Ночь музея

Почему о театральном наследии заботятся только энтузиасты

 
О печальной судьбе таганрогского дома Фаины Раневской «Театрал» писал не раз. Причем обвинить чиновников в тотальной глухоте, казалось бы, нельзя – на все публикации журнала они откликнулись письмами: мол, для музея давно все готово, надо только подождать. Но прошел еще один год, а музея великой актрисы как не было, так и нет.
В подобном положении по всей стране находятся еще сотни «объектов культуры», которые могли бы стать крупными национальными музеями.

Забытая Фея


Например, звезда ленинградского балета Фея Балабина (на фото) покорила весь мир. Масштаб ее дарования зарубежная пресса ставила в один ряд с Агриппиной Вагановой и Галиной Улановой, питерцы и сегодня помнят ее феерическое исполнение Одетты-Одиллии в «Лебедином озере». Однако в родном для Балабиной городе Ростове-на-Дону вспоминать ее не хотят. Еще семь лет назад старинный дом, где прошло детство балерины, превратился в руины, а на фасаде (там, где висела мемориальная доска!) появился плакат: «Продажа». Аналогичным образом исчез в Саратове дом, в котором прошла юность Олега Янковского (остался только двор).

Причем от подобных «архитектурных чисток» страдают не только регионы, но и Москва. В начале 2000-х в историческом центре города был уничтожен целый ряд зданий, связанный с именами великих артистов. Например, во флигеле усадьбы Мещерских (Леонтьевский переулок, 2а) жил не только драматург Сумбатов-Южин, но и актриса Художественного театра Мария Лилина – будущая жена Станиславского. Кстати, именно здесь Константин Сергеевич сделал ей предложение. А в доме поэта Плещеева (Малая Дмитровка, 22) квартировала Гликерия Федотова (в XIX веке ее имя писалось на знамени Малого театра рядом с великой Ермоловой). Теперь на месте этих памятников возведены «элитные дома».

Экс-мэр Москвы Юрий Лужков прославился своей любовью к искусству (благодаря ему в столице появились новые театральные здания), однако к артистам минувших эпох он был настроен безжалостно. В 1997 году защитники памятников архитектуры не раз просили его спасти от сноса уникальный дом Кокошкина, расположенный на Никитском бульваре, 6. Дело в том, что в XIX веке здесь располагался музыкальный салон актрисы Малого театра Львовой-Синецкой, который посещали и Пушкин, и Грибоедов, и Крылов, и Гнедич, и Вяземский, и Аксаков. Но кроме того, здесь проходили репетиции с участием Щепкина и Мочалова. Фактически дом Кокошкина был последним жилым домом старой Москвы, связанным с именами этих великих актеров. Но все же его снесли, чтобы на этом месте… устроить стоянку.

«Обратитесь к экскурсоводам»


Разумеется, открыть музей в каждом доме невозможно. Однако гибель перечисленных памятников (они, между прочим, входили в экскурсионные маршруты) говорит о циничном отношении к театральному наследию.

Культурный фон, как известно, не восстанавливается. Его нужно сохранять и беречь. Этой мыслью российская власть любит щегольнуть в своих красивых речах. Однако сплошь и рядом встречаешь примеры, говорящие ровно о противоположном.

На своем сайте «Театрал» проводил опрос: какой из театральных музеев вы посещали хотя бы один раз в жизни? И оказалось, что никто из респондентов не был ни в квартирах Немировича-Данченко, Улановой, Плучека, ни в домах Ермоловой, Щепкина, Шаляпина… Причем это далеко не полный перечень мемориальных объектов. Но обвинять публику в духовной глухоте и невежестве было бы странно. Никто не заинтересуется этими экспозициями до тех пор, пока они не станут живыми и интерактивными, превратившись в полноценные центры современной культуры. И сделать их такими – задача государства.

Интерес к личности актера (каким бы великим он ни был) не рождается сам собой. Давно ли вы видели на нашем телевидении программы о Шаляпине или фильмы о Ермоловой? Рассказывают ли на уроках в школе о Станиславском, Немировиче-Данченко, Мейерхольде и Вахтангове?

Время вносит свои коррективы, отдаляя имена, которые еще вчера были у всех на слуху. Например, в 1950-е годы голос оперной дивы Большого театра Валерии Барсовой (на фото) звучал из каждого приемника. А когда певица приобрела в Сочи двухэтажный дом, чтобы летом давать в нем уроки, сюда потянулись люди со всей страны. И помимо рядовых учеников и поклонников творчества у нее гостили Уланова и Козловский, Утесов и Кабалевский, Биешу и Долуханова, Рубен Симонов и Целиковская… Сегодня дом Барсовой на том же месте (в нем расположен музей, собранный на редкость заботливыми руками).

Однако корреспондент «Театрала» битый час пытался выяснить у местных жителей адрес музея. Не смогла подсказать, как пройти к музею, и администратор гостиницы:

– Обратитесь к экскурсоводам. Они наверняка знают.

Впрочем, и в экскурсионном бюро, среди зазывной рекламы дельфинария и абхазских пещер, ничем помочь не смогли. Дом актрисы явно не входит в туристические маршруты.

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также


Читайте также

  • Директор театра Karlsson Hause Анна Павинская: «Мы любим риск»

    У репертуарного театра в России есть очевидное преимущество: здесь возможен риск. Например, не сложился спектакль, и постановку списали уже на генеральной репетиции. Но в частном театре, наверное, подобные риски недопустимы. ...
  • Артисты «Ленкома» попросили присвоить театру имя Марка Захарова

    Артисты «Ленкома» обратились к мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой присвоить театру имя Марка Захарова, который был художественным руководителем коллектива. «Сейчас подготовлено обращение от труппы театра, со всеми народными артистами и другими уважаемыми артистами, на имя Сергея Семеновича Собянина о том, чтобы назвать театр «Ленком Марка Захарова», – сказал ТАСС председатель комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям Евгений Герасимов. ...
  • Мосгорсуд отменил возврат дела «Седьмой студии» в прокуратуру

    Во вторник, 8 октября, Мосгорсуд признал незаконным возвращение в прокуратуру уголовного дела «Седьмой студии» и постановил вернуть дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе суда. Это решение принято по ходатайству прокуратуры. ...
  • В устав Большого театра внесли изменения

    Назначения и отставки в филиалах Большого театра будут согласовываться с Министерством культуры РФ. Об этом говорится в пояснительной записке к проекту постановления правительства РФ «О внесении изменений в устав федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный академический Большой театр России». ...
Читайте также