Двойной юбилей Валерия Гергиева

Поздравляют Любовь Казарновская, Денис Мацуев, Евгений Миронов

 
В 1783 году в Санкт-Петербурге на Карусельной площади по указу Екатерины II был построен Большой каменный театр, и площадь стала называться Театральной. Пожар не пощадил здание, и воздвигнутый в 1860-м новый театр в честь жены Александра II – Марии – был назван Мариинским. В этом году, если считать с момента постройки первого здания, театру исполняется 230 лет. Много позже, а именно в 1953 году, в Москве в семье Гергиевых  родился мальчик, которого назвали Валерий. Детство его прошло в Орджоникидзе, учился он в консерватории в Ленинграде. Ещё студентом завоевал 2-ю премию на конкурсе дирижёров в Берлине, но на стажировку к Герберту фон Караяну не поехал, вернее не пустили. После окончания Консерватории пришёл в Мариинский, тогда он назывался Кировский, да так там, и остался. Гергиев никогда не занимался только одним делом. Став в 88-м году главным дирижёром театра, он провёл первый фестиваль, посвящённый Мусоргскому. Потом в его жизни таких фестивалей будет много. Он дирижирует  во многих театрах, выступает на многих площадках. Может в один день дать два концерта не только в разных городах, но и в разных странах. Безграничная любовь к своему театру помогла ему, наконец, осуществить мечту – построить Мариинку-2. Он так энергичен, что в его юбилейную дату вериться с трудом, и всё же 2 мая у Валерия Абисаловича тройной праздник: 60-летие, 25-летие в должности главного дирижёра и открытие нового театра. 

Любовь Казарновская, певица:
- Я знаю Гергиева и как Валерия, и как Валерия Абисаловича. Хочу поздравить его и от себя лично, и как певица, с его человеческим юбилеем, с юбилеем на посту дирижёра – он 25 лет  руководит Мариинским театром. И еще одно большое событие и для Гергиева, и для театра – открытие Мариинки-2. Открытие второй сцены – это , конечно, его заслуга. Я люблю старую «Мариинку» –  тот Кировский замечательный театр, куда я приехала работать в 1986 году в Ленинград! Что это была за атмосфера, что за публика и, конечно, молодые дирижеры, которых поддерживал Темирканов – Колобов и Гергиев. Хорошо зная Валерия Абисаловича  и много с ним проработав, могу сказать, что он обладатель какой-то безумной, прямо нечеловеческой энергии. Я не знаю,  спит ли он, ест ли он, по-моему, эти понятия в его жизни отсутствуют. Его семья, мне кажется, его не видит. Она существует сама по себе, а он сам по себе. Этот человек – абсолютный трудоголик, погружённый в работу целиком  «от»  и «до». Результат на лицо. Мариинский – это театр, выпускающий безумное количество премьер, рекордное по числу на всей планете. Я с ним сделала много ролей, но особо хочу отметить «Саломею», которая была признана музыкальной сенсацией мирового масштаба и «удачей века».

- Любовь Юрьевна, а кто выбрал «Саломею» – вы или Гергиев?   
- Мы с Валерием Абисаловичем встретились в Нью-Йорке, и он мне сказал: «Люба я хочу с тобой делать «Саломею». Я замахала руками: «Нет, не смогу, это для «крупняков», как Биргит Нильсон!», – а он не отступает: «Я сейчас тебе дам одну запись». И принёс мне запись Терезы Стратас, где она поет тончайшими нюансами! До этого я на немецкий оперный репертуар не очень обращала внимание! У нас существует стереотип, что такие партии надо «кричать». На самом деле, это тончайшее музицирование, и, если ты понимаешь, то ты на коне. Музыкально я готовила эту роль в Метрополитен-опера с Вальтером Таусиком, который когда-то делал «Саломею» с самим автором, композитором  Рихардом Штраусом. Таусик меня предупредил: «Если вы будете кричать, я вас выгоню!». Я пообещала: «Нет, я кричать не буду». Он кивнул: «Тогда я буду с вами работать». Режиссёром спектакля была Джули Тэймор. Она создала шедевр международного класса.

- Много ли времени Валерий Абисалович уделяет репетициям?
- Если ему нравится, он будет репетировать. Если не очень нравится, он поручает ассистентам, концертмейстерам всю подготовку, а сам становится за пульт в последний момент! С «Саломеей» было так, что мы все, особенно я, понимая, что едем на родину Штрауса, работали как сумасшедшие, вот и результат – всех и вся!

