Марина Романовская, директор Витебского фестиваля современной хореографии

«На витебский конкурс современного танца рассчитывает весь бывший Советский Союз»

 
В белорусском городе Витебске, родине русского художественного авангарда, где жили и работали Марк Шагал, Казимир Малевич, Эль Лисицкий, уже 25 лет проходит фестиваль современной хореографии IFMC – International Festival of Modern Choreography. За эти годы IFMC действительно обрел статус легенды, приобщиться к которой - честь и для начинающих хореографов, и для признанных мастеров. В начале XX века Витебск стал творческой лабораторией для апробации авангардных идей - в 1920 году здесь была осуществлена новаторская постановка «Супрематического балета» Н.Коган, а в 1924 году выступила Айседора Дункан, что повлекло за собой открытие экспериментальных пластических студий. По мнению специалистов, IFMC во многом вдохновлен желанием возродить творческую энергию 1920-х, вдохнуть новую жизнь в авангардные традиции. О развитии IFMC рассказывает его главный мотор Марина Романовская, которая на протяжении лет занималась также детским конкурсом фестиваля «Славянский базар».
- Марина Геннадьевна, за те годы, что вы занимаетесь культурным менеджментом, как культурная политика Беларуси благоприятствовала развитию новых искусств?

- Главная тенденция – доля участия государства в культурных мероприятиях становится больше. Идею фестиваля, его программу и всё наполнение предлагаем мы. Государство определяет объем государственного бюджета на то или иное событие.

В первые годы существования фестиваля основные средства были спонсорские. Доля государства составляла не более пяти процентов. Сейчас т министерство культуры Беларуси, витебский горисполком автоматически ставит в план фестиваль современной хореографии на следующий год. Процесс согласования сумм всегда долгий, но то, что сегодня не надо никого убеждать, уговаривать,  это мое достижение и счастье, которое дорогого стоит.

- На независимость программы государственное участие не влияет? Формат устраивает все стороны?

- Для пространства эксперимента есть закрытый  конкурс. Надо понимать, что не всякая лаборатория сценична, кассова, интересна публике. Для творческого высказывания – закрытый конкурс. А для публике – вечерние показы проверенных хитов. Мэтр белорусского балета, многолетний председатель жюри IFMC  Анатолий Елизарьев однажды сказал: «Если вам есть что сказать, езжайте в Витебск, лучшего места вам не найти» - это было сказано о закрытом конкурсе. Гостевая программа всегда апробирована. На публику мы выносим участников шортлиста, лучшее.

Помимо фестиваля современной хореографии, который с годами стал нашим главным брендом,  мы делали конкурс молодых дизайнеров и фестиваль гитарной музыки «Менестрель» - им  мы встречали весну в Витебске в романтически украшенном веточками фрезии зале при свечах под гитарную музыку.
Витебск – город художников.  На базе витебского университета есть кафедра дизайна, на базе технологического университета – факультет художественной графики, поэтому концертный зал «Витебск» много лет участвовал в проведении конкурсных выставок работ студентов художественных факультетов. Этому проекту уже 20 лет,  и за эти годы он приобрел международный размах:  студенты ездят со своими работами в Польшу, Германию, Литву. Около 300 проектов мы вешаем в фойе концертного зала, награждаем в разных номинациях, от графики до мультимедиа, участникам показываем спектакли современной хореографии.

- Как было бы здорово, если бы дизайнеры с  худграфа  сочиняли костюмы для танцевальных спектаклей!

- Мысль эта не нова. На фестивале «Белая амфора» мне это удавалось. Например, после моего долгого путешествия по Америке, многочисленных перелетов  у нас была тема «Аэропорт» и наши витебские студенты отшили пермскому театру современного танца Евгения Панфилова костюмы стюардов и стюардесс. В них было разыграно и станцовано шоу открытия.

- Фестиваль – диалог поколений, место творческого развития и сохранения и утверждения традиций. Сложившийся за 25 лет канон IFMC – у каждого фестиваля складывается своя номенклатура имен, своя направленность, - мешает развитию нового? 

- Может быть, наш большой зрительский опыт – наш самый строгий судья. Сколько за 25 лет отсмотрено видеокассет, представляете? Сегодня часто бывает, что тела хорошо подготовлены, но смотреть неинтересно. Много хороших,  достойных работ. Но сегодня этого уже мало. Многие темы не раскрыты эмоционально – нынешние мэтры в начале своего пути работали в этом плане гораздо сильнее. Молодые хороши, но они не лучше… Проблема авторского высказывания и обнаружения таланта актуальна.  И дело не в наших стереотипах.

Юбилейный год задает настроение осознания – каков наш вклад в историю Витебска? Например: делать конкурс дальше или нет? Ответы на такие принципиальные вопросы даются очень тяжело, от них зависит стратегия дальнейшего развития.  Но поскольку компании шлют нам видео уже безо всякого объявления о приеме, веря в нас как в отборщиков,  мы понимаем, что на наш конкурс рассчитывает не только Беларусь, но и большая часть бывшего СССР, и Россия – такова наша география. Мы не можем всех этих людей взять и подвести.
И потому в следующую четверть века мы сознательно идем без  новой концепции.  Всегда в конкурсе окажется то, что поражает, удивляет - и хочется это показать. Есть и амбиция оторовать людей на несколько часов от телевизора, и дальше гарантировать им знакомство с самыми новыми вещами в мире современной хореографии. 

Конкурс и его «сливки» - это всегда срез сезона, и как же всегда нова творческая честность художника, его отчаянный поиск, как мы этим дорожим и, собственно, ради этого, длим фестиваль. География Витебска в этом смысле чрезвычайно азартна, задает тон быть мостом между Европой и Азией и отслеживать все интересное, происходящее на постсоветском пространстве. В этом вечном собирании очень подвижного чегодня паззла - наша культурная политика.

Сохранение конкурса нам никогда не даст заматереть. Конкурс - это всегда юность.  

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Татьяна Тарасова: «Главное в актерском труде - любопытство»

    На фестивале «Мир русского театра», который по инициативе «Театрала» прошел в июне в Берлине, педагог ГИТИСа Татьяна ТАРАСОВА провела актерские мастер-классы, адресованные русским артистам, которые уже не первый год работают за рубежом. ...
  • Параллельная Россия

    Идея формирования русскоязычного культурно-интеллектуального пространства носится в воздухе – нам вновь не хватает разнообразия и диапазона информации на родном языке. Изоляционизм – понятие метафизическое. Для того, чтобы отгородиться от мира, не обязательно строить стену или закрывать границы. ...
  • «Фестиваль нас объединяет»

    В заключительный день фестиваля «Мир русского театра», который проходил в Берлине с 8 по 12 июня, наша редакция устроила «круглый стол», предложив худрукам поделиться собственным опытом: как выживать театру в столь непростых условиях дальнего зарубежья. ...
  • Чем запомнился фестиваль «Мир русского театра»

    Камертоном «Мира русского театра» для меня стала беседа сидящих рядом в ожидании приглашения на посадку в самолет бабушки и внучки. Бабушка разговаривала с внучкой на смеси английского и русского: сколько days in а year? How many minutes в часе? Потом попросила внучку сбегать посмотреть на расписание. ...
Читайте также