Игра теней

«Машенька» в Театре имени Моссовета

 
Молодой режиссер Иван Орлов, выпускник мастерской Леонида Хейфеца в ГИТИСе, убежден, что сегодня для начинающих постановщиков наступили благодатные времена. И во многом благодаря режиссерско-драматургическим лабораториям, охватившим уже всю театральную Россию. Там можно заявить о себе и, в случае удачного показа, получить право на полноценный спектакль. За плечами Орлова работа в новосибирском театре «Глобус», где он выпустил «Любовь людей» по пьесе Дмитрия Богославского, и в Красноярском ТЮЗе, афиша которого пополнилась его спектаклями «Стойкий оловянный солдатик» по Андерсену и «Кеды» Любы Стрижак. После этого наступил черед московского дебюта, который и случился на сцене «Под крышей» Театра Моссовета, где только что состоялась премьера спектакля «Машенька» по одноименному роману Владимира Набокова.

Театр Моссовета, кстати, уже не первый сезон предоставляет свою камерную сцену молодым режиссерам. Здесь выпускал своих «Циников» и «Эстетов» Сергей Аронин, Андрей Шляпин поставил спектакль «Дон Жуан. Версия». Нельзя сказать, что эти постановки делали театральную погоду в Москве, но и в провалы их тоже записывать категорически не стоит. Это, скорее, вполне достойные пробы режиссерского пера, со всеми достоинствами и недостатками этого жанра.

«Машенька» в Москве не шла, кажется, с 1997 года, когда ее ставил Сергей Виноградов в своей Театральной компании, которая давно уже канула в Лету. Впрочем «Машеньку» режиссер возобновил в Рязани, где с прошлого года стал работать в театре драмы в качестве главного режиссера. Но нынешняя версия раннего набоковского романа совсем другая. Кстати, этим произведением собирался заниматься молодой режиссер Александр Суворов, безвременно ушедший из жизни. В списке инсценировщиков, наряд с Орловым, значится и его имя. Но вот сам спектакль Ивану Орлову пришлось начинать с нуля.

Честно признаться, совсем юные постановщики провоцируют смутные ожидания каких-нибудь проявлений молодого радикализма или чего-то в этом роде. Набоковский оригинал требовалось срочно освежить в памяти, что и было сделано накануне спектакля. Но не особо пригодилось. Столичный дебютант Иван Орлов оказался весьма осторожным и деликатным, не допустив никаких шагов вправо или влево от авторской версии. Сценически перечитал роман вместе с нами, не переводя набоковскую прозу целиком в диалоги и монологи. Впрочем, рассказ и действие словно бы включаются в некую игру друг с другом, периодически выходя на первый план.

Владимира Набокова, при всем его уважении к деталям, отнюдь не упрекнешь в бытописательстве. Иван Орлов вместе с художником Лешей Лобановым тоже в него не впали. Тесно пространство камерной сцены обнесено какой-то жестяной изгородью с дверными проемами и втиснуло в себя русский пансион в Берлине 20-х годов минувшего века, в котором словно бы нашлось место и зрителям. Все здесь кажется мрачным, душным и готовым рассыпаться на части: кровать скрипит, стулья шатаются, вместо стола – какая-то круглая бобина для троса, при необходимости изображающая и лифт, в котором застревают Ганин – Иван Ивашкин (стажер МХТ имени Чехова) и Алферов – Александр Емельянов. Серо-черные одежды, вечный туманный полумрак – и впрямь выходит «игра теней», в которые давно уже превратились российские «переселенцы».

Прошлая разность судеб и Набоковым, а вслед за ним и Орловым здесь словно бы нивелируется. Прежние разноцветные жизненные нити сплетаются в один серый клубок монотонных будней. С уже кажущимся мифическим прошлым и еще более мифическим будущим. Тут можно пьяно буйствовать, заимствуя приемы поведения у кинематографических див, как это делает Людмила – Вильма Кутавичюте, временная любовница Ганина. Или существовать в образе тишайшей серенькой мышки, ежедневно до одури стуча по клавишам пишущей машинки, как Клара – Юлия Хлынина. Ходить тенью, безмолвной и почти незаметной, как хозяйка пансиона Лидия Николаевна – Валентина Карева. Или отчаянно и невпопад исполнять вокально-танцевальные экзерсисы, как пара танцовщиков, Колин – Антон Аносов и Горноцветов – Михаил Филиппов.

Прошлое оживает в истории давней полудетской любви Ганина – Ивашкина и Машеньки – Надежды Лумповой, которая у Набокова существует как воспоминание, а у Орлова появляется на сцене. Но эти видения лишаются романтического флера и словно бы вписываются в мрачную «жесть» пансиона. Машенька у Лумповой – отнюдь не утонченная гимназистка с косой до пояса и бантами, похожими на любимых набоковских бабочек. Нет, это маленькая, хулиганистая, крепко сбитая девочка-подросток в ботинках на босу ногу, затрапезной юбке и блузе-рубашке. Но в этой непохожести ни на томных «тургеневских девушек», ни на более близких  «летних подруг» из рассказов Куприна или Бунина, есть своя знаковость. Эта Машенька, живое воспоминание, словно бы ставит крест на той, прошлой России, которая давно уже «выпита, как с блюдца» и видится словно в тумане.

