На «Звездном вечере» артисты говорили о роли театра в обществе, о политике и о любви

 
В киноклубе «Эльдар» редакция «Новых Известий» (и журнала «Театрал») провела большой творческий вечер, главными героями которого стали знаменитые деятели сцены – Вера Васильева, Римас Туминас, Евгений Князев, Елена Камбурова и Юлия Пересильд. Встреча строилась в формате «живых интервью»: гости рассуждали о непростых временах и той особой роли, которую должен играть современный театр (главная тема вечера «О театре без границ»). Полные версии интервью читатели найдут в майском номере "Театрала". А сейчас публикуем наиболее интересные фрагменты из них.
Юлия Пересильд

– Вы снялись уже в сорока фильмах, играете в театрах, являетесь попечителем фонда «Галчонок» и воспитываете двоих детей. Наверняка чем-то приходится жертвовать. Как вы справляетесь?
– Больше всего не хватает времени на саму себя. Друзья говорят: я прочел такую-то книжку, посмотрел такой-то фильм. А я думаю: «Господи, ну когда же я, наконец, смогу просто сесть и посмотреть фильм или почитать книжку?» Обычно прочитываю три страницы и откладываю в сторону, поскольку надо куда-то бежать.

Хотя в кино снимаюсь нечасто (просто сложился такой стереотип, что на экране меня «много»). На самом деле, основное время занимает театр. Большую часть жизни я посвящаю Театру наций, еще часть – Театру на Малой Бронной, а теперь вот «поселюсь» и в Театре Моссовета (мне предложили интересную роль).

– То есть слухи о разрыве ваших отношений с репертуарным театром слишком преувеличены?
 – Как вам сказать… Я ведь во всех театрах работаю на договорной основе, поскольку связывать себя некими «долгосрочными обязательствами» совсем не хочу. Мои отношения с репертуарным театром не складываются, я его боюсь. Мне кажется, что если я стану штатной артисткой какой-нибудь труппы, то довольно скоро останусь без ролей. Мне скажут: «В театре много артистов, которые давно ждут своего часа. Ждите. В следующем году у нас намечается большая премьера – тогда и поговорим». А я так не могу. Ты должен не сидеть в ожидании, а все время быть в форме, иначе потеряешь своих зрителей, не сыграешь чего-то главного…

– В таком случае, вы постоянно вынуждены искать новые роли…
– Да. Но это же прекрасно.

– Недавно вы снимались на Украине. Сейчас тревожные времена: публика льнет к телевизору в надежде понять, как сложатся российско-украинские отношения. Как вы думаете, в таких ситуациях, когда политики не находят общего языка, что должна делать актриса: отвлекать внимание от политических проблем или, наоборот, привлекать?
– Мне кажется, политика – это не дело актрисы. По себе сужу: я такое маленькое существо в этом пространстве, что от моих внутренних убеждений ничего не зависит. Во время фейсбука и твиттеров театр, мне кажется, вряд ли способен изменить политическую картину дня.

Другое дело, что артисты должны объединяться творчески. Ведь если все разделятся на лагеря (как уже стало происходить), то это катастрофа. Если мне будут предлагать и в дальнейшем сниматься в украинских фильмах, я охотно соглашусь.
 
Елена Камбурова

– Про наш Театр музыки и поэзии часто говорят: дескать, это авторский театр Елены Камбуровой. На самом деле, это идея авторская, а у спектаклей, которые идут на нашей сцене, есть режиссеры. Очень я дорожу, например, сотрудничеством с Иваном Поповски, он поставил у нас «Времена… года…» – спектакль, за который в 2009 году наш театр получил премию «Звезда Театрала».

– Вы замечаете, что публика меняется? Вы говорите с ними на языке поэзии, а зрители ждут своего рода шоу… Как вы ведете публику за собой?
– Сейчас действительно многое изменилось в обществе, другое отношение стало к культуре. Но я с уверенностью могу сказать, что зрители нашего театра, к счастью, не меняются. Ощущение настоящего у них в крови.

– Во времена перемен поэзия всегда становится особо востребована. Но сегодня поэты не собирают стадионов.  Как вам кажется: нет на это запроса или нет курса не перемены?
– Мне кажется, просто время и традиции изменились. И сегодня не следует относиться к поэту с высоты былых времен. Да, раньше собирали стадионы. Теперь не собирают. Но поверьте мне, от своих зрителей я знаю, что когда им трудно, они достают с полки книги стихов и… читают. Это самое ценное, что может быть.
 
