Все – в душ!

«Трамвай «Желание». МХТ имени Чехова

 
Новый московский сезон стремительно стартовал со спектаклей молодых режиссеров. Это радует, конечно, как количеством, так и качеством площадок, куда они сегодня попадают достаточно легко. На престижную основную сцену МХТ имени Чехова, например. Правда, в такой ситуации открытых возможностей для молодых постановщиков, о плодах их трудов хочется говорить по гамбургскому счету. А он пока не всегда получается высоким, к сожалению.
Премьерный спектакль Романа Феодори «Трамвай «Желание» по знаменитой пьесе Теннесси Уильямса интересен как новый режиссерский опыт постановщика, но в копилку его лучших достижений (таких, например, как «Снежная королева» в красноярском ТЮЗе) пока войти не готов.

Быть может, дело в том, что обращение к достаточно сложной драме Уильямса не было личным желанием режиссера. Материал предложил театр, а кто же откажется попробовать свои силы на одной из лучших сцен страны? Пришлось погружаться в эту, вероятно, не совсем близкую историю и пытаться соотнести ее со своим миропониманием и театральными принципами. Феодори в одном из интервью говорил, что ему хотелось бы вместе с актерами погрузиться в психологические глубины самой пьесы и не навязывать автору никаких концепций. В результате получилось не совсем так. Вероятно, режиссеру все же ближе зрелищно-игровая стихия, в приемах которой у него не раз появлялись весьма удачные спектакли. И несмотря на то, что пьеса Уильямса с ее темными, физиологическими и психологическими нюансами, зрелищности во многом сопротивлялась, Феодори попытался открыть ее именно этим ключом.

Быть может, надеясь на то, что бесконечные пластические экзерсисы массовки и символические «красные фонари» помогут не знакомой с сюжетом публике быстрее, чем даже сами персонажи, разобраться в ситуации. На деле же все это уводило куда-то очень далеко и, кажется, не в том направлении. Уж слишком манерно и нарочито все это смотрелось на фоне куда более грубой и определенной жизни героев пьесы Уильямса.

Тема подступающего безумия одной из героинь сценического квартета, Бланш Дюбуа, роль которой досталась Марине Зудиной, здесь заявлена уже с самого начала спектакля. Потерявшую все и всех и отправившуюся искать приюта у сестры Стеллы – Ирины Пеговой, героиню Зудиной повсюду сопровождает странный юноша, для всех прочих персонажей невидимый. Указывает путь, подает предметы, зовет за собой и так далее. А ближе к финалу, когда стоит подчеркнуть  близкую катастрофу сознания Бланш, он еще и раздваивается (благо в МХТ нашлись актеры-близнецы Владимир и Артем Панчики). Оказывается, это ожившее воспоминание Бланш о муже – «мальчике» с нетрадиционными наклонностями, много лет назад застрелившегося, а звук этого выстрела сопровождает героиню и публику на протяжении всего спектакля. Ну а упомянутая эротическая массовка, выполненная в стиле «это что-то декадентское», вероятно, иллюстрирует те оргии, в которых принимала участие несчастная Бланш, дабы спастись от одиночества.
фото Екатерины Цветковой Марина Зудина, впрочем, вынуждена играть в этом спектакле лишь один, внешний пласт – утонченную, немного усталую женщину, сохранившую свой шарм и элегантность, что еще больше бросается в глаза на фоне земной грубоватости окружающего. Но вот тот «бэкграунд», с пережитыми болезнями и смертями близких, бесконечными похоронами и утратами, спрятан так глубоко, что его и не разглядеть, не почувствовать. Разве что вечное стремление скрыться в душе и смыть с себя нечто «грязное», сопровождает ее в течение всего спектакля.  Бланш с ее роскошными нарядами (костюмы Даниила Ахмедова), которым нет числа, безусловно, похожа на весьма узнаваемый образ «райской птицы», неизвестно как оказавшейся на грешной земле, частью которой она вроде как и сама является. Но не здесь.

Пространство, придуманное художником Николаем Симоновым, своим центром делает вращающуюся конструкцию, оборачивающуюся то «домашней», то уличной стороной с красными фонарями, которые постепенно «зажигаются» везде. И в качестве абажура для лампы Бланш – Зудина покупает себе такой же. Поворотный круг вращается вместе с тремя пианистами (Ольга Шайдуллина, Руслан Агишев и Антон Савчук, создающими музыкальную атмосферу – меланхолически-тягучую, подчас медитативную. Сценическая же жизнь меж тем идет своим чередом, не слишком порой вписываясь во все придуманные режиссером символические знаки.

