Быть в форме

«Шаткое равновесие» Э. Олби в Театре им. Маяковского (пер. В. Вульфа и А. Дорошевича), реж. С. Арцибашев

 
Сегодня модно придумывать новые жанры. Трагедии, комедии и драмы канули в Лету, уступив место «фарс-мажорам», «сновидениям» и прочим «галлюцинациям в двух частях с прологами и эпилогами». Жанр, который определил Сергей Арцибашев в драме Эдварда Олби, точно отражает суть и пьесы, и спектакля – «любовь и ошибки в двух актах». Здесь мало любви, поскольку далеко не все персонажи пьесы способны на это пылкое чувство. Зато слишком много ошибок – как прошлых, о которых вспоминают герои, так и настоящих, разворачивающихся перед нашими глазами. Впрочем, и грядущие ошибки тоже весьма ощутимы.
[%7663%]Агнесс (Е.Симонова) и Тоби (М.Филлипов) давно живут в разных комнатах и давно не спят в одной постели. У них взрослая дочь Джулия (З. Кайдановская), внезапно вернувшаяся домой, сбежав от очередного мужа. С ними живет младшая сестра Агнесс – одинокая пьянчужка Клэр (О.Прокофьева), когда-то страстно влюбленная в Тоби. И, наконец, к ним в дом неожиданно являются супруги Гарри (Е.Парамонов) и Эдна (Н.Бутырцева), сошедшие с ума от одиночества и страха, рожденного этим одиночеством. Друзья занимают одну из комнат и располагаются в доме, видимо, надолго, пугая хозяев своим безумным видом и требуя постоянного внимания и ухода. Жизнь семьи, и до этого не приносящая особых радостей, превращается в ад. Видимость семейного благополучия, иллюзия гармонии и взаимопонимания вдребезги разбиваются о чужой ужас. Чужая «чума» заполняет весь дом, стойко охраняемый железной волей Агнесс. Изгнание «чумы» становится для всех домочадцев навязчивой идеей, которая неожиданно и объединит их всех – давно ставших чужими друг другу. Бытовая драма переходит в драму абсурда, обнажая темные стороны души человеческой, и возвращая дыхание жизни в ее мертвые зоны. И вот уже и Агнесс не сдерживает слез, вспоминая об умершем сыне. И циничная Клэр со стоном бросается в объятия бывшего возлюбленного. И законченная эгоистка Джулия хватается за пистолет, отчаянно пытаясь защитить свою семью. В дом возвращаются чувства, в доме появляется надежда, попытка любви.

[%7662%]Все семейные драмы Олби – обманчиво натуралистичны, брутальны. В них пульсирует живая эмоция, приводящая в экстаз как актеров, так и зрителей. В них нет нужды играть «типовых» американцев – жевать жвачку, класть ноги на стол, громко рыгать и беспрестанно пить виски. Без выпивки, конечно, нельзя – выпить герои и героини Олби еще как любят. Но пьют они все, что и мы – водку, коньяк, пиво, джин и мартини. Их семьи так же, как и наши, подвержены коррозии, их личности так же разрушаются, в их шкафах прячутся те же скелеты. «Есть такое выражение – держаться в форме, – говорит Агнесс, – Я собираюсь держать эту семью в форме». Узнаваемая формула жизни, декларируемая многими, во имя удержания «шаткого равновесия», построенного на обмане и имитации. Никаких правд. Никаких выяснений.

