Лариса Голубкина

«Не надо пускать зрителей в свою кухню»

 
После того как «Театрал» объявил лауреатов в номинации «Легенда сцены» (в этом году ими стали Юрий Яковлев и Алиса Фрейндлих), общественный совет премии предложил еще одну кандидатуру – Ларису Голубкину, блистательную актрису Театра армии, на сцене которого она играет уже… полвека.
– Лариса Ивановна, поздравляем вас с наградой. Скажите, пожалуйста, а что ощущает актер, когда его называют легендой?

– Когда человека называют легендой, то кажется, что он уже закончил свой творческий путь. Всё, финал. Подведение итогов. Но я надеюсь, что сыграю еще не одну роль, по-этому к слову «легенда» отношусь иронично.

Сейчас, куда ни взглянешь, все сплошь легенды и кумиры. Это понятие девальвировалось из-за частого употребления. Я уже теряюсь, не знаю, кого можно по-настоящему легендой назвать. Но знаю одно: как только я выступаю в смешанном концерте, то сразу видна школа. Видно, что молодежь обучена по-другому. Свой успех они просчитывают с математической точностью. Зачастую жонглируют эффектами, козыряют умениями, но не подключаются внутренне. А в наши времена все было по-другому. Мы ставили задачу дотянуться до зрителей, проникнуть в душу. Обращались к их внутреннему миру. И секреты у каждого были свои.

Недавно я встречала Олимпийский огонь. И когда нас, артистов разных театров, усадили в микроавтобус, то мы с удовольствием общались, невзирая на то, кто легенда, а кто «подает надежды». И всем было очень хорошо вместе в такой разношерстной компании.

– Раньше составители энциклопедий стояли перед сложной задачей, как раздавать эпитеты: кто выдающийся, кто великий, а кто замечательный. Вы бы что сделали на их месте?

– Очень просто: не раздавала бы никаких эпитетов. В этом нет необходимости, потому что время решает все. Большое видится на расстоянии. Например, раньше не было понятия «звезда». Но были настоящие учителя. Они стояли так высоко по рангу, что ни у кого не возникало сомнений в их профессионализме. Модное сейчас словечко «пиар» к ним совершенно не подходило. Напротив, они держали оборону, не подпускали к себе. И никто не лез к ним с расспросами, не стремился выведать секрет эффектного наряда и рецепт фирменных котлет.

Чем меньше информации, тем притягательнее человек. Этим законом раньше жил весь театральный мир. Но потом наступили другие времена, и зрителей пустили в закулисье. Зачем? К добру это не приведет, ведь началась бесконечная суета, мешанина в понятиях, ценностях. Многим захотелось побыть возле искусства лишь для того, чтобы узнать секреты из жизни знаменитых артистов. Я говорю своим коллегам: не надо пускать зрителей в свою кухню, показывать, как вы накрываете стол или наряжаете елку. Наша профессия заключается в другом.

И если вспомнить кумиров моей молодости (а это Михаил Жаров, Вера Марецкая, Ростислав Плятт, Любовь Орлова, Василий Качалов, Валентина Серова), то они жили довольно замкнуто, в своем кругу.

– Очевидно, раньше у зрителей и сама потребность в кумирах была другой?

– Мне кажется, сейчас упростили нашу профессию, ее ценность размыта. Она перестала быть элитарной, хотя рамки профессии, я считаю, должны оставаться, несмотря на времена и нравы. У актеров должно быть свое, отведенное им в обществе место. А они почему-то стали заполнять несвойственное им пространство: участвуют в телешоу, дают советы, посвящают всех в подробности своей личной жизни.

Тут недавно меня звали в какую-то желтую телепрограмму. Я ответила, что на это «позорище» не пойду, поскольку оно противоречит моим принципам. И редакторша зауважала меня за принципы. Если бы так отвечал каждый артист, то и желтизны на экране стало бы меньше.

Я не хочу пиариться. Зачем мне это? Я играю в театре. Хотят на меня посмотреть, пусть туда приходят. Ведь тебя помнят не тогда, когда ты много суетишься...

Вот вспомнил про меня журнал «Театрал». Очевидно не потому, что я «глумилась» где-то, мелькая в телевизоре. Мне это очень приятно.

– Этот номер «Театрала» мы посвятили артистам, которые могли бы еще играть и играть, но вынуждены годами ожидать ролей. Как вам кажется, от чего зависит везение в вашем деле?

– Главное везение – это твоя природа, способности. Внешность, органика, обаяние, хорошо поставленный голос. Все это в определенный момент может выстрелить. А дальше твоя воля, как распорядиться природными данными. Это труд.

Другое везение – в обстоятельствах. Я тоже считаю себя мало реализованной актрисой. Сейчас в Театре армии играю лишь одну роль – Меропы Давыдовны Мурзавецкой в спектакле «Волки и овцы». А ведь соскучилась по новой работе.