И вообще, я благодарна Гергиеву за то, что он открыл для меня новое окно в репертуар, обратил мой взор в эту сторону, и я стала петь много музыки Рихарда Штрауса. Мне очень бы хотелось, чтобы на новой сцене, которую открывает Мариинский театр, побольше создавалось таких спектаклей, как «Саломея», который был признан мировым сообществом по всем статьям – режиссуре, музыке, исполнению – шедевром. Мне кажется – это мечта любого художника! По-моему, лучшее пожелание, которое только можно придумать – чтобы количество спектаклей, которое выпускает Валерий Гергиев, всегда равнялось качеству!

С юбилеем – творческих и человеческих свершений!

Денис Мацуев, пианист:
- Я позволю себе сказать, что Валерий Абисалович  для меня, как старший брат. Мы вместе работаем, гастролируем, записываем пластинки и просто общаемся как близкие друзья. Кировский театр всегда был на хорошем счету, но за те 25 лет, что Гергиев руководит им, Мариинский стал визитной карточкой русской культуры. Он выполняет огромный объём работы: творческой, организационной, менеджерской, но этого оказалось мало. Он взвалил на себя ещё и строительство Мариинки-2. По техническим возможностям этому  театру нет в мире равных.

2 мая мы будем отмечать 60-летие Гергиева, его 25-летие у руля Мариинского и открытие новой сцены театра. Это событие беспрецедентное, действительно, мировая сенсация. Трансляция в прямом эфире будет вестись на весь мир. Новый театр это личная заслуга Валерия Абисаловича. Не каждый в наше время открывает новый театр.

- Гергиев переиграл, наверное, весь мировой репертуар, что-то ещё осталось?
- Вы знаете, для нас втройне ответственнее и важнее исполнять не только популярные произведения, но и открывать для публики не особо игранные. Это своего рода миссия, потому что сейчас всё сужается в репертуарном плане. Выгоднее продать концерт Чайковского или Рахманинова, а ведь есть огромный репертуар. Только в этом году мы сыграли много новых произведений, таких как Четвертая симфония Шимановского, Второй концерт Щедрина. Записали на пластинку концерты Чайковского Первый и Второй, о котором мало кто знает. Публике нужно открывать неизведанные гениальные шедевры Петра Ильича, которые не исполняются. 

- Какой он на репетициях?
- Каждая репетиция Гергиева это - мастер-класс. Ты становишься соучастником чего-то абсолютно нового. Скажем, в Третьем концерте Рахманинова, который я играл сотни раз, появилась абсолютно другая интерпретация, не знакомая мне. Он даёт такие точные примеры, визуальные, театральные, литературные, что ты мгновенно проникаешь в этот образ. Это миф, что он  жёсткий диктатор. Да, он может быть резким, но в целом он очень добрый, отзывчивый и правдивый человек.

- Он часто дирижирует маленькой палочкой…
- Открою секрет: это не палочка, это зубочистка. Как правило, основные концерты он дирижирует вообще без палочки. Так, как дирижирует Гергиев, никто не дирижирует. У него своя уникальная манера. С непривычки сложно понять где первая, где вторая доля. Не понятно также, как он умудряется держать под контролем большой оркестр, хор, солистов, но он с первых же секунд завладевает теми, кто находится на сцене, и теми, что сидят в зале, и управляет ими легко, свободно. Это какой-то магнетизм. Он универсальный музыкант. Знаете, на западе существует мнение, что мы можем играть только русскую музыку. Он разрушил этот стереотип. Он играет любую музыку. Гергиев играл в Германии «Кольцо Нибелунга». Огромный цикл из четырех опер по пять часов. И это была сенсация. Он мега музыкант, космического масштаба.

- Денис, когда он дирижирует, плывущая по воздуху рука что означает?     
- Таким образом он хочет показать некое воздушное звучание. Он любит термин «воздушность». Особенно когда исполняется музыка Дебюсси, Равеля. Вообще любой его жест оправдан.  Он одним жестом может объяснить, как должно звучать, и музыканты его понимают. 

Евгений Миронов, актёр:
- Я очень ценю мои отношения с Валерием Абисаловичем, потому что имею счастье не только его слушать, когда в зале нахожусь, но ещё и общаться, а это огромный дополнительный бонус, потому что для меня это – открытие большого художника. Я не понимаю, до конца не могу понять, откуда он черпает столько энергии. Наше общение с ним обычно проходило после концерта до четырёх утра – в тот отрезок времени, когда он якобы свободен. Встаёт он очень рано, и у него начинается дальше тяжелейший день – с перелётами, концертами, репетициями. Все встречи с ним были очень, очень интересные. Я многому учился у него и продолжаю учиться, удивляться тому, как он воспринимает музыку, идеи творчества и само творчество в чистом виде.  