Вера Васильева

– Вера Кузьминична, московский зритель, наверное, не знает, что вы не раз соглашались играть в других театрах. Был даже период в вашей жизни, когда десять лет подряд вы ездили в Тверь и играли там Раневскую в «Вишневом саде»…
– По-моему, лучшие свои роли я сыграла не в Театре сатиры. Для меня этот театр очень дорогой, я его люблю и мне в нем хорошо, но роли, соответствующие моему амплуа, я получала здесь редко.

Вы правильно заметили, что «Вишневый сад» я играла в Твери. Но был момент, что и у нас в театре шло это произведение. Причем в самый разгар работы Татьяна Васильева, игравшая Раневскую, уволилась и покинула труппу. Тогда я набралась смелости, подошла к Валентину Плучеку и сказала, что мечтаю сыграть эту роль. Но Валентин Николаевич отреагировал холодно: «Ну, Вер, и Оля Аросева хочет играть, и Нина Архипова… Я лучше найду на Раневскую молодую артистку». И передал эту роль Раечке Этуш, которая работала блестяще, но меня обидела несерьезность разговора. И больше никогда в жизни я ничего не просила. Играла то, что предлагают.
Я могу бесконечно говорить про свои любимые спектакли. Кроме «Вишневого сада», это и «Странная миссис Сэвидж» в Театре кукол Образцова. Кстати, молодой режиссер Андрей Денников, который выпустил эту премьеру, совсем недавно ушел из жизни. И, на мой взгляд, он заслуживает того, чтобы руководство театра организовало в его честь большой творческий вечер. Но это к слову…

А в первый раз стены Театра сатиры я покинула в 1958 году, сыграв в Брянске «Дженни Герхардт» Драйзера (спектакль прошел всего несколько раз). С того времени я пыталась себя реализовать в тех театрах, где, мне кажется, я могла бы быть полезна.

– То есть вы всегда искали сложные, глубокие роли, при том что благодаря кино зритель помнит вас большей частью активисткой и труженицей?
– Вы имеете ввиду «Сказание о земле Сибирской»? Туда меня пригласили, когда я еще училась в театральном. И роль действительно очень мне подходила – я ведь из простой семьи, мой папа из деревни, поэтому я понимала все требования режиссера. А с телеспектаклем «Свадьба с приданым» произошел, как ни странно, курьезный случай. К тому моменту мне казалось, что жизнь деревенских людей я изучила блестяще, но режиссер Борис Равенских вдруг отвел меня в сторону и сказал: «В кадре ты должна болеть за урожай!» Я ответила: «Да мне на него наплевать. У нас ведь фильм о любви». – «Потому что ты глупая».

Но все же я оказалась права: моя маленькая неумелость говорить об урожае, придала положительное качество роли. Так героиня не казалась человеком, который родился сразу «правильным» и все делал «правильно». Она правильно любила, а все остальное уже шло как бы само собой…

– Вы сказали, что никогда ничего не просили. А у вас когда-нибудь просили? Например, подписать коллективное письмо деятелей культуры, на которые сейчас пошла мода?
– В самом деле, коллективные письма, к счастью, обошли меня стороной – кроме письма в защиту животных. Причем там я сама проявила инициативу, поскольку собак и кошек жалела всегда. Я стыжусь того, что они у нас такие брошенные. Но как помочь?

Когда мы с коллегами, собрав подписи, пошли к чиновникам говорить о необходимости специального закона, - все мои товарищи держались молодцом. А я же все время плакала и была неубедительна, потому что мне не хватало аргументации.

– Вы всю жизнь работали в Театре сатиры. Раньше сатира часто становилась средством борьбы с бюрократами. Вам за все это время удалось перевоспитать хотя бы одного бюрократа?
– Не знаю, как насчет перевоспитания, но одну роль сатирическую я все-таки сыграла хорошо. Это был спектакль Афанасия Салынского «Ложь для узкого круга». Я там играла карьеристку. Ключ к образу помог мне найти Георгий Павлович Менглет, наш актер (и постановщик спектакля). На одной из репетиций он сказал: «Верочка, процветают в карьере обычно очень обаятельные люди. Вот ты посмотри на Фурцеву. Какая она женственная, как умеет обольщать».

И мне показалось, что Георгий Павлович прав. Моя героиня кокетничала с каждым, хотя это были ее подчиненные, где-то могла под русскую бабу сыграть, хлопнуть по плечу: «Ну иди, иди отсюда». Такая немножко Зыкина. И это подкупало тех, кто помогал ей двигаться по служебной лестнице. Потом ее неожиданно разоблачили, и она рыдала от злости.