Впрочем, мне грех жаловаться. В Театре Пушкина мы с Верой Алентовой и Марией Ароновой играем «Девичник Club». А недавно Борис Морозов (худрук ЦАТРА. – «Т») предложил мне западную пьесу. Пока держу ее в секрете, но он сказал: выбирайте любого режиссера. Такой подарок с барского плеча. Скоро приступим к работе.

– Волнуетесь?

– Всегда. Думала, смогу – не смогу. Мое ли это? Если честно, я всегда сторонилась зарубежной драматургии, поскольку переводят ее топорно. Да и чувствую я себя абсолютно нашей женщиной, а не тамошней.

Могла бы покочевряжиться, покопаться, как положено «легенде сцены». Но я подумала и согласилась. Мне надо приложить усилия, чтобы туда, в этот новый текст вползти. Может быть, что и выйдет.

– На улице люди по каким ролям чаще узнают?

– Чаще всего помнят по «Гусарской балладе», конечно. В общественном транспорте я не езжу, поэтому и узнают не так часто.

Помню, меня один раз при смешных обстоятельствах узнали мои соотечественники, когда я сидела в кафе в Зальцбурге – я туда езжу слушать оперу. Ждала своих знакомых и скучала. Вдруг подходят две дамы: «Вы Голубкина? Боже мой! Можно мы с вами посидим немного?» Поговорили. Они скрасили мое ожидание перед оперой. Я очень люблю хорошую оперу. Слушаю Анну Нетребко и в России, и в Европе. Вообще люблю певцов. Меня восхищает роскошный голос, эта яркая природа, ценная сама по себе. В кино может сняться каждый, а петь в опере – нет. В России много талантливых оперных певцов, но пробиваются единицы. Работы нет. Тяжело. Понимаю, сочувствую. Почему так? Нет рачительного отношения к талантливым людям. Нет рынка. Что-то произошло… Впрочем, так сегодня происходит не только в театре. Лариса Голубкина –Мурзавецкая. «Волки и овцы». ЦАТРА

  • Нравится


Самое читаемое

  • Театр кукол им. Образцова просит о помощи

    В редакцию «Театрала» поступило письмо от коллектива Театра кукол им. Образцова: - Дорогие друзья, 12 июня в 14.30, в День России, куклы Театра Образцова вместе с коллективом выходят на улицу. Под символом нашего театра, под знаменитыми часами мы собираемся записать театрализованное обращение на горячую линию президента. ...
  • Умер актер Александр Кузнецов

    Актер театра и кино, театральный педагог Александр Кузнецов скончался в четверг, 6 июня, на 60-м году жизни после продолжительной болезни. Широкому зрителю он известен по главной роли в фильме «Джек Восьмеркин – "Американец"». ...
  • «Это назначение грозит гибелью»

    В День России, 12 июня, коллектив Центрального театра кукол им. Образцова вышел на улицу, чтобы выразить своего рода протест против назначения заместителем директора ГЦТК Юрия Шерлинга, из-за которого, по, словам артистов, в театре сложилась «нездоровая обстановка», обусловленная «угрозами увольнения» и «обвинениями в некомпетентности». ...
  • Ушел из жизни режиссер Башкирского театра оперы и балета Рустэм Галеев

    В воскресенье, 2 июня, в Уфе после продолжительной болезни скончался один из ведущих театральных деятелей Башкирии – режиссер Рустэм Галеев, ставший постановщиком многих прославленных спектаклей, в числе которых – «Севильский цирюльник», «Мадам Баттерфляй», «Любовный напиток», «Секрет любимых оперетт» и др. ...
Читайте также


Читайте также

  • Франко Дзеффирелли: «Моду на страдание изобрели русские»

    Франко Дзеффирелли, скончавшийся в ночь на 15 июня в Италии на 96-м году жизни, в 2008 году дал интервью «Театралу». В память о маэстро напомним этот материал читателям. – Вы считаете себя большим художником? – Человек, который думает о себе «я большой художник» – кретин. ...
  • «Бутусов дает почувствовать себя свободным»

    С актрисой Московского драматического театра им. Пушкина Александрой Урсуляк мы встречаемся поздно вечером, после спектакля «Гедда Габлер», когда монтировщики сцены разбирают декорации. – Александра, вы только что отыграли спектакль, на который, судя по всему, приходит довольно разнообразная публика. ...
  • Сергей Голомазов набирает актерский курс в Риге

    Экс-худрук Театра на Малой Бронной, режиссер Сергей Голомазов открывает в Латвийской академии культуры мастерскую и набирает актерский курс на базе Рижского русского театра им. Михаила Чехова, которым Сергей Анатольевич руководит с 1 октября 2018 года. ...
  • Владимир Словохотов: «Я решил собирать таланты по стране»

    Основатель и художественный руководитель Театра на Васильевском Владимир СЛОВОХОТОВ говорит: «Мы не завидуем чужим успехам, не впадаем в отчаяние от неудач. Мы еще можем позволить себе роскошь проб и ошибок». На этом методе построена вся история коллектива, которому в этом году исполняется 30 лет. ...
Читайте также