать… У нас свой особый путь. И творчески мы не менее богаты, чем Дисней.

Поэтому в «Аленьком цветочке», который мы покажем зрителям весной, я постараюсь это проявить. Хочется обратиться к истокам, попеть старинных русских песен. Возможно, начнется все с театра Петрушки – этакого ярмарочного балагана, первоосновы театрального действа.

– А говорил, нужны новые формы…

– Плюс новые формы. Над ними сейчас и работает наш художник Виктор Никоненко. Публика подумает: «Ага, мы попали в старый-старый театр». Но с каждой сценой этот стереотип будет разрушаться – старинный сюжет мы откроем современным ключом. Вот, скажем, мир Чудища будем решать через образ дивного сада. Там будет анимация, но не как в кино, а на уровне импрессионизма – динамика света. То есть никаких рисованных объектов. Сорвали цветок – душу мира! – и весь свет ушел. Образовалось страшное пустое пространство. А когда приходит любовь, то кругом все расцветает.

«Скоро спектакль»


Во время нашей прогулки по театру с Борисом перездоровалось множество людей – монтировщиков, бутафоров, артистов, костюмеров… Некоторые, извиняясь, прерывали наш разговор, чтобы решить то или иное срочное дело.

– Что поделать, видите, театр живет очень насыщенной жизнью – готовятся к выпуску несколько спектаклей – уже совсем скоро премьера спектакля по пьесе Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро» на большой сцене. Летом мы открыли Третью сцену, на которой в первых числах ноября мы покажем камерный спектакль «Али-Баба и сорок разбойников» с участием Екатерины Бабаевой, готовится к постановке «Дон Кихот» (режиссер Екатерина Образцова, художник – главный художник театра Сергей Алимов).

– Каким теперь будет Театр кукол Образцова? – задаю напоследок вопрос.

– Разумеется, разным. Главное чтобы он был живым, интересным нашему зрителю, которому мы все и служим. А моя задача – сделать жизнь интересной внутри театра. Театр – это прежде всего люди. За каждым спектаклем, за каждой ролью стоит человек. И каждый актер должен чувствовать, что он нужен. Будь то актер, проработавший годы, или пришедший сегодня. Я уважаю то место, где работаю, и вместе с этим театром готов продолжать свой творческий путь.

Третий звонок. Из динамиков звучит объявление: «Уважаемые зрители, просим Вас отключить ваши мобильные телефоны. Спектакль начинается».

– Останетесь на спектакль?

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Практический опыт

    На первый взгляд закулисье этого театра напоминает подводную лодку или бункер. Узкий серый коридор упирается во внушительную металлическую дверь. Аварийный отсек? Бомбоубежище? Нет, всего лишь костюмерная. Вполне театрально. ...
  • Пространство без границ

    Переступив порог Театра Олега Табакова, зрители тянутся за телефонами. Не сделать здесь фото невозможно: от пола до потолка стены покрыты зеркалами самых разных размеров и форм. Идея нового пространства Сцены на Сухаревской принадлежит художественному руководителю Владимиру Машкову. ...
  • «Нельзя держаться только за бренд»

    Недавно в столице Великобритании в международном культурном центре «Барбикан» прошли гастроли Московского драматического театра им. Пушкина, которые проводила киевский импресарио Оксана НЕМЧУК. «Театрал» записал интервью о закулисной стороне столь масштабного международного проекта. ...
  • «Табаков не любил разводить бюрократию»

    Актер Авангард Леонтьев провел для «Театрала» экскурсию по памятным местам МХТ им. Чехова: мы побывали в мемориальном кабинете Немировича-Данченко, в воссозданных гримерках Станиславского и Ефремова, заглянули в гримерку Табакова, увидели уникальные произведения Шехтеля и редкие фотографии старейших актеров. ...
Читайте также