За эту роль меня, кстати, похвалили в печати. Рецензия называлась «Тартюф в юбке».

– Политическая сатира сегодня не очень востребована на телевидении, да и в театре тоже. На ваш взгляд, нужна ли она людям?
– В советские времена сатира была очень нужна, поскольку о многом нельзя было сказать напрямую. Сатиру понимали с полуслова, и это вызывало отклик зрительного зала, поскольку сатира говорила о тех недостатках, которые каждый человек чувствовал в жизни.

Те спектакли, которые ставил Валентин Плучек, были по-настоящему сатирическими, злободневными. Неудивительно, что некоторые из них закрывали. Например, «А был ли Иван Иваныч?», «Теркин на том свете», не говоря уже про «Банкет» и «Доходное место» Марка Захарова. Причем слово, произнесенное со сцены, воспринималось настолько остро, что актуально звучал даже Островский. Например, в «Доходном месте» Татьяна Ивановна Пельтцер говорила: «В наше время на одно жалование не проживешь!» И раздавался вопль восторга, потому что это касалось каждого в зале…

С благодарностью спонсору мероприятия НК Альянс. 


  • Нравится

Самое читаемое

  • «Это путь к гибели театра»

    Юрий Бутусов разделяет тревогу Константина Райкина по поводу строительства нового здания Российского государственного театра «Сатирикон». Об этом режиссер сказал «Театралу» во вторник, 14 ноября, комментируя заявление, которое худрук «Сатирикона» сделал накануне вечером. ...
  • «Я несколько лет жизни потерял на этом судебном заседании»

    Целый ряд существенных заявлений, которые 8 ноября Александр Калягин сделал на чрезвычайном заседании СТД, касались прежде всего несовершенства правовой системы. По мнению председателя Союза, в стране развернута «кампания по дискредитации культурной сферы», которая «ведется по нескольким направлениям». ...
  • Александр Калягин: «Нас хотят выкинуть за обочину общественной жизни»

    Вечером в среду, 8 ноября, в СТД завершилось заседание, на котором Александр Калягин, худруки и директора столичных театров (в их числе Алексей Бородин, Олег Табаков, Марк Захаров, Кама Гинкас, Мария Ревякина, Евгений Писарев) призвали пересмотреть законы, регулирующие творческие процессы. ...
  • «Как беспардонно склоняют на все лады его имя…»

    Получилось, может длинно и даже пафосно, чего я не люблю и боюсь. Но мне хотелось, чтобы кто-то почувствовал то, что чувствую я, когда вижу, слышу, читаю… Как беспардонно склоняют на все лады имя Кости Райкина, оскорбляя его, ставя под сомнение его искренность и личную человеческую, актерскую драму, разворачивающуюся сейчас на наших глазах. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Сатирикон» ответит Минкульту

    Театр «Сатирикон» подготовит правовой комментарий в ответ на заявление министра культуры Владимира Мединского о финансовых недостатках в деятельности театра. Об этом «Театралу» сообщил директор театра Анатолий Полянкин. ...
  • «Союзмультфильм» надеется уладить конфликт с Эдуардом Успенским

    Съемки продолжения мультсериала «Простоквашино» не нарушают авторские права Эдуарда Успенского. Об этом в воскресенье, 19 ноября, сообщили в пресс-службе киностудии. «В ноябре 2016 года, перед началом работы над проектом «Новое Простоквашино» ФГУП «ТПО «Киностудия «Союзмультфильм» (далее - Киностудия) получило согласие у Э. ...
  • «Как беспардонно склоняют на все лады его имя…»

    Получилось, может длинно и даже пафосно, чего я не люблю и боюсь. Но мне хотелось, чтобы кто-то почувствовал то, что чувствую я, когда вижу, слышу, читаю… Как беспардонно склоняют на все лады имя Кости Райкина, оскорбляя его, ставя под сомнение его искренность и личную человеческую, актерскую драму, разворачивающуюся сейчас на наших глазах. ...
  • Дмитрий Богачев покинул Stage Entertainment

    Продюсер Дмитрий Богачев покидает пост гендиректора Stage Entertainment Russia — дочерней компании крупного голландского холдинга, пришедшего в Россию 13 лет назад.   Дмитрий Альбертович объяснил это решение разногласиями с головным руководством международной компании: «Мои новые творческие идеи и инициативы перестали вписываться в консервативную стратегию их корпоративного управления», – сказал он в заявлении ТАСС. ...
Читайте также