[%7661%]Артисты Театра Маяковского, надо признать, находятся в блестящей форме. Статная, неувядающая, с прямой спиной Агнесс-Симонова зря ссылается на свой возраст – до пожилой дамы ей еще очень далеко (кстати, в том же театре Симонова великолепно играет девяностолетнюю старуху в пьесе того же Олби «Три высокие женщины»). Михаил Филлипов – редкий актер, к сожалению, недооцененный критиками и режиссерами. В его биографии мало больших ролей, но каждое его появление – событие. В «Шатком равновесии» его герой существует в режиме монологов – то внутренних, то открытых. Его красноречивое молчание наполнено настоящим страданием, а речь окрашена буйной «карамазовской» страстью. Молодая Зоя Кайдановская счастливо соединяет в своей актерской натуре природную женственность матери – Евгении Симоновой и взрывную резкость отца – Александра Кайдановского. И, в который раз, поражает широтой своего актерского диапазона Ольга Прокофьева, которой досталась, пожалуй, самая яркая роль в этой пьесе. Ее изящная тонконогая Клер давно живет в мире собственных фантазий, чем объясняется ее страсть к милым чудачествам (например, потребовать в магазине купальник «без верха» или сыграть на аккордеоне нелепую тирольскую песенку) и непомерная любовь к алкоголю («Я не алкоголик, я – пьяница!»). Прокофьева строит свою роль на полутонах, редко пользуясь своим завидным темпераментом, что окутывает образ Клер манкой загадочностью. Ее меткие реплики, всегда почти афоризмы, – точно попадают в цель. Она остроумна и невероятно жизнелюбива. Она вовремя разряжает обстановку, всегда безошибочно чувствуя – когда «вступить». Она защищена самоиронией и абсолютной внутренней свободой. И, наконец, она еще помнит, что такое «любовь».

Художник Иосиф Сумбаташвили выстроил на сцене путаный шаткий мир из подвешенных на толстых канатах досок, буквально иллюстрируя выражение «земля уходит из-под ног». У героев есть выбор – балансировать на неустойчивых подвесках, рискуя сломать себе шею, или спокойно и уверенно шагать по крепкому настилу, символизирующему «дом-крепость» с толстыми грубыми перекрытиями – бревнами. И то и другое одинаково опасно: в одном случае для тела, в другом – для души.


  • Нравится


Самое читаемое

  • В Грузии устроили протест против гастролей театра «У Никитских ворот»

    В Кутаиси вечером в  субботу, 19 октября, около двух десятков членов неправительственной организации вышли на акцию протеста, стихийно устроенную перед знанием Театра им. Месхишвили. Участники акции показали администрации кутаисского театра и московской труппе «красные карточки», заявив тем самым, что для них неприемлемо нахождение российского театра в Кутаиси. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Ленком» готовит премьеру последнего спектакля Марка Захарова

    Творческая команда «Ленкома» продолжает работу над спектаклем «Капкан» по произведениям Владимира Сорокина, который не успел закончить Марк Захаров. Первоначально премьера намечалась на 2 декабря. Эту дату дирекция «Ленкома» решила не менять. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Мы восстановили этот спектакль в память об Олег Табакове»

    В субботу, 19 октября, в Московском Губернском театре состоялась премьера по пьесе Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты» - спектакля Олега Табакова, восстановленного в память о нем Сергеем Безруковым и Аллой Решетниковой. ...
  • Путь грешного человека

    Юрий Бутусов в прошлом сезоне стал главным режиссером Театра им. Вахтангова, и первой его постановкой стал «Пер Гюнт» Генриха Ибсена. Заглавную роль сыграл Сергей Волков, перешедший на московскую сцену из Театра им. ...
  • Добро пожаловать к палачам

    Первым спектаклем Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре», сделанным после почти двухлетнего домашнего ареста режиссера, стал «Палачи» по пьесе Мартина МакДонаха. Логичный выбор материала предлагает зрителю поразмыслить на непопулярную, но важную тему. ...
  • В МХТ представят «Царя Федора Иоанновича»

    Трагедия Алексея Толстого «Царь Федор Иоаннович» временно возвращается на подмостки МХТ им. Чехова. Этим произведением 26 октября 1898 года открывался Московский Художественный Общедоступный театр, а сейчас, более века спустя, пьесу представят в рамках проекта «Память места», посвященного истории и традициям МХТ. ...
Читайте также