Несколько раз у нас не получался совместный концерт, но однажды мне посчастливилось - и на его предложение вместе поработать я с радостью согласился. Мы сделали вечер-концерт  «Египетские ночи» Прокофьева. Потрясающий оркестр Мариинского театра, Валерий Абисалович и мы с Чулпан Хаматовой. Я был Цезарем, она – Клеопатрой. Мы играли его три раза в Москве, Петербурге и в Зальцбурге на фестивале. Одно меня сильно напрягало: очень было мало репетиций. Я не привык так работать и, честно говоря, меня это злило. Я понимал, что дал слово, а значит, уже должен это делать, но я не понимал, каким образом мне ухватить за фалды Гергиева для того, чтобы он со мной порепетировал. Со мной и с Чулпан. Мы оба этого хотели, но всё было тщетно. Он ускользал, как рыба. Нет, он, может быть, и хотел репетировать с нами, но график был расписан так, что он ничего не мог поделать. В итоге в Зальцбурге он смог уделить нам внимание в 6 часов вечера, а в 7 уже был концерт. 

- И как вы себя чувствовали на концерте?
- Скажу вам честно, мне было очень страшно, я чувствовал, что не до конца готов. Там очень сложный текст, речитатив, и нужно попадать очень точно на определённый счёт. Репетиции у нас были с концертмейстером. На самом концерте оркестр играл в другом темпе. Поэтому все репетиции для меня «развалились» тут же, и страха появилось ещё больше. Но во время концерта, уж не знаю, как это получилось, Валера, его присутствие рядом, в метре от меня, каким-то волшебным образом меня успокоило. Я стал членом этой команды. Мы с Чулпан, не сговариваясь, поняли, когда нам вступать, не потому что он нам подсказал, а потому что это было единственно возможное место. То есть мы стали существовать с оркестром в одном ритме. Стали дышать, как одно целое. Произошло чудо, и за это чудо я Валерию Абисаловичу очень благодарен. Мне было страшно, но, в конце концов, я ощутил, что мы это сделали. Теперь-то я понимаю, каким образом он воздействует на своих музыкантов. Сам попал под его магию. Не знаю, будут ли ещё подобные предложения. Но если бы появились ещё предложения с его стороны, с удовольствием сделал бы это снова, но я бы…

- Попросили бы, чтобы он больше репетировал с вами?
- Нет, просить бесполезно. Я его обману. Я найду способ сделать так, что он приедет, думая, что будет концерт, а ,на самом деле, мы с Чулпан будем его ждать, закроем двери на ключ и всё. Я знаю, что у него 2 мая юбилей, что открывается новый театр, и опять он весь в работе. Я его очень уважаю, очень ценю и хочу пожелать ему только одного – чтобы он себя поберёг. Вот только не знаю, как это сделать, но делать обязательно нужно. Потому что даже у такого метеора, как он, безусловно, есть какой-то предел, несмотря на то, что он визуально не виден. Я за это беспокоюсь. Я бы очень хотел, чтобы и люди окружающие его: близкие, родные, друзья и помощники, которые рядом с ним находятся, его поберегли.            

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Куда ни глянь, везде одна глупость»

    Для переезда в историческое здание на Чистых прудах «Современник» готовит премьеру спектакля «Дюма» по пьесе Ивана Охлобыстина. Этот материал предложил для постановки Михаил Ефремов, который сам при этом выступит режиссером. ...
  • «Не всё что делается, мне понятно…»

    2019 год станет в России Годом театра. Практика этих посвящений нравится не всем, скептики есть всегда. Мне приходится довольно много летать, и в самолетах я слышу, помимо привычных слов о погоде и температуре за бортом: «Этот год указом президента Российской Федерации объявлен Годом кино», например. ...
  • «Роли находят меня быстрее, чем я их»

    Вечером в субботу, 27 октября, в Театре Пушкина состоится премьера Анатолия Шульева «Гедда Габлер». Классический сюжет Генрика Ибсена рассказывает о дочери генерала, жизнь которой резко изменилась со смертью отца. ...
  • Мария Ревякина: «Мы продали 4500 билетов за короткий срок»

    От чего зависит успех театра? От громких премьер? От оригинальности художественной программы? От наличия в труппе звездных имен? От удобного местоположения? Можно перечислить и множество других слагаемых, но есть еще один немаловажный аспект: любой спектакль, как творческий продукт, должен найти своего потребителя. ...
Читайте также