Но к чести режиссера, он все же постарался вычленить из всего многообразия тем и мотивов драмы Уильямса нечто для себя важное, ставшее определенным лейтмотивом этого спектакля. Непримиримое противоречие «нормы» –житейской, человеческой, половой, в конце концов – и того, что бросает ей вызов. Нормы, естественно, в понимании Стэнли Ковальского, которого играет Михаил Пореченков. Режиссер и артист не настаивают ни на брутальной сексуальности Стэнли (как бывало в некоторых версиях), ни на его быдловатом хамстве. Стэнли у Пореченкова – нормальный мужик, привыкший жить по простым и обыденным «понятиям», любитель пропустить стаканчик и перекинуться в картишки, прижимистый опять же в силу своей приверженности устоям. А нечего разбазаривать общее имущество, как сделала это «вся такая внезапная» Бланш. Он здесь временами даже вызывает симпатию, а приступы буйства, когда он крушит стол или замахивается на Стеллу – Ирину Пегову, сыграны весьма аккуратно и даже, кажется, иронично. Понятное дело, что не вписывающаяся ни в какие привычные рамки Бланш вызывает у него только раздражение. Никакого сексуального притяжения здесь обнаружить не удастся, и даже насилует он сестру жены, кажется, всего лишь в качестве мести за неправедный образ жизни.

Их пара со Стеллой – Пеговой настолько же гармонична, насколько дисгармоничен дуэт двух сестер. Не с актерской точки зрения, но с позиций и внешнего вида, и поведения героинь. Хотя режиссер и заставляет Пегову в финале завыть по-собачьи. Что, вероятно, означает, прозреть. В тот момент, когда спектакль заканчивается чрезмерно «изысканным» финалом – Бланш под другим уже, вечным для нее душем в доме скорби, и Стелла, ползующая по мокрому полу между расставленными там и сям спинками от кроватей, похожими на могильные памятники. Что же до Митча, сыгранного Михаилом Трухиным, то он здесь оказался, говоря словами Чехова «эпизодическим лицом». Нелепый заморыш и типичный «маменькин сынок», может и хотел бы помочь бедной Бланш своей любовью, да вряд знает, что это такое, воспитанный все в той же «норме».

В результате вся история, рассказанная со сцены Художественного театра, кажется, уходит не столько вглубь, как обещал режиссер, сколько вширь, в придуманные декоративные красоты, пластический антураж и музыкальный фон. Актерский же потенциал для этих ролей меж тем явно угадывается. Остается надеяться, что количество сыгранных спектаклей плавно перейдет в качество и глубину общего тона, который пока только намечен.
  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Где купить «Театрал»: журнал увеличил охват

    В редакцию чаще стали обращаться читатели с вопросом: где в условиях самоизоляции приобрести апрельский «Театрал»? В самом деле, интерес закономерен, поскольку театры закрыты, невозможно получить журнал и в редакции, а также у целого ряда наших партнеров (например, в ресторанах, где журнал выставляется на стойках, или в книжных магазинах). ...
  • Театр «Санктъ-Петербургъ Опера» расскажет о тайной жизни Петра Первого

    Театр «Санктъ-Петербургъ Опера» 27 мая ко дню города планирует вновь представить зрителям шутливую мелодраму Доницетти «Петр Первый, или невероятные приключения русского царя». Еще до карантина специально для «Театрала» создатели спектакля открыли двери своего театра, чтобы наши читатели могли увидеть фрагменты репетиций и интервью с режиссером Юрием Александровым. ...
  • Театр им. Сац в День театра покажет онлайн балет и оперу

    В пятницу, 27 марта, Детский музыкальный театр им. Наталии Сац отметит Международный день театра показом двух спектаклей, но на этот раз - онлайн: на платформе культура.рф и в соцсетях театра. В 14.00 зрители смогут посмотреть балет Кирилла Симонова «Синяя птица» на музыку Ильи Саца и Ефрема Подгайца. ...
  • «Сатирикон» готовит подарок ко Дню театра

    Премьерный спектакль «Дорогая Елена Сергеевна» выйдет онлайн. Бесплатная трансляция начнётся в 19:30, 27 марта на сайте театра.   Несмотря на карантин, в театре «Сатирикон» выход премьеры решили не откладывать, поэтому новую постановку «Дорогая Елена Сергеевна», по культовой пьесе 80-х, сыграют без зрителей. ...
Читайте также