И другой полюс спектакля – старый поэт Подтягин в потрясающем исполнении Владаса Багдонаса. Этот артист сегодня и сам кажется творческим эмигрантом, потерявшим свой някрошюсовский дом и с тех пор скитающийся по городам и весям, получая временную работу то тут, то там. Это личностное ощущения себя во времени ощутимо накладывается на актерскую работу Багдонаса, срежиссированную явно не без его помощи. То вдруг почудятся призраки его давних персонажей, с которыми было прожито не одно десятилетие, то вдруг явно увидятся мучительные поиски нового языка, театрального, да и просто другого – русского, в котором все равно присутствует ностальгический литовский акцент. Багдонас играет смело, страстно, вырываясь из этого полумрака, но не ломая слаженный молодежный ансамбль. Видеть его на сцене – счастье. И поневоле хочется крикнуть: господа режиссеры, у вас под носом грандиозный артист, который может украсить собой любой спектакль, куда же вы смотрите-то, в том числе и литовские соотечественники? Впрочем, возможно, это не вполне этично – обсуждать намерения или отсутствие таковых у других. Но сказать все равно хочется…

Этой «Машеньке» Ивана Орлова аккомпанирует маленький живой оркестрик, похожий на те, которые выступали в берлинских ресторанчиках, способствуя публике побогаче правильно переваривать пищу. Здесь использована музыка композитора Олега Каравайчука и группы The Retuses. И очень сильные в своих эмоциональных смыслах бывают моменты, когда в этой набирающей силу музыке слышится гул и грохот пролетающего мимо поезда, который, так и кажется, несется прямо по этому пансиону, нещадно давя все эти никому не нужные тени. В «Машеньке» немало сентиментальности, несвойственной молодой режиссуре. Но здесь вполне уместной, синтезирующей повествование и чувство.
  • Нравится

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Также вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

  • Названа причина смерти Дмитрия Марьянова

    Скоропостижный уход из жизни Дмитрия Марьянова медэкспертиза связывает с оторвавшимся тромбом. Такие сведения появились на лентах информагентств в ночь на понедельник, 16 октября, через несколько часов после гибели актера. ...
  • Актер Дмитрий Марьянов скончался на 48-м году жизни

    Вечером в воскресенье, 15 октября, по дороге в лобненскую больницу, скончался актер Дмитрий Марьянов. По сведениям «Интерфакса», Дмитрий Юрьевич, почувствовал резкое недомогание. Его доставили в больницу города Лобня, однако медикам спасти жизнь артиста не удалось. ...
  • Александр Кибовский: «Время диктует новации в отношениях государства и театров»

    Власти Москвы обсудили с руководителями театров новую систему грантовой поддержки. В прошлом сезоне она работала в экспериментальном режиме, а с 1 января 2018 года окончательно войдет в действие. Проект прокомментировал «Театралу» руководитель Департамента культуры Москвы Александр КИБОВСКИЙ. ...
  • «Нам объявлена война»

    Басманный суд Москвы продлил арест фигурантам дела «Седьмой студии». До 19 января основатель студии, худрук «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников, бывший гендиректор студии Юрий Итин и бывший главный бухгалтер Нина Масляева останутся под домашним арестом, бывший генеральный продюсер Алексей Малобродский – в СИЗО. ...
Читайте также


Читайте также

  • Сергей Безруков: «Современные драматурги готовы поразмышлять на эту тему»

    Спектакль «Восемь» по пьесе современного драматурга Владимира Зуева представляет к 100-летию Октябрьской революции Московский губернский театр. Над постановкой работала режиссер Анна Горушкина, премьера состоится 20 октября. ...
  • Вениамин Смехов поставил спектакль о революции

    Актер театра и кино Вениамин Смехов поставил спектакль по документальной пьесе «Прошу слова! Год 1917». Постановка приурочена к 100-летию Октябрьской революции и будет показана в Санкт-Петербурге на сцене Большого зала Санкт-Петербургской филармонии имени Шостаковича лишь дважды – 11 и 12 ноября. ...
  • Театр «МОСТ» начинает сезон с «Молитвы»

    «Поминальная молитва» Григория Горина станет первой премьерой нового сезона в театре «МОСТ». Спектакль выпускает Георгий Долмазян. По словам режиссера, для него это знаковая постановка, поскольку посвятить свою жизнь театру он решил именно благодаря тому, что побывал в 1993 году на знаменитом спектакле Марка Захарова в «Ленкоме». ...
  • Александр Морфов приступил к репетициям «Декамерона»

    Спектакль по произведению Бокаччо «Декамерон» пополнит репертуар театра Et Cetera уже в декабре. На днях режиссер Александр Морфов (на фото – слева) приступил к репетициям, а во вторник, 17 октября, он вместе со сценографом Александром Горенштейном представил руководству театра макет будущего спектакля. ...
